ЛитМир - Электронная Библиотека

Капитан подошел к распластанному телу вампира Диерса, поцокал языком. На всякий случай поднял «Узи» и швырнул одному из своих подчиненных. Николай пару минут анализировал собственное мироощущение, и каждая секунда провоцировала рост подозрений... Когда подозрение сформировалось окончательно, он мысленно ахнул. Но, тем не менее, не испугался. Лишь кивнул сам себе головой, словно говоря: пусть будет так, как должно быть.

Шорошко отдавал охотникам короткие приказы, и вскоре они разошлись по базе выполнять их. О трупах пока никто не беспокоился. Власевич обернулся, чтобы сказать об этом капитану, и сразу же в глаза бросился неестественный, слишком бледный цвет его лица. И глаза, глаза капитана были широкими, как река Волга в устье. Капитан смотрел куда-то в темноту. Туда, где лежали у пробитой во многих местах стены тела синеглазой девочки Насти Сергеевой и обманутого оборотня Винтэра, когда-то носившего только человеческое имя.

Николай перевел взгляд туда, где лежали тела двух человек. Туда, где должны лежать. И труп девочки, развороченный в бесформенный фарш, по-прежнему лежал на том месте, где его последний раз видел Николай.

А трупа Винтэра не было. Ибо труп не может стоять, пока ему не прикажет кто-нибудь из некромансеров. Винтэр же прекрасно обходился без их помощи. Оборотень, не смотря на многочисленные рваные раны каждая размером с кулак, прочно стоял на ногах. Лицо его было бледным, бледнее чем у вампира. А глаза... Николая передернуло, когда он заглянул в глаза бывшего друга: они обрели глубину космоса и ярко светились внутренним светом, но не красным, как у демонов, и не голубым, как у астеров. Они светились чистейшим золотым сиянием. Золотым был и струящийся из глаз призрачный туман...

Всё пришло позже. И боль, и тоска, и осознание утраты, и прочее. Позже. Намного позже. Много времени должно ещё пройти, чтобы до конца сознать свое положение, свое предназначение, свою силу. А в тот момент не было ничего.

Абсолютно непривычное ощущение.

Тела нет, но ты можешь его контролировать. Нет чувств, но тем не менее ты способен на анализ окружающей обстановки. Это похоже на погружение в виртуальную реальность, где взамен оставшегося «где-то рядом» реального тела тебе выдается смоделированное компьютером. Совершая определенные действия, ты способен добиться той или иной цели, решить ту или иную задачу, в чём преданно помогает новообретенное тело. Ты даже можешь почти ощущать его. Почти. Но всегда оно останется лишь этим самым «почти телом», виртуальным эрзацем, астральной проекцией.

Не тело ощущается, а скорее энергия. Очень много энергии. Так много, что возникает устойчивое ощущение пребывания сразу в сотнях мест...

Слух, именно слух, как мне показалось, принёс информацию. Я распознал её как песню. незнакомую песню. Затем скорее всего зрение снабдило просыпающийся после тысячелетней спячки разум образами: симпатичная японская мордашка. Рисованная мордашка. Анимэ.

Странно, разве я это уже когда-то видел?..

И слова песни. Кажется, они говорят о чем-то знакомом.

В душу дыши Шивы...

Песня о древнем боге индуизма. Шива — один из трёх верховных богов наравне с Брахмой и Вишну. Хозяин животных... Но разве Брахма, Вишну и Шива — боги? Мне кажется, БОГ если и есть, то в единственном числе. Хотя, что я знаю о его именах? Вполне вероятно, что ЕГО имена так же многочисленны, как имена его ВРАГА.

Чуешь, как красиво?..

В мозгу, которым я, кажется, больше не обладал, не имел права сказать, что это мой мозг, запульсировало с невероятной частотой одно только слово. Как у робота.

ВРАГВРАГВРАГВРАГВРАГВРАГ...

Зрительные органы перестроились на восприятие более близкой, чем серая японская мультяшка, картины. Я одновременно разглядел и месиво в ногах, оставшееся от живого существа, и двоих таращащихся на меня типов, и ещё один труп чуть подальше. Кажется, всех их я когда-то знал...

Если войдёт в жилы,
Будем ещё живы...

Знал. ЗНАЛ!!!

НАСТЯ!

Память пришла неожиданно. Я вспомнил, какой длинной дорогой шёл в Заброшенную Ветку. Где-то я шёл один, где-то меня сопровождали. Диерс, например, оказался не таким плохим парнем, каким пытался выглядеть. А эти двое... Один из них когда-то был моим другом. Да, именно был другом, ибо совершил предательство. Николай Власевич ныне стоит и сжимает что-то висящее на шее. А второй, этот мерзкий тип Шорошко, капитан Ордена Света, охотник со стажем и к тому же оборотень. Это он был у пулемета, когда погибла НАСТЯ. Он давил на спуск.

Цунами эмоций накрыла меня с головой. Даже сознание затмилось от такого шквала разнообразных чувств. Сколько там ярости — трудно сказать.

Много. Очень много.

Я схватил Шорошко за голову, но лишь мысленно. Трудно объяснить, как это так: мысленно схватил за голову. Трудно это понять. Но так на самом деле.

Капитан тоже схватился за свою голову и с воем повалился на мягкий пол. Я усилил хватку. Капитан завыл громче. Нет, теперь он ОРАЛ как свинья. И бился в конвульсиях. В следующее мгновение свершилось нечто вовсе уж из ряда вон выходящее: я одновременно самым натуральным образом оказался сразу в двух местах в двух ипостасях. Первая ипостась продолжала стоять у стены и гневно пылать золотыми глазами. Вторая ипостась отделилась от первой и в образе огромного серого зверя набросилась на корчащегося в агонии Шорошко. Зверь был размером с Герадо и такого же цвета, но глаза его полнились золотом. К тому же зверь был похож на призрак: прозрачный, молниеносный, размытый по воздуху. Я-зверь хоть и напоминал привидение, на физический мир мог воздействовать без ограничений. Поэтому, едва зубы вонзились в плоть капитана, я почувствовал на языке приторный вкус его крови. Несколько мгновений хватило мне, чтобы разорвать убийцу НАСТИ в клочья. С особым удовольствием я выгрыз его сердце.

Затем настал черед Николая. Кто он, меня теперь не интересовало. Я перевел взгляд на бывшего друга, и тот повалился с ног с диким желанием разорвать собственный череп. Я сжимал и разжимал его мозг, а Власевич скреб по голове ногтями, пока не содрал всю кожу с макушки, лба, затылка и висков. Воздействие на мозг оборотня усилилось, он посерел лицом, приобрел странный, смешной и ужасный одновременно вид не до конца трансформировавшегося зверя. Впрочем, сорванные ногти на пальцах сменились острыми и крепкими когтями черного цвета, и Николай скреб по окровавленному черепу, пока не вскрыл его. Несколько секунд оборотень в исступлении кромсал собственный мозг, разбрасывал в стороны комья серо-бурой субстанции, пока не затих навсегда.

Я же вновь стал един. Зверь с золотым глазами растворился во мне, а я растворился во мраке...

ЭПИЛОГ

Сколько лет пройдёт...

«Сплин».

Подходит к концу моя история. Вы, мне кажется, подустали слушать всю эту чушь, не так ли? Ну уж, не устали... Вот я рассказывать уже запарился, откровенно говоря. Ни разу в жизни не приходилось так много говорить в режиме монолога.

Что дальше было? Да ничего такого, собственно, больше и не было. Сами догадались, что сила Когтя передалась не Власевичу, другу-предателю, а мне. В тот момент, когда капитан Ордена расстрелял Настеньку буквально в моих руках. Так-то вот. Магия — она и есть магия, и понять её невозможно. По крайней мере, невозможно на сегодняшнем уровне развития мысли.

Когда я пробудился уже как обладатель силы, то сначала ничего не мог толком понять. Воспоминания отняли секунд десять-двадцать, и после их прихода я убил сначала Шорошко, а потом и Николая. Тоже ведь странно убил: одна часть меня неким образом воздействовала на их сознание, другая в образе волка могла рвать плоть... Потом я провалился чёрт знает куда, целую вечность барахтался в галлюцинациях и всякой абстрактной, ирреальной всячине, пока не обнаружил себя в странном месте. Описать его можно следующими словами:

75
{"b":"1140","o":1}