ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пересудам не всегда можно верить. – Кейт с вызовом вздернула подбородок. – А вы не страдаете избытком благородства.

– Это ведь вы были при дворе в марте, не так ли? Сердце Кейт едва не выпрыгнуло из груди.

– Я не понимаю, о чем вы…

– Возможно, скоро вы вспомните. – Алек протянул руку, и на его ладони сверкнул ключ. – Рано или поздно, – пробормотан мужчина, – вы заговорите, Кейт, чтобы обрести свободу. Я имею в виду не цепи, а полную свободу.

Кейт покачала головой и опустила глаза.

– Я не могу.

– Значит, вы что-то знаете. Скажите мне, – тихо продолжал Алек. – Я выслушаю вас. И обещаю не использовать это против вас. – Его тихому голосу трудно было противостоять.

– Я вам не доверяю. – Кейт понимала, что это безумие, но ей очень хотелось довериться ему. Забыть бы обо всем и броситься к нему, вновь ощутив его объятия. Но она никак не могла ухватить суть происходящего. Фрейзер арестовал ее. Кейт не знала, чего именно он от нее хочет. И все же она чувствовала себя рядом с ним в безопасности.

Алек спрятал ключ в нагрудный карман и теперь выжидательно смотрел на Кейт. Девушка вздохнула.

– Наверное, вы считаете меня распутницей, но это не так. Более того, я не преступница, место которой за решеткой. – Кейт потрясла цепями. – И вы могли бы снять с меня это здесь, в экипаже. Большего я не прошу.

– Я бы сделал это, если бы доверял вам. – Алек откинулся на спинку сиденья. – Лучше поспите. Ехать еще долго.

– Пожалуйста, – попросила Кейт. – У меня очень болят руки.

Фрейзер слегка наклонил голову. Скорее непринужденно, чем высокомерно. Ему и самому все это не нравилось.

– Скажите мне хоть слово правды, Кейт.

– Правда в том, что вы злобное животное.

– Похоже, вашему языку не помешает немного мыла. – Он закрыл глаза, как если бы собрался спать.

Кейт вздохнула:

– Чем еще я могу поторговать, кроме своего имени?

– Вы в самом деле хотите получить ответ? – Фрейзер приоткрыл один глаз.

Кейт поняла, что он имел в виду. Она не удивилась, ведь ее репутация была хорошо известна. Вспомнив глубокие и сладкие поцелуи, Кейт посмотрела на его губы и руки. Вспыхнув до корней волос, она порадовалась тому, что в экипаже был полумрак.

– Ну хорошо. Меня зовут Мэри Кэтрин. Большего я вам сказать не могу. Пожалуйста, поймите. Слишком многое будет поставлено на карту.

– Ну хоть что-то. – Алек вытащил из кармана ключ. Кейт подняла руки.

– Хотя бы ослабьте наручники.

– Они из железа, и их нельзя ослабить, моя дорогая. Наручники можно либо снять, либо оставить.

– Тогда снимите. Пожалуйста, – добавила девушка. «Дорогая». При звуке этого слова внутри ее что-то оборвалось. Оно пробило брешь в ее решимости. На глаза навернулись слезы, но Кейт сдержалась.

А капитан играл ключом.

– Зачем вы приходили в мою палатку? – Сменить белье, – ответила Кейт.

– Что вы знаете про испанское оружие?

Кейт едва не вскрикнула. Если она хоть как-то намекнет, что она, ее родные и Иен Камерон искали это оружие, а Фрейзер узнает ее имя, все, за что боролись ее братья, пойдет прахом. Их всех арестуют, а может, даже… казнят. Вот если бы капитан сохранил в тайне полученную информацию… Но даже сама мысль об этом казалась абсурдной.

– Испанское оружие? – Кейт пожала плечами. – Оно очень дорогое, ведь его привозят из Испании. Это все, что мне известно.

– Испанское оружие, – произнес Алек, – сотни мушкетов, а может, и больше, было спрятано якобитами десять лет назад. Но недавно его нашли. Я думал, вы знаете, где находится тайник.

– Если его недавно нашли, почему вы спрашиваете о нем меня?

Он вздохнул, а потом накрыл руку Кейт своей ладонью. Прикосновение теплом кожи поразило ее. Повернув ключ, Фрейзер снял с рук девушки наручники и сложил их вместе с цепями на пол.

– Спасибо. – Кейт помассировала растертые запястья. – Почему вы…

– Вы своим колдовством заставили меня сделать это, – угрюмо отозвался Алек. – Но позже я снова надену их на вас. Вы еще многое можете рассказать, Мэри-Кэти-Кэтрин. Я не отпущу вас. – Он говорил очень чувственно, а звук его голоса обволакивал Кейт утонченной лаской.

– Никогда? – с бешено бьющимся сердцем спросила девушка.

– Ну, до тех пор пока лорд адвокат не решит, что с вами дальше делать, – ответил Фрейзер, махнув рукой.

Вздохнув, Кейт уселась в углу и прижалась лбом к оконному стеклу. Она наблюдала за быстро меняющейся местностью за окном, убаюкиваемая слегка покачивающимся экипажем. Затем снова взглянула на Фрейзера. Он расслабился, вытянул ноги, сложил руки на груди и погрузился в мысли.

Кейт разглядывала его широкие плечи, мощную грудь, крепкие ноги и руки. Если капитан заснет, у нее появится шанс сбежать.

Но как? Хватит ли у нее смелости или безумства выпрыгнуть из двери, как предположил Фрейзер? Такую возможность исключать не стоило. Лучше уж рискнуть, нежели предстать перед судом и попасть в тюрьму.

Внезапно Кейт ощутила себя совершенно разбитой. О побеге можно подумать позже. Она закрыла глаза, не в силах думать ни об испанском оружии, ни о находящихся в опасности друзьях и родных. Ей также хотелось выбросить из головы сидящего рядом мужчину, хотя она постоянно мыслями возвращалась к нему.

Вскоре она погрузилась в сон.

Глава 9

Алек протянул руку и поправил неловко упавшую на плечо голову спящей Кейт. Он помедлил, слегка коснувшись пальцами щеки девушки. Ее кожа была необыкновенно мягкой, а черты лица показались ему изящными в лунном свете. Алек прекрасно осознавал свое влечение к этой девушке и понимал, какие проблемы могут из-за этого возникнуть у них обоих. Он уже старался избегать глубоких чувств и сильных привязанностей.

Однажды он отдал свое сердце, и это привело к предательству, а потом к трагедии. Вряд ли подобное повторится, ведь у него не было больше ни брата, ни возлюбленной. И все же Алек боялся снова испытать былую боль.

Искушение велико, но он не должен лелеять нежных чувств к этой девушке. Не потому, что она арестованная, а может, даже шпионка. Он понимал, что мог бы испытывать к ней сильные чувства, любить ее, прачка она или принцесса из сказки. И это пугало его.

Стараясь привести мысли в порядок, Алек закрыл глаза, но заснуть не удалось. Сунув руку в карман, он достал небольшой толстый пакет, который еще раньше передал ему Джек. Очередное послание от тети. Он еще не успел прочитать его, хотя и догадывался, о чем в нем говорится.

Он пакета исходил сладкий запах, который и почуяла Кейт, когда прижалась к нему. Не подобает мужчине распространять вокруг себя аромат шоколада.

Алек развязал бечевку и развернул несколько слоев коричневой бумаги. Внутри находилось письмо, обернутое вокруг свертка из провощенной бумаги. Когда Алек раскрыл сверток, в нос ему ударил сильный приторно-сладкий аромат. Рот его тут же наполнился слюной, но темный бесформенный комок, упавший на его ладонь, мог отбить аппетит у кого угодно.

Помяв комок в пальцах, Алек сморщился, завернул его в бумагу и отложил в сторону. Письмо также источало запах какао. Алек узнал витиеватый, но очень ровный почерк тети Юфимии.

«Мой дорогой Александр!

Посылаю тебе последний образец шоколада, приготовленного Уолтером. Он очень на этом настаивал. Попробуй эту гадость, если осмелишься. Твой дядя говорит, что это лучшее из того, что он придумал в последнее время. Твои лестные отзывы о последнем рецепте лишь подбодрили его. Если бы ты сказал ему, что шоколад отвратителен и пахнет тухлыми яйцами, как это сделала я, он пощадил бы нас и прекратил свои глупые опыты.

Рози считает, что его последний рецепт был неплох, а вот Лили на целый день слегла с головной болью, отведав лишь кусочек. У нас с ней очень нежные желудки. Дейзи не разрешили попробовать шоколад, хотя Уолтер непременно угостил бы ее, не приди я бедной девочке на помощь. Я сказала ему, что не следует давать шоколад детям…»

19
{"b":"11400","o":1}