ЛитМир - Электронная Библиотека

Но долгожданный час так и не настал, потому что отца арестовали за подготовку мятежа вместе с Макферсоном из Кинноула и главой клана Камеронов. Отцу Кейт повезло, его всего лишь сослали во Францию, в то время как его друга Макферсона казнили, а Камерона посадили в тюрьму. Кейт несколько лет провела во Франции и Фландрии, где училась при монастыре. Но учеба там не пришлась ей по вкусу, и она вернулась в Шотландию вместе с братом Робертом. Их отец умер в ссылке. Сестра Кейт Софи, прекрасно чувствовавшая себя в монастыре, осталась в Бельгии в городе Брюгге, а их мать вторично вышла замуж во Франции.

Софи вернулась в Шотландию несколько месяцев назад. Но, несмотря на то, что трое сирот воссоединились, а Софи встретила настоящую любовь и вышла замуж за сына казненного лорда Кинноула, Кейт знала, что жизнь в Данкриффе уже не будет той, что прежде.

Кейт вновь ощутила непреодолимое желание оказаться дома. Она яростно повернула вилку, отчаянно стремясь поскорее очутиться на пути к дому. Она была не в силах перенести ограничения свободы, как не могла оставаться вдали от семьи.

Обнадеживающий Щелчок – собачка внутри замка повернулась и отпустила дужку. Кейт подхватила упавшую щеколду, положила гнутую вилку на стол, приоткрыла дверь и выскользнула наружу.

В лицо ей пахнул свежий, прохладный ночной воздух. Покидая комнату, Кейт прихватила с собой плед и теперь закуталась в него, благодарная за его тепло и за то, что он помог ей пересечь внутренний двор незамеченной. Кейт разглядела бледную полоску вымощенной камнями дороги, проходящей мимо постоялого двора и исчезающей в холмах. Но она не пошла по дороге. Она миновала ее и направилась к диким, поросшим вереском утесам. Туда, где она родилась и выросла.

Она больше недели провела в тюрьме, и теперь сладковатый воздух горной Шотландии придал ей силы и очистил ее. Кейт бежала по поросшей вереском земле до тех пор, пока мощенная камнями дорога не осталась далеко позади. Она запыхалась и ощутила себя частью этой прекрасной страны, сотворенной из земли и воздуха.

Девушка подумала об Алеке Фрейзере. Вот он просыпается и обнаруживает, что она убежала. Но не чистая радость от удачного бегства охватила ее. Она не могла отделаться от ощущения тоски и потери. Многие годы она не верила, что найдет мужчину, который ее полюбит и кого сможет полюбить она. А теперь ей казалось, что, сбежав, она, возможно, упустила единственный шанс обрести настоящую любовь.

Кейт напомнила себе, что капитан Фрейзер слишком чтил приказы и правила, так что лучше забыть об этом приключении раз и навсегда.

Она бежала на запад в сторону долины Глен-Карран, лежавшей в нескольких милях отсюда, но казавшейся такой близкой. Кейт знала, что к вечеру или к утру следующего Дня она будет дома.

Глава 16

Стоя в темноте посреди двора, Алек еле слышно выругался. Без коня он вряд ли настигнет беглянку, без сомнения, прекрасно знающую местность. Даже если бы у него была лошадь, Алеку пришлось бы двигаться медленно по труднопроходимой скалистой местности.

Кроме того, он не знал, в каком направлении ушла Кейт. Чертыхнувшись, Алек принялся вглядываться в темноту. Холодный ночной ветер трепал его волосы и развевал полы кителя. И все же он никого не увидел на холмах, простирающихся за дорогой. Кейт убежала. Но куда?

Маленькая дикарка все-таки одурманила его во сне. Но Алек поймает ее. И ей больше не удастся его одурачить. Лихорадочное напряжение и последовавшее за ним облегчение были ошеломляющими, полными чувственной силы. Но, похоже, это не склонило Кейт к тому, чтобы согласиться с желаниями своего надсмотрщика.

Дьявол! Алек направился к конюшне, чтобы разбудить спящего конюха. За то, чтобы поскорее оседлать коня, парень получил сумму, в три раза большую, чем полагалось за подобного рода услуги. Через несколько минут Фрейзер уже садился на отличную гнедую кобылу. Лошадь легким галопом выбежала со двора.

Остановившись посреди вымощенной булыжником дороги, Алек прислушался к звукам, доносимым ветром, – журчанию воды и голосам ночных птиц. Разглядывая проступающие в темноте горы, Алек не знал, в какую сторону направиться. Он закрыл глаза и представил, как Кейт пробирается горными тропами. Она родилась в горах и принадлежала верному якобитам клану, хотя Алек еще не знал, какому именно.

Да. Она пойдет на запад, даже, скорее, на северо-запад, к Северному нагорью. Это была всего лишь догадка, но, возможно, верная.

Алек развернул лошадь и направился в сторону от дороги. Во всем, что касалось Кэти Хелл, его сердце знало то, чего не мог понять разум.

Вскоре над вершинами гор забрезжил бледный серебристый рассвет, и Алек смог наконец рассмотреть расстилающуюся перед ним местность – скалы, бурлящие между ними речушки и ручейки и простирающиеся в отдалении горы. Алек отъехал от постоялого двора не слишком далеко – всего несколько миль – и вскоре заметил Кейт, взбирающуюся по склону холма.

В лучах рассвета он увидел копну золотистых волос и похожую на колокол алую юбку. Шумно вздохнув, Алек тронул поводья. Вскоре он остановился у подножия холма, привязал лошадь к дереву, а потом пошел вверх по склону быстро и уверенно.

Кейт медленно поднималась, очевидно, устав от ходьбы. Алек же проскакал половину пути верхом, сэкономив силы. К тому же он родился в долине Глен-Мор и провел всю юность в горах, поэтому, как и Кейт, знал, как нужно взбираться по склону.

Подойдя ближе, Алек начал внимательно выбирать дорогу. Склон был неровным и каменистым, а ноги путались в зарослях вереска и утесника. Вдруг Кейт обернулась и увидела его. Девушка побежала что есть силы. Ее золотистые волосы развевались на ветру, напоминая своим блеском восход солнца, а платье горело, подобно маяку на вершине холма. Алек поспешил за ней, стремительно сокращая расстояние, – ведь его ноги были длиннее и сильнее – и вскоре нагнал Кейт.

Он схватил девушку за руку. Кейт принялась гневно и нетерпеливо вырываться, но споткнулась, и Алек, упав на колени, вместе с ней опустился на землю, поросшую вереском. Поймав беглянку, он перекатился на спину вместе с ней, а потом убедился, что она не поцарапалась. Он крепко держал Кейт, не оставляя ей ни малейшего шанса вырваться.

И все же девушка вывернулась и поползла вверх. Но Алек успел схватить ее за подол платья, потом за лодыжку, за талию и потянул к себе.

Кейт извивалась, словно разъяренная выдра, и Алеку пришлось навалиться на нее всем телом, чтобы утихомирить ее. Капитан замычал от боли, когда острый локоть девушки вонзился ему в живот, но все же ему удалось сломить сопротивление упрямицы. Он прижал Кейт спиной к поросшей вереском земле, а коленями сжал ее бедра.

Глаза Кейт горели яростью. Она продолжала отчаянно извиваться. При иных обстоятельствах ее телодвижения показались бы Алеку соблазнительными, но сейчас он захлебнулся от возмущения.

– Успокойтесь! – тяжело дыша и прижимая руки Кейт к земле, прорычал он.

Кейт предприняла очередную попытку освободиться:

– Вы с ума сошли? Слезьте с меня…

– Успокойтесь. Я не причиню вам вреда. – Алек уперся руками в землю рядом с плечами Кейт, лишая ее возможности увернуться от него. – Неужели вы думаете, я стал преследовать вас ради того, что мог бы получить от любой другой женщины? Вы, конечно, лакомый кусочек, но я не настолько подвержен вашему легендарному очарованию, чтобы пасть так низко, – бросил Алек. Он сел на пятки, удерживая Кейт под собой.

Глаза девушки полыхали гневом, дыхание сбилось, а грудь тяжело вздымалась. Она что-то сердито проворчала на родном языке – отнюдь не комплимент – и попыталась высвободить руку, рванувшись вверх, но Алек перехватил ее запястье.

– Где только вы научились таким манерам? – хладнокровно сказал он и поднялся на ноги, увлекая Кейт за собой. – Идемте.

– Я никуда с вами не пойду. – Кейт отряхнула юбку.

– Значит, вы предпочитаете спать в вереске? Прошлой ночью вы ясно дали понять, где хотите спать. – Алек потащил девушку за собой, а когда та споткнулась, поддержал ее за локоть. – У меня нет никакого желания гоняться ночью по холмам за испорченными молодыми леди.

34
{"b":"11400","o":1}