ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно в его сознании, одурманенном страстью, возникло то ли воспоминание, то ли сон – он уже любил ее вот так. Алек вспомнил это сладкое ощущение, наслаждение и чувство невероятности происходящего. Теперь он мог упиваться каждым дюймом тела Кейт. Только на этот раз его голова была ясной, а намерения предельно понятными. И все же это было безумие, наваждение. Алек понимал, что не должен обращаться так с Кейт, хотя та откровенно поощряла его.

Тяжело дыша, он остановился, а потом заставил себя оторваться от прекрасного жаркого тела. Прижав руки к груди и закрыв глаза, он боролся со своим влечением. Вправе ли он допустить близость с этой девушкой?

Алек осуществлял надзор за Кейт и обеспечивал ее безопасность. Он не мог обращаться с ней как со случайной женщиной. Ведь она уже так много значила для него! Алек откатился в сторону и сел, упершись спиной в стену.

– Извините, Кейт, – прохрипел он.

Кейт молча лежала на кровати и настороженно смотрела на Алека широко открытыми глазами. Ее губы припухли и покраснели от поцелуев. Потом она села, натянула сорочку на колени и уткнулась головой в сложенные на коленях руки.

Алек вспомнил, что она так же вот сидела в тюремной камере и выглядела при этом совершенно несчастной. Он дотронулся до ее руки, но девушка отшатнулась и ударила его.

– Оставьте меня, – сказала она.

– Кейт, это несправедливо, – еле слышно отозвался Алек.

– Знаю. Вы считаете меня распутницей и не хотите иметь со мной ничего общего. – Голос девушки звучал приглушенно.

– Это не так. – Проведя рукой по волосам, Алек вздохнул. – Мы не должны этого делать. Я несу за вас ответственность.

– О! – почти прорыдала она, махнув рукой и не поднимая головы. – Вы обязаны следовать приказам, разумеется, избегать вверенной вам девицы. – Кейт подняла на Алека красные от слез глаза.

– Я не могу воспользоваться вашим положением, – беспомощно пояснил он. Алек никогда не умел красиво говорить и ни перед кем не обнажал своих чувств. Он попытался дотронуться до Кейт, но та снова ударила его по руке. – Я вовсе не хотел обидеть вас или оскорбить… – пробормотал Алек.

– Оставьте меня в покое. Я устала. Мне нужна отдельная комната. Пожалуйста. – Кейт свесила ноги с кровати и встала, подняв платье, нижние юбки, корсет и шаль.

Но несчастное выражение ее лица не обмануло Алека. Он увидел, что Кейт приняла какое-то решение, прихватив с собой красное платье Джин. Алек с трудом сдержал улыбку, сочтя это чисто женское поведение обезоруживающим. Если бы он забрал одежду в спешке, то не заметил бы, что именно оказалось у него под рукой, да ему это было бы и не важно.

Кейт натянула сорочку Джини поверх своей собственной и надела чистую нижнюю юбку, в то время как Алек ошеломленно и зачарованно наблюдал за тем, как легко Кейт справилась с лентами на корсаже – он-то думал, они должны быть на спине – и как быстро разобралась с красным платьем. Его фасон несколько озадачил Алека. Оно расширялось книзу и кверху, а в талии было узким и напоминало по форме песочные часы. Кейт надела платье, как пальто, запахнув его на талии, и застегнула так, что из-под него стали видны нижние юбки и сорочка. Алек наблюдал, и его тело невольно отзывалось на подобное зрелище.

Кейт прошагала к двери, но Алек вскочил с кровати и преградил ей путь, хотя девушка уже взялась за ручку.

– Мне нужно взаймы несколько монет, чтобы оплатить отдельную комнату.

Алек взял девушку за запястье.

– Вы останетесь здесь, Кейт. Девушка попыталась вырваться.

– И забудем о том, что произошло?

– Я ничего такого не хотел. Простите меня. – Он привалился плечом к двери, все еще не выпуская запястья Кейт.

Именно здесь все началось всего несколько минут назад, и его тело все еще пульсировало от желания. «Осторожнее», – приказал себе Алек.

– Я вовсе не считаю вас распутной и хочу еще раз извиниться, если мое поведение свидетельствовало об обратном. И все же вы должны остаться со мной.

Кейт попыталась вырвать руку, но Алек не отпускал.

– Как долго?

«Навсегда», – подсказал внутренний голос.

– До тех пор, пока я не передам вас судье. Кейт в очередной раз попыталась вырваться.

– Я ухожу, – сказала она.

– Тогда извините. – Оттащив девушку от двери, Алек усадил ее на кровать. Он крепко держал ее одной рукой, а другой достал наручники и, забыв в порыве ярости о том, что произошло несколькими минутами ранее, защелкнул металлический браслет на хрупком запястье, а потом повернул ключ. – Мне очень жаль. Простите.

– Нет, – прошептала Кейт и зарыдала.

Алек надел вторую половину наручника на свою руку, как уже делал это прежде, защелкнул его и убрал ключ в поясную сумку.

– Так будет лучше. Спокойнее.

– Для кого? – Голос девушки был обволакивающе теплым, сладким и земным.

– Для меня. Вы оказались слишком большой проблемой, мисс Мэри Кэтрин Как-вас-там. – Слова прозвучали резко, но во взгляде затаилась грусть.

Девушка смотрела на Алека. Взбешенная, растрепанная, с покрасневшими главами и шмыгающим носом. Такая ранимая и прекрасная, восхитительно желанная. Не сирена, не сказочная принцесса, а обычная девушка, которая очень подходила ему сердцем, умом и телом. Она была нужна Алеку, и это всколыхнувшееся в душе чувство невероятно растрогало его.

Из горла Кейт вырвалось последнее рыдание, разрывавшее Алеку сердце. Девушка взглянула на сидящего рядом с ней мужчину.

– Не смотрите на меня так, – произнес он. – Пожалуйста. Ложитесь. Нам обоим нужно отдохнуть. – Алек слегка подтолкнул ее. – Вы можете спать у стены, а я расположусь на противоположной стороне.

– Таким образом вы сразу почувствуете, если я надумаю сбежать.

– Совершенно верно. – Алек жестом приказал девушке лечь. Кейт отползла к стене и легла на бок. Алек немного задержался, чтобы привернуть фитилек лампы. Дым витиеватой струйкой поднялся вверх и растаял в темноте.

Алек вытянул ноги, и матрас застонал под тяжестью его тела. Кейт свернулась клубочком на боку, вынудив его вытянуть руку – цепьоказалась слишком короткой. Голова Алека покоилась на единственной приплюснутой подушке, но от этого ему не стало удобнее. Тусклый свет луны, пробивающийся сквозь оконное стекло, освещал фигурку лежащей рядом девушки.

– Если вы подвинетесь ближе и ляжете на спину, нам обоим будет гораздо удобнее.

– Я люблю спать на боку и всегда делаю так дома.

– И где же он? – еле слышно спросил Алек.

– Кроме того, – продолжала Кейт, словно не слыша вопроса, – я не хочу лежать рядом с вами. Это не должно случиться, забыли?

– Кейт! – вздохнул. – Просто устройтесь поудобнее.

– Мне лучше уйти отсюда. Кто знает, что может произойти в темноте?

– Послушайте, примите мои извинения, и инцидент будет исчерпан, – с некоторым раздражением произнес Алек. Он сложил руки, и цепь натянулась. – Нам придется лечь рядом, так как цепь слишком коротка. И, кроме того, вы государственная преступница. Это так, небольшое напоминание на случай, если вы забыли.

– Это у вас плохо с памятью, – пробормотала Кейт.

– Но сейчас я хорошо помню, кто вы такая. Вы очень ценная заключенная.

– Ценная для кого?

– Для меня, – тихо ответил Алек. – И я не могу потерять вас. – Слова эхом повисли в воздухе, помимо воли Алека обретя еще одно значение. Или же виной всему было непонятное и неоспоримо острое желание быть рядом с этой девушкой?

– Мне нужно на свободу, – прошептала Кейт. – И я не хочу, чтобы мне… причиняли боль. Только и всего, Алек.

Звук его собственного имени болью отозвался в сердце капитана.

– Я хотел бы того же самого, окажись я на вашем месте. И я могу дать вам свободу, если вы кое-что мне расскажете.

Кейт слегка приподнялась на локте.

– Вы можете меня освободить? Но как я могу что-то обещать, не имея никаких гарантий?

– Ведь я ваш единственный шанс, – ответил Алек. Кейт прищурила глаза.

– Но вы же выполняете приказ.

31
{"b":"11400","o":1}