ЛитМир - Электронная Библиотека

Я подозреваю, что Красников, будучи оборотнем, имел кличку Ванго. Почему я так думаю, объясню немного позже.

Сейчас же хочу рассказать, как мне жилось первое время. В принципе, ничего сильно не изменилось. Это вампиры начинают днем спать, ночью бдить, жаждать человеческой крови и пугаться солнечного света. В себе же я не чувствовал никаких физиологических отклонений и изменений. Единственное изменение, которое я заметил — это повышенная раздражительность. Я мог завестись буквально на пустом месте, постоянно психовал, злился, мне становилось всё сложнее удерживать себя в руках.

Помню, однажды я смотрел телевизор. Шел какой-то фильм, уже не помню его названия. Так вот, мне не понравилось, что показ постоянно прерывается идиотской рекламой. Существуют ведь определенные правила для телекомпаний, касающиеся рекламы. Ну там, эфирное время между рекламными блоками, продолжительность самих блоков, громкость и так далее. Правила хорошие и, на мой взгляд, справедливые. Беда только в том, что руководство большинства телекомпаний — эти ублюдочные жирные еврейские морды — так не думает. Короче говоря, мало того, что они урезали фильм, продолжительность которого — я точно знаю! — два часа, до одного часа сорока минут (то есть попросту выкинули двадцать минут), так их гребаная реклама, совершенно тупая и бездарная, выходила в эфир каждые одиннадцать минут! И шла семь минут! И за эти семь минут один и тот же дебильный рекламный ролик бездарных создателей, у которых в голове вместо мозгов микс из мочи и дерьма, мог повториться несколько раз! Вы понимаете, о чем я говорю? Понимаете? Я говорю о том, что эти суки обрезали фильм на двадцать минут, но при этом умудрились растянуть его показ почти на три часа, из которых ровно один час я потратил на просмотр фекального маразма!

В общем, я решил, что меня поимели в задницу. А так как я гетеросексуалист, меня подобный расклад, мягко говоря, не устроил. Я решил дозвониться до этой телекомпании и высказать всё, что думаю о ее хозяевах, о ее рекламных агентах и прочих имбецилах, зачисленных туда на работу. Однако, когда я поднялся с дивана, то в темноте не разглядел ножки журнального столика, больно пнул ее, не удержал равновесия и плашмя рухнул на этот самый столик. А его столешница, кстати сказать, выполнена из стекла. Такой большой стеклянный прямоугольник. И я, разнеся стекло вдребезги, провалился в стол!.. Я ушиб голову, поцарапал руку и ногу, но по счастью остался жив. Багровея от злости, снял трубку телефона и набрал номер справочной, однако пресный, бесцветный голос какой-то бабы ответил мне, что, мол, «ваша линия отключена за неуплату». При том, что я за телефон-то платил!

Для телевизора и телефонного аппарата вечер закончился плачевно, так как я запустил один в другой.

Вы спрашиваете, зачем я повышаю голос? Просто даже сейчас, вспоминая события древности, начинаю злиться.

Но я отклонился от темы. Итак, когда меня выписали из больницы (лежал я в ГКБ), начальство выделило мне месячный оплаченный отпуск в связи с ранением и психологической травмой. Первое время я не знал, чем заняться, и просто слонялся по городу, тратя отпускные.

Предпочитал гулять в светлое время суток и только по тем маршрутам, в безопасности которых более или менее уверен.

А ночью мне снились странные сны. Они приходили почти каждую ночь. Любой другой бы на моем месте назвал бы их кошмарами. Я же чувствовал, что это не просто сны, но сны-воспоминания. Воспоминания о событиях, в которых я лично не принимал, не мог принимать никакого участия. Мне снились античные города, непроходимые болотистые леса, средневековые замки. Снилось прошлое. А после пробуждения сохранялось устойчивое чувство, что это мое прошлое.

Я подозреваю, что вместе с укусом оборотня кроме проклятия переходит еще какая-то память. Память прошлых поколений вервольфов, которые жили до меня. Так что Ванго, подаривший мне проклятие, подарил и эти сны...

ГЛАВА II

Наша красота — подлая судьба,

Нас ещё погубит навсегда...

«Агата Кристи».

Отец Иридий, настоятель церкви в местечке Борэ, уже лег спать, отужинав, в своем маленьком домике рядом с церквушкой, когда в дверь постучали. По-старчески шаркая сандалиями, Иридий подошел к двери и отворил.

— Доброй ночи, господин, — поклонился невысокий худощавый юноша с копной рыжих волос на голове. — Вы извините ради Бога, что так поздно, просто мне негде переночевать, и я подумал...

— Я понял тебя, сын мой, — поклонился в ответ Иридий. — Пожалуйста, заходи. Я с удовольствием накормлю тебя и позволю провести ночь в моем доме.

— О, вы так добры, господин! — улыбнулся юноша, входя в дом.

— Прошу, называйте меня отец Иридий. Мне так, знаете ли, привычнее.

— Выходит, вы настоятель церкви, которая стоит рядом с этим домом? Мне вдвойне приятно, что я удостоился чести переночевать в доме святого отца!

Иридий, замахав руками, чуть смутился и попросил молодого человека пройти в трапезную. Затем он достал из одного кувшина несколько кукурузных лепешек, а из другого — крынку козьего молока.

— Чем богаты, как говорится, тем и рады, — извиняющимся голосом прокомментировал он. — Мяса в моем рационе не имеется.

— Да что вы, почтенный! — настала очередь юноши смущаться. — Я бесконечно благодарен и за то, что вы уже сделали для меня. Да храни вас Господь!

Наблюдая, как юноша ест, Иридий спросил:

— Позвольте узнать, как вас зовут, молодой человек.

— Мое имя Герман. Я родился во Фракии, но судьба занесла меня в окрестности Рима.

Иридий закивал, словно соглашаясь со словами гостя. Старик заметил, что Герман бессознательно пытается ненароком не показать нечто, находящееся на левом предплечье и сокрытое рукавом. Совершенно случайно, однако, старик заметил, что это было клеймо с надписью «Гивон», и сказал об этом юноше.

— Злые люди нарекли меня этим именем, дабы отлучить от Господа, — вмиг посуровел Герман. — Скорее всего, у них это получилось.

— Не говори так, молодой человек, — затряс седой головой Иридий. — Ни одна тварь Божья не способна отлучить другую от Всевышнего!

— Ваши слова Богу бы в руки, — вздохнул Герман. — Эти твари могут...

Когда поздний ужин был завершен, Иридий постелил гостю прямо в трапезной. На следующий день рано утром Герман попрощался с настоятелем, сердечно его поблагодарил за еду и ночлег, и, взмахнув напоследок рукой, пошел прочь по пыльной дороге.

Весь день отец Иридий провел в церкви, и не было ничего необычного. Однако вечером, когда зашло солнце, прискакал всадник и сообщил, что настоятель прихода в соседнем городке внезапно помер. Его необходимо было отпеть по всем правилам христианства, и ближайший священник жил именно в Борэ. Им оказался Иридий.

Погоревав и помолившись за упокоение души своего старого друга, отца Ламиуса, покойного настоятеля прихода Гуатэ, Иридий лег спать, чтобы на следующее утро отправиться в путь.

Ночью разразилась гроза. К рассвету она переросла в моросящий дождь, конца которому не предвиделось. Иридий позаимствовал у одного из прихожан колесницу и поехал в Гуатэ. Покрыв примерно треть пути и углубившись в густой лес, святой отец заметил лежащее в кустах человеческое тело. Подъехав поближе, он узнал в бедняге давешнего гостя Германа. Юноша лежал навзничь абсолютно голый, а в боку его зияла страшная рана. Иридий, причитая и крестясь, подбежал к Герману и определил, что тот еще жив, хотя едва дышит. Не раздумывая, святой отец взгромоздил обмякшее тело юноши на колесницу и поспешил немедленно вернуться в Борэ.

По прибытии он первым делом отвез раненого к лекарю, а после того как лекарь сделал все возможное для спасения жизни юноши, перевез Германа в свой дом.

К вечеру лицо юноши порозовело, а рана перестала кровоточить. Иридий, разбудив беднягу, напоил его горячим настоем целебных трав, которые дал лекарь.

7
{"b":"1140","o":1}