ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но уже рассвет. – Казалось, Кейт была намерена противоречить Алеку буквально во всем. – Мне нужно идти домой. Только и всего.

– Скажите, где ваш дом, и мы отправимся туда вместе. У меня есть кое-какие вопросы к вашим родственникам.

– Не стоит беспокоить их. Их совсем не интересуют дела вигов.

Алек раздраженно фыркнул.

– Моя лошадь ждет у подножия холма. Так что, домой? – спросил он плетущуюся за ним девушку. – Должно быть, это чудесное место, раз вы так туда стремитесь.

– Место и впрямь дивное, только я не скажу, как его найти.

– Моя дорогая Кэти, ваше упрямство сослужит вам плохую службу. Подумайте, как все может обернуться, если вы откажетесь назвать свое полное имя лорду адвокату.

– Мы оба избежим многих неприятностей, если я прямо сейчас отправлюсь домой.

– Вы сделаете это ради меня? Или лишь потому, что вам все это безразлично?

– Только оставьте меня здесь. Я знаю эти холмы…

– О, значит, вы живете где-то поблизости. – Алек повел девушку к лошади. – Если вы хотите защитить других, мой вам совет – не старайтесь быть святой и не жертвуйте чем бы то ни было. Ваши старания не будут вознаграждены.

– Я ничем не жертвовала. Это удел моей сестры. Она всегда сначала думает о других, и зачастую в ущерб собственным интересам. Я не такая.

– Я вижу, – протянул Алек. – А если она не обладает к тому же таким диким нравом, как у вас, ее стоит причислить к лику святых.

Алеку показалось, что Кейт засмеялась.

– Мой брат часто называет ее Святая София. Она очень терпеливая и снисходительная, хотя может и проявить характер, когда захочет. Однажды ее похитили повстанцы, и ей пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы защищаться. А сейчас она замужем за тем самым человеком, который ее похитил.

– Да он храбрец, – проворчал Алек. – Осторожнее.

– Моя сестра самоотверженная и верная. Но и я тоже преданная. Именно поэтому я должна возвратиться домой. Если вы настоящий горец, то поймете меня.

– Иногда значение преданности переоценивают. Я лишился близкого мне человека, потому что был слишком преданным. – Алек сам не знал, зачем сказал это.

– Что вы имеете в виду? – спросила Кейт. Алек вздохнул.

– Несколько лет назад я потерял свою возлюбленную, когда учился в Лидене. Я хотел, чтобы она была счастлива, и, уезжая, сам посоветовал ей обрести то, что ей действительно нужно. Она решила, что ей необходим мой брат, а меня она ждать не может.

Кейт остановилась и посмотрела на Алека.

– О! Мне так жаль.

– Да ничего, – пробормотан Алек. – Думаю, у нее были причины поступить так, а не иначе.

– Должно быть, вам было тяжело навещать их.

– Тогда – да. Но теперь… их обоих больше нет. Брат умер несколько месяцев назад от полученной на дуэли раны, а его жена… скончалась во время родов два года назад, Теперь я опекун трех маленьких племянниц.

– Они живут в вашем доме в Эдинбурге?

– Да.

– Мне хотелось бы с ними познакомиться. Алек удивленно взглянул на девушку.

– Вот как? Ведь вам так не терпелось отделаться от меня.

– Если мне не удастся от вас улизнуть и придется ехать в Эдинбург, то я предпочитаю познакомиться с вашими племянницами, нежели предстать перед лордом адвокатом, – рассудила Кейт.

– Прекрасно вас понимаю. Но вы в любом случае встретитесь с лордом адвокатом. Потому что он мой дядя.

Замедлив шаг, Кейт посмотрела на Алека.

– Он тоже Фрейзер?

– Нет. И, тем не менее, он мой дядя.

– В таком случае мне не о чем волноваться. Почему вы не сказали об этом раньше?

– Думаете, я смогу выторговать вам свободу, только потому, что лорд адвокат – мой родственник? Вряд ли. Хотя вы можете опробовать на нем свое легендарное очарование… при условии, что ослепленному вашей красотой старику не придется преследовать вас по улицам Эдинбурга.

– Оставлю это вам, – буркнула Кейт.

– Но я сомневаюсь, что кто-либо сможет обворожить моего дядю, – задумчиво протянул Алек. – У него очень дурной характер. Так что желаю вам удачи.

Кейт что-то тихо пробормотала на родном наречии и зашагала вперед. Алек последовал за ней, крепко держа за руку.

– Послушайте, – процедил он сквозь зубы. – Я думаю, что не такая уж вы неотразимая соблазнительница, как о вас говорят. Я бы сказал, что вы просто избалованная и пресыщенная молодая леди, думающая только о себе.

– Откуда вы знаете, что я не думаю о других? – горячо возразила Кейт. – И с чего вы взяли, что я не делаю этого сейчас? Разве оказалась бы я в таком расчудесном положении, если бы не заботилась о других? Никогда!

Алек тихо засмеялся. В речи. Кейт время от времени проявлялся свойственный жителям горной Шотландии акцент.

– И впрямь удивительное положение, – произнес Алек. – И мы оба в нем находимся. Я спрашиваю вас о родственниках не потому, что хочу причинить им вред. А для того, чтобы помочь.

– Разве такое возможно?

– Мне совершенно ясно, что вы преданы своим родственникам-якобитам, хотя они послали вас за необходимой информацией прямо в пасть льва. Только вот что они сделали для вас?

– Они не трусы! – взорвалась Кейт. – Они верны своему клану и законному королю!

– Сборище мятежников, и все – представители одного клана, не так ли? А вы, часом, не Макдональд? Моя мать принадлежала к этому роду. А может, Макдугал? Их преданность не знает границ, когда речь идет о короне Шотландии и свергнутом короле.

– Я не Макдугал, хотя и уважаю их позицию. Но если в вас течет кровь Макдональдов из Кеппока, почему вы носите красный мундир?

– Мы ведь обсуждаем ваших родственников, а не моих. Вы вполне можете принадлежать клану Макгрегор, – продолжал Алек, – раз отказываетесь назвать свое имя. Этот клан объявлен вне закона, а мисс Кейт предпочитает оставаться безымянной. Гм, – произнес Алек, задумчиво поглаживая подбородок и украдкой бросая взгляд на Кейт.

– Ошибаетесь, но я не могу не признать, что у меня есть родственники, в чьих жилах течет кровь Макгрегоров.

– Мне нравится эта игра, только я уже начал терять терпение. Может быть, мне стоит называть вас мисс Румпельштильцхен[1], когда мы прибудем в Эдинбург?

Кейт засмеялась – настоящая услада для слуха.

– Я читала эту сказку на немецком языке, но не принадлежу к ганноверской династии. В Шотландии можете меня называть мисс Уиппити-Стаури. Это еще одна сказка об именах[2].

– Няня часто рассказывала мне ее. Насчет волшебства я согласен, но вы определенно не гном. Дайте подумать, – тихо произнес Алек. – Вы направлялись на северо-запад. Если бы вы продолжали идти в этом направлении, вы вышли бы прямо к имению Макферсонов и… этих дьяволов Маккарранов из Данкриффа. Я знаю это маленькое, но весьма беспокойное гнездо якобитов. Они невероятно преданные и умные.

– Мне нравится имя мисс Уиппити-Стаури.

– Ага! Значит, Маккарран! Я слышал их семейное предание о волшебном даре, унаследованном от фей. Это многое объясняет. И как я раньше не догадался! – торжествующе воскликнул Алек. – Кейт Маккарран!

– Ну и что теперь? – с горечью спросила Кейт. – Я должна трижды повернуться вокруг своей оси и исчезнуть?

Алек усмехнулся:

– А как насчет того, чтобы спрясть мне целый амбар золота?

– Лучше превращу вас в жабу, – угрюмо проворчала Кейт.

– Мэри Кэтрин Маккарран, – поддел девушку Алек, но, увидев ее мрачное лицо, посерьезнел. – Вы дочь мятежника или сестра? Маккарраны хорошие люди, хотя и свернули в последнее время на кривую дорожку. Главу вашего клана недавно посадили в тюрьму, но потом выпустили, так как обвинение оказалось ложным. Он довольно молод… Значит, вы его сестра. Его зовут… Роберт Маккарран.

– О, замолчите, – пробормотала Кейт.

– Сестра главы клана, – протянул Алек, довольный собой.

– А вы думали, что я сказочная королева.

Они спустились к подножию холма, и Алек подвел девушку к лошади.

вернуться

1

сказочный гном из одноименной сказки братьев Гримм

вернуться

2

Имеется в виду шотландская сказка – вариант немецкой сказки «Румпельштильцхен».

35
{"b":"11400","o":1}