ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Имя для Лис
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Любовь не помнит зла
Пересмешник
Холодные звезды
Чужая война
Жизнь по спирали. 7 способов изменить личную и профессиональную судьбу
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Эмма и Синий джинн

«Сегодня ровно в половине четвертого утра на улице Водопьянова произошел теракт. Ночной клуб „Носферату“ буквально взлетел на воздух как раз в тот момент, когда количество посетителей в нём было максимальным. Сила взрыва была настолько большой, что пострадали также окрестные дома: ударной волной в них полностью выбило все окна. Работники прокуратуры и ФСБ, приехавшие на место сразу после трагедии, не сомневаются, что причиной взрыва стал именно террористический акт. Владимир Путин уже выразил соболезнования семьям и родственникам погибших. Сегодняшний и завтрашний дни объявлены в стране как дни траура...»

Диерс расхохотался. Веселье его в этот вечер достигло своего апогея. Я сумрачно наблюдал, как вампир громогласно хохочет, пока тот не успокоился.

— Ты знаешь, что за клубом был «Носферату»? — спросил он.

— Знаю, — буркнул я. — Притон упырей.

— Притон, — фыркнув, повторил Диерс. — Штаб-квартира, а не притон! Главная база клана Оурос! Местожительство самых высокопоставленных вампиров Центральной России и стран Балтии, а так же Украины и Белоруссии! А знаешь, кто устроил там такой кавардак?

— Только не говори, что это ты, — попросил я, нисколько не догадываясь, кто мог взорвать штаб-квартиру самого, пожалуй, могущественного клана кровососов на земле. Боевики Оуроса — или просто оуросы, как принято звать — всегда отличались особенной агрессивностью и великолепной боевой подготовкой.

— Нет, не я, к сожалению, подкинул их до самых небес. Это сделал другой вампир.

Охотник снова рассмеялся.

— Ну, для меня не секрет, что не только оборотни с удовольствием мочат друг друга. Среди вас, упырей, тоже есть говнюки.

— Полно, — непринуждённо согласился Диерс. — Однако ты не понимаешь: «Носферату» вместе со Старейшиной клана Максимилианом и двумя сотнями вампиров развеял по ветру твой будущий, так сказать, соратник. По идее, именно тот дерзкий вампир с фантастическим запасом прочности должен возглавить Серый легион вампиров, всех проклятых homo vampyrus. Ты же рано или поздно возьмешь бразды правления над Серым легионом оборотней, также проклятых homo lupus. Теперь дошло? — При упоминании о моем «великом» предназначении я непроизвольно поморщился и ничего не ответил. Диерс шумно выдохнул, борясь с очередным порывом хохота. — Ладно, не забивай голову. Завтра утром я постараюсь прояснить ситуацию, узнать, что, блин, делать нам. А пока отдыхай.

На следующее утро Диерс, как и обещал, куда-то ушёл. Куда, не сказал, зато ясно дал понять, что мне и Насте ни под каким предлогом нельзя выходить на улицу. В частности, вампир мотивировал это тем, что оружие своё я утратил в Замке и теперь не вооружен. Действительно, из всего моего хлипкого арсенала не осталось ничего. Даже запасного комплекта одежды у меня теперь не было. Диерс, погрозив пальцем, вручил заряженный на максимум «Глок», который, вероятно, забрал из сейфа на прежней квартире. И, тем не менее, когда проснулась Настя, и мы позавтракали, я решил не сидеть в промозглой, холодной, грязной съемной квартире. Девочка целую неделю провела в этом гадюшнике, а ребенок должен жить в хороших условиях, не в «барачных». И бывать на свежем воздухе. Я по унылому виду из окна пятого этажа «хрущёвки» определил, что мы находимся где-то в окрестностях Завода цветных металлов и золота. То есть в Северо-Западном или Ульяновском районах. Глушь, что и говорить. Разбитые дороги, замусоренные дворы, обоссаные и обосраные подъезды, хмурые лица кругом, усеянный использованными инсулиновыми шприцами грязный снег, вывороченные с корнем детские качели-карусели, трупы давным-давно сгоревших деревянных хибар... Вот она, Россия. Великая, мля, и могучая. Вот то, чего так долго добивались чиновничьи задницы, широкие как срез баобаба, восседающие на мягких подушках кресел в Думе, Правительстве, всевозможных учреждений и инстанций как в советское, так и в постсоветское время. И чего, собственно, они так долго времени решали? Какие, мать их в печень, проблемы они все-таки ликвидировали? Чего добились, сахарные? Них... ничего они не добились, никаких проблем, реальных, настоящих проблем они не решили. Как пришло быдло и жлобьё к власти в семнадцатом году, так и сидит до сих пор, создавая вокруг себя видимость кипучей деятельности, а по-настоящему занимаясь лишь одним-единственным делом: присваиванием всего, что лежит. Плохо ли лежит, хорошо ли — жлобью посрать. Главное, чтобы денег стоило. И не выгнать теперь эту сволоту взашей, ведь впились они в свои мягкие кресла как вши в известное место. До того дошло, что совершенно в открытую воруют, «обувают» людей, испуская вокруг смрад и зловоние тысячелетней выгребной ямы.

С-свилоги, чтоб их... За окном — натуральные окрестности, но только не городские. Там, под слоем грязного снега на многие квадратные километры вокруг раскинулись подступы к Преисподней со всеми вытекающими. И не было б такого дерьма повсюду, кабы те-кто-рулят, кто призван всё это вычистить и превратить в достойную среду обитания, не были такой мразью. Завтракая, я слушал по радио выпуск новостей, в котором совершенно спокойно обсуждалось очередное повышение зарплаты чиновников. Притом не на пятнадцать-двадцать процентов, как обычно индексируется оклад врачей-учителей-бюджетников, а сразу в два-три раза, или на двести-триста процентов. Бедненькие, что уж говорить. Чем больше есть, тем больше хочется, как известно, вот «слуги народа» и решили, что живут бедно, «ниже среднего прожиточного минимума» получают, пресловутая потребительская корзина пустует... Мне, конечно же, глубоко до фени — пусть хоть весь российский финзапас себе присвоят. Чья б корова мычала. Но всё-таки мерзко становится на душе. И непонятно как-то, за что светлые ценят Срединный мир, точнее, его жителей. Ведь большинство — только дай в руки возможность повластвовать — тут же превращаются в дерьмо...

В Ульяновском районе окромя обшарпанных «хрущёвок», разбитых дорог и хмурых лиц находилось, к счастью, ещё кое-что. Это кое-что — городской зоопарк. Территория прекрасной дикой природы, отвоеванная у страшной, несравнимо более дикой природы городской. Туда-то я и решил сводить девочку, пока Диерс выясняет подробности сложившейся ситуации и предстоящих действий. Прежде всего пришлось позвонить по телефону (которым была-таки оборудована дрянная квартирка) в ближайший магазин и договориться о доставке одежды на дом. Отчего-то вампир купил магнитолу, но забыл снабдить меня одеждой.

В зоопарке по причине довольно раннего времени народу было немного. Купив два билета, я повел девочку мимо высоких просторных клеток с хищными птицами, мимо невысоких, но также просторных вольеров с медведями, крупными кошками, псовыми. Угрюмый взгляд лежащего на снегу белого волка пробежался по мне совершенно спокойно; вряд ли животное почувствовало некое «родство» со смотрящим на него человеком. Мы погрелись в закрытых павильонах, где на зиму разместились твари поменьше, затем через аквариумы и крокодильи бассейны вновь выбрались под зимнее небо. Лоси, олени, буйволы, лани и прочие парнокопытные без воодушевления жевали сено, демонстрируя посетителям, в основном, свои хвосты. Австралийские страусы, прекрасно переносящие холод, свысока поглядывали на нас, изгибая время от времени длинные шеи, чтобы почесаться где-то под крыльями. За ограждением соседнего вольера прохаживались верблюды: двугорбые и одногорбые. Не очень привычно (скорее — очень непривычно) наблюдать страусов и верблюдов в зимних декорациях, стереотипные образы этих животных непременно вызывают ассоциации с дюнами, барханами, пустыней и вечной жарой.

Верблюды Настеньке особенно понравились. Они прильнула как можно ближе к ограждению и во все глаза разглядывала маленького верблюжонка, трусящего рядом с, очевидно, своей мамой, которая совершала обход периметра. Я тоже какое-то время смотрел на животных, но внимание привлекли четыре человеческие фигуры, видимые сквозь прутья решетки. Фигуры приближались с противоположной стороны вольера и разбились на пары, когда стали огибать его с двух сторон. Я нахмурился. Взгляд через плечо сказал, что сзади тоже маячат подозрительные личности. Подозрительные, потому что похожие друг на друга как клоны одного субъекта. Взяв девочку за руку, я стал отходить от клетки с верблюдами и обдумывать, какие телодвижения можно в данный момент предпринять. Кольцо из восьми (стольких я уже успел сосчитать) посетителей в чёрных плащах сужалось, в центре был я и Настя. Нечего думать, что эти посетители пришли поглазеть на зверей зоопарка. Им нужен совершенно иной зверь...

69
{"b":"1140","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я говорил, что ты нужна мне?
Твоя лишь сегодня
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Разведенная жена, или Черный квадрат
Клинок из черной стали
Земля лишних. Побег
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
За них, без меня, против всех
Метро 2035: Питер. Война