ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пирог из горького миндаля
Нетленный
Синий лабиринт
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Три нарушенные клятвы
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Игра в ложь
Спецназ князя Святослава
Цель. Процесс непрерывного совершенствования

– Куда мы едем? – спросила она.

– В сторону от гор, – просто ответил Фрейзер. Его пронизывающий взгляд заставил Кейт внутренне затрепетать, но потом он вновь отвернулся. В тусклом свете четко выделялся его профиль, сочетающий в себе утонченность и силу, при виде которого все внутри Кейт плясало от радости. Однако темные брови офицера были сурово сдвинуты.

– Мы едем по дороге Уэйда через Глен-Мор в Пертшир, – заметила Кейт. – Значит ли это, что мы направимся в Эдинбург прямо отсюда или поедем по проселочной дороге, ведущей на восток?

– Мы проедем весь Пертшир, а потом свернем на юго-восток в сторону Эдинбурга. Если погода позволит, мы сделаем только одну остановку, да и то по настоянию Макдональда. Лошади должны отдохнуть.

– Макдональда?

– Это мой друг и кузен. Джон Макдональд. Джек. Кейт кивнула.

– Стало быть, Макдональды – ваша родня?

– Да. Моя мать – урожденная Макдональд из Кеппока. Кейт удивленно заморгала.

– Но ведь все члены клана Кеппок – убежденные якобиты. А вы полковой офицер, и ваше имя Фрейзер. Какой же из Фрейзеров в вас преобладает – виг или горец?

Алек улыбнулся и махнул рукой.

– Всего понемногу. Кейт прищурилась.

– Капитан шотландского независимого полка, носящий шотландскую одежду, говорящий на очень плохом гэльском… Должно быть, вы родственник Фрейзера из Ловата.

– В самую точку, – удивленно подтвердил Алек.

– Я бы на вашем месте не слишком гордилась подобным родством. Симон Фрейзер из Ловата давно уже придерживается в этом споре определенных правил, когда не выдает полиции шотландцев, считавшихся его друзьями. А теперь, говорят, он отказывается признавать Якова законным королем Шотландии.

– А вы неплохо информированы, – откликнулся Алек, складывая руки на груди.

– Ловат хорошо известен как горцам, так и жителям низменности. Он начал первые независимые компании, чтобы организовать несколько отрядов шотландского дозора. Только вот потом он передал бразды правления британцам. Ловату нужно назначить на должность офицеров своих преданных родственников, только тогда он сможет вернуть себе власть.

– Он любит деньги, и его вполне устраивает его нынешнее положение, когда не нужно больше надзирать за отрядами, – ответил Алек.

– И теперь вы надзираете за одним из отрядов вместо него? Алек покачал головой.

– Отец купил мне офицерский чин, когда я был гораздо моложе, а Ловат сделал меня капитаном в одном из своих отрядов, носящем название «Черный патруль»…

– Я о нем слышала, – перебила Кейт, – Стало быть, вы в руках у Ловата! Вы тоже, как и он, мечетесь из стороны в сторону, чтобы защитить себя?

– Я тверд, как скала, – отозвался Алек, – в том, что касается моих убеждений.

– Не стану с этим спорить, – пробормотала Кейт, а потом нахмурилась, потому что смех мужчины заставил ее взволнованно затрепетать. – И все же я не могу доверять такому оборотню, как вы, хоть в ваших жилах и течет шотландская кровь.

– Я не оборотень. А вы упорно стремитесь забыть, как мы… наслаждались дружеской встречей? – тихо спросил мужчина.

– Только вот закончилась она совсем не по-дружески. И… – решительно добавила девушка, – подобного больше никогда не повторится.

– Решено, – немного помолчав, ответил Алек. Наверное, Кейт должна была почувствовать облегчение, но холодная волна разочарования окатила ее. Отвернувшись, она некоторое время смотрела в окно, а потом вновь взглянула на капитана.

– Когда мы приедем в город, вы отвезете меня в Тол бут или в замок Эдинбург?

Откинувшись на сиденье, Алек взглянул на девушку.

– Не терпится снова оказаться в тюрьме? Кейт подняла руки и потрясла цепями.

– Я предпочла бы освободиться вот от этого. И вы можете мне помочь.

– Если я сниму с вас наручники, вы выпрыгнете из экипажа и сбежите.

– А что, интересная идея, – протянула Кейт. – Но нет, спасибо, моя спина, руки и ноги до сих пор болят после обходительности обитателей замка Инверлохи.

– За это можете поблагодарить полковника Гранта. Знаете что, – Алек сунул руку в сумку, – пообещайте мне кое-что, тогда и поторгуемся.

– В обмен на мое ожерелье? – спросила Кейт. Вместо ответа Алек достал из сумки маленький железный ключик и, зажав его в пальцах, покачал перед носом девушки.

– Обещаю вести себя хорошо! – выпалила та.

– Я рассчитывал на доверительную беседу. Начнем с того, что вы назовете свое имя.

– Кейт.

– Ну-ну. Ваше полное имя. – Алек подкинул ключик и снова поймал его.

– Кэтрин.

– Прекрасно, но так мы не сторгуемся, мисс Кэтрин. Или мне стоит называть вас Кэти Хелл?

– Можете называть меня мисс Хелл, – натянуто ответила Кейт.

Алек рассмеялся: Кейт не ожидала этого, как не предвидела и своей реакции на смех мужчины. Она готова была слушать его снова и снова.

– Мисс Хелл, – задумчиво повторил Алек. – Что же это за клан? Макхеллион? И много вас таких, амазонок-якобитов, похищающих документы, пускающих вход пистолеты и яд, использующих женские чары, чтобы обвести вокруг пальца ничего не подозревающих офицеров?

Кейт гордо вздернула подбородок, не зная, что ответить. Нет смысла отрицать, что она и есть Кэти Хелл. Фрейзер и Грант уже выяснили, что прачка, вдова, старая повитуха, молодая женщина, разыскивающая своего брата, – кем только она не была за последний год! – все это Кэти Хелл. Часть ее секрета раскрыта, но Фрейзер знает о ней гораздо больше, чем любой другой мужчина.

Он не только коснулся ее тела и завоевал маленькую частичку ее сердца. Прошлой весной он видел ее в Сент-Джеймском дворце. Его показаний, если он решит дать таковые, хватит, чтобы повесить ее как шпионку. Ведь он мог сказать, что видел ее не только в военном лагере, но и во дворце короля. А если он узнает ее имя, то арестует всех ее родственников.

– Кейт, – повторил Алек, так и не дождавшись ответа.

Но Кейт продолжала молчать, наблюдая за расстилающимися за окном пейзажами. Дождевые тучи рассеялись. Сквозь резные кроны деревьев блеснула река. Экипаж пронесся через дорогу, и Кейт слегка приподнялась на сиденье. Цепи на се руках звякнули.

– Эти наручники, должно быть, причиняют вам большое неудобство, – произнес Фрейзер. Кейт лишь пожала плечами. Цепи были невероятно тяжелыми и натирали запястья. – Зачем вы пришли в мою палатку? – спросил капитан. – Что вы хотели найти среди документов? – Его взгляд словно прожигал насквозь.

Лишнее слово, сказанное ею, могло стать приговором для Кейт и ее родных. Да, этот человек отнесся к ней по-доброму, но она не могла доверять ему.

– Чего вы пытались добиться, соблазнив меня? Хотя я, конечно, не против, – добавил Алек.

– Что? – Кейт удивленно заморгала и взглянула на собеседника. – Соблазнить вас? Я ничего подобного не делала.

– Забыли? – Мужчина слегка наклонился, коснувшись плеча девушки и пробудив в ее теле волнующий трепет. – Если мне не изменяет память, мы занимались с вами любовью. Или чем-то вроде этого. Я прекрасно помню, – сказал Алек, придвигаясь ближе и переходя на шепот, – что мы зашли дальше простых поцелуев.

– А я ничего такого не припоминаю, – ответила Кейт, вздергивая подбородок.

– В самом деле? Мне вовсе не хочется показаться грубым, мисс Кэти… Кэтрин… или как вас там зовут, но лучше сказать правду. Мы оба знаем, что произошло. Наверное, вы даже больше, чем я.

– Хотите правды? Тогда потрудитесь вспомнить, что это вы соблазнили меня! – возмутилась девушка. – Я собиралась как можно скорее покинуть вашу палатку. – Она снова отвернулась, чувствуя, как колотится в груди сердце.

Кейт не могла произнести этого вслух, но в ту ночь они поменялись ролями. Кэти Хелл забыла обо всем и пала жертвой поцелуев и прикосновений этого мужчины. Та роковая ошибка стоила ей свободы.

– Обольстил вас? Дорогая моя, да я с трудом держался на ногах, после того как вы подсыпали что-то в мой чай. Но я помню почти все. Нет-нет, не отводите глаза. Если верить молве, вы вовсе не недотрога. А я не имею обыкновения укладывать в свою постель прачек… впрочем, как и придворных дам. – Фрейзер насмешливо вскинул бровь.

18
{"b":"11400","o":1}