ЛитМир - Электронная Библиотека

– Минутку. – Алек подошел к сумке, оставленной им ранее на полу, и вытащил из нее наручники с цепью.

– Только не это, – настороженно произнесла девушка, пятясь назад.

– Вам не составит труда сбежать, когда мы спустимся вниз – двинулся к девушке.

Она сделала еще один шаг назад.

– Но вы же не думаете, что я спущусь вниз, закованная в кандалы, как преступница.

– Послушайте, – негромко произнес Алек, подходя к девушке, прижавшейся спиной к двери. – Вы ведь и есть государственная преступница. Разве забыли?

– Здесь я миссис Фрейзер. Ведь так вы меня представили. Вы же не можете вести свою жену вниз, закованную в цепи.

– Не могу, дружелюбно ответил Алек. – Но ведь на самом деле вы мне не жена. – Взяв правую руку Кейт, он надел на ее запястье наручник.

Девушка сердито наблюдала, как Алек защелкнул замок, а потом надел на свою левую руку другой наручник. После этого он убрал ключ в карман.

Алек взял сумку, чтобы замаскировать соединявшую их цепь. Он вовсе не собирался унижать Кейт. – Просто не хотел, чтобы она сбежала. Он взял девушку за руку, и цепь повисла между ними.

– Разделим ношу, – сказал Алек.

– Мне не нужно что-либо делить с вами. Снимите наручники!

Капитан крепко сцепил свои пальцы с пальцами Кейт.

– Скажите, зачем вы пришли в мою палатку, кто вас послал и свое полное имя?

– Я принесла чистое белье. Меня послала прачка, – прошипела Кейт, наклоняясь ближе и негодующе глядя на Фрейзера. – И вы знаете мое имя… или то, что вам нужно знать.

– Я собираюсь насладиться совместным ужином. Мэри Кэтрин, – сказал Алек. – А наша постель будет очень удобной. – С этими словами он загремел цепью, понимая, что немного поколебал решимость своей пленницы.

– Как только вы уснете, я вытащу у вас ключ.

– Кейт, моя дорогая, – терпеливо произнес Алек, берясь за ручку двери. – Я буду настороже. Сейчас я проголодался и намерен спуститься вниз. А это означает, что вы пойдете со мной.

Кейт возмущенно фыркнула, но последовала за ним.

Глава 12

Подперев щеку свободной рукой, Кейт наблюдала затем, как Алек доедал ее мясо, покончив со своим. Вторую руку, прикованную к Алеку, Кейт держала под столом. Она подумала, о том, что ее спутник совсем не утратил аппетита. Казалось, ничто не могло вывести этого внешне холодного и невозмутимого мужчину из равновесия.

Кейт поела совсем немного, хотя обычно она не страдала от отсутствия аппетита. Наблюдая за Алеком из-под сдвинутых бровей, она спокойно отказалась, когда он предложил ей последний ломоть намазанного маслом ржаного хлеба, и теперь молча ждала, пока он доест то, что осталось. Затем Алек сделал большой глоток эля из высокой оловянной кружки. Казалось, его нимало не беспокоил тот факт, что его левая рука лежит под столом, закованная в наручники.

Кейт по привычке дотронулась до шеи, тоскуя без прохладного прикосновения маленького кулона, вселяющего в нее уверенность. Она была убеждена, что ее родные посоветовали бы ей очаровать надсмотрщика и сбежать. Но ведь они всегда больше верили в ее способности, чем она сама. Без магического талисмана обворожить капитана Фрейзера не так-то просто. Кейт всегда говорили, и она сама ощущала, что маленький гладкий кристалл действительно обладает волшебной силой.

Кроме того, сегодня вечером она чувствовала себя скорее обиженной, нежели привлекательной. Если бы она включила свой дар, подобно фитилю лампы, или помахала кулоном перед самым его носом, даже превратись она вдруг в фею, капитан Фрейзер вряд ли бы это заметил. Уравновешенный Александр был непоколебим, не поддавался воздействию и выводил из себя.

На него совсем не производили впечатления взгляды Кейт, от которых приходили в смятение другие мужчины. Он не вздыхал, не смотрел на нее телячьими глазами, цветисто восхваляя ее прелести. Более того, он не шел навстречу, о чем бы она ни просила. Внезапно Кейт поняла, что с капитаном Фрейзером ей не стоит полагаться на свой магический дар.

Девушка сама не могла поверить в то, что с ней творилось. Ведь это она с обожанием смотрела на Фрейзера. Это ей на ум приходили поэтические сравнения. Кейт не могла налюбоваться его глазами, голубыми, словно полуденное небо, каштановыми волосами со светлыми, словно залитыми солнечными лучами, прядями, его статной, как у античного бога, фигурой. Это она таяла, когда Фрейзер смотрел на нее.

Кейт недоумевала. Мужчина, показавший, насколько бережным и нежным может быть с ней, теперь казался совершенно равнодушным и даже раздраженным.

И все же его отношение отчасти привнесло в жизнь Кейт свежую струю. Рядом с ней находился мужчина, чьи поступки она была не в состоянии предсказать и которого не могла подчинить себе. Он бросал ей вызов своей невозмутимостью. Кейт не было скучно рядом с капитаном Фрейзером. Она обнаружила, что магия не всегда одерживает верх. Алек избавил ее от постоянного давления собственного чудодейственного дара.

Она знала только то, что необузданная, соблазнительная девица Кэти Хелл не имеет ничего общего с Кейт Маккарран, обладающей недюжинной силой духа и взрывным темпераментом, но предпочитающей вести тихую, безмятежную жизнь.

Кейт никогда не любила своих врожденных способностей. Зачастую ей были неприятны мужчины, павшие жертвами ее очарования. Кейт боялась, что никогда не сможет встретить того, кто достоин любви и уважения.

Фрейзер отличался от всех известных ей мужчин. Он привлекал Кейт не только своей мужественностью, красотой и умом, но и железной волей и невероятно твердым характером. По иронии судьбы она не была свободна, чтобы позволить расти своему интересу к нему. Более того, она должна сбежать от него.

Она сидела рядом с Фрейзером на деревянной скамье и рассматривала его. Их руки, скованные наручниками, лежали под столом, прикрытые широкими складками пледа Кейт.

Капитан Фрейзер заинтриговал ее тогда, во дворце. Но Кейт не влюбилась в него. Магия могла усилить чувства, но не породить их. Несмотря на его обаяние и ее привлекательность, на ошеломляющую страсть, которую она испытала в объятиях этого мужчины, капитан Фрейзер оставался офицером, а Кейт заключенной. Ее интерес к нему не принес бы им обоим ничего, кроме проблем. Алек поднял глаза.

– Что такое? – спросил он с набитым хлебом ртом. – Вы виг или якобит? – поинтересовалась Кейт. Сбитый с толку Алек проглотил еду.

– Не считаю целесообразным отвечать на подобные вопросы. Но вы-то, полагаю, якобит?

Кейт округлила глаза:

– Едва ли вы захотите услышать ответ.

– Тогда держите его при себе. Здесь слишком много таких, кто не разделяет вашей страсти к шевалье де Сент-Джорджу, – еле слышно произнес Алек, назвав прозвище короля Якова. – У вас не слишком хороший аппетит, – добавил он, глядя на поднос девушки.

Кейт подняла руку под пледом, на которой был наручник, и, стараясь не греметь, потрясла цепью.

– Ах, значит, это вам мешает? Ну ничего, недолго осталось.

– А что, если Джек Макдональд не вернется? Если он в беде?

– Он может сам о себе позаботиться. Я хорошо его знаю и верю ему. Мои родители подобрали его, когда он, потеряв мать и отца, слонялся по улицам Эдинбурга, чтобы найти хоть какую-то работу. Он отыскал наш дом, и экипаж моего отца едва не сбил его. Даже если бы Джек не был родственником моей матери, отец все равно чувствовал бы себя ответственным за него.

Кейт наклонила голову.

– Вы выросли в Эдинбурге?

– Отчасти. Все лето мы проводили в Глен-Мор близ Инвернеса. Мои родители, брат и сестры, – пояснил Алек.

– А где они теперь? В Глен-Мор?

– В Килберни-Хаус? Нет. Почти все они умерли. Мои родители – от лихорадки семь лет назад, а со дня гибели брата не прошло еще и года. Сестра живет в Килберни с мужем.

– Значит, теперь вы землевладелец?

– Да. Но мне редко выпадает возможность съездить в Килберни. Сестра и зять ведут хозяйство вместо меня. У них есть дети, а Килберни – прекрасное место для малышей. А откуда родом вы? – как бы случайно поинтересовался Алек.

26
{"b":"11400","o":1}