ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кейт!

Звук был совсем тихим, и Кейт не понимала, откуда он исходит. Внезапно ей захотелось ответить, хотя она понимала, что не должна этого делать.

Она побежала вперед, потом снова остановилась. А что, если он заблудился? Или он беспокоится, что потерялась она? Голос Алека звучал отнюдь не гневно или нетерпеливо, а скорее обеспокоено и… решительно.

Она же не настолько глупа, чтобы бежать назад, к своему тюремщику. Она ушла достаточно далеко, и ей необходимо это преимущество: ведь Алек все равно рано или поздно появится в Данкриффе.

На вершине другого холма клубы тумана поредели, и Кейт отчетливо разглядела тропу, неровные очертания серых камней и пучки дерна. Сквозь шум дождя и зловещий вой ветра до слуха Кейт донеслись звуки шагов по тропе и приглушенные мужские голоса. И эти люди были гораздо ближе, чем Алек Фрейзер.

– Дьявол, да где же она? – пробормотал Алек, поднимаясь по очередному крутому склону. – Черт возьми, Кейт, куда же ты отправилась на этот раз?

Преодолевая этот последний холмистый участок, Алек, как пес, шел по следу, сопровождая поиски цветистыми ругательствами. Раза два он видел впереди красное платье, проступавшее в тумане, как размытое пятно. Алек уже понял, что Кейт тоже нашла тропу для перегона скота, по которой он сейчас пробирался.

Алек позвал девушку снова, и эхо разнесло его голос, звучащий так одиноко среди окутанных туманом холмов.

Красный шерстяной китель отяжелел от воды, а его облегающий силуэт сковывал движения. Но к радости Алека, на нем был килт, позволяющий делать широкие шаги и перепрыгивать через препятствия.

Его попытка догнать Кейт в таком тумане могла оказаться бесполезной. Но Алек шел вперед, хотя знал, что сможет найти ее дом и позже. Он остановился, огляделся по сторонам, но не увидел ничего, кроме унылых камней и утопающих в вязкой грязи островков дерна. Ничто вокруг не напоминало ни ярко-красного атласного платья, ни светлой головки в обрамлении золотистых локонов. Неужели Кейт уже свернула с тропы?

Алек снова еле слышно выругался и двинулся дальше вверх по склону.

После того как он проснулся в пустой холодной кровати, Алек принялся метаться по таверне. Он мимоходом выхватил печенье из рук Джека и оставил того стоящим в недоумении со спеленатым ребенком на руках. Джек не мог последовать за другом, но Алек счел, что так будет лучше. Вскочив на коня, он довольно быстро пересек торфяник.

Сквозь пелену дождя впереди маячило красное платье Кейт, но Алек понимал, что девушка опередила его на целый час. Достигнув подножия холма, он спешился и оставил лошадь в небольшой лачуге, где укрылся от дождя старый пастух с испещренным морщинами лицом. В обмен на монету старик согласился присмотреть за лошадью. Алек же продолжил путь пешком, предварительно расспросив старика, в каком направлении находится дом семейства Маккарран.

Пастух ответил, что замок Данкрифф лежит за холмами в узкой долине, и посоветовал следовать по старой пастушьей тропе.

С того момента Алек не раз видел впереди красное платье и благословил судьбу и Джин за такой подарок. Он шел по тропе, но вскоре потерял Кейт из виду где-то посреди изрезанного оврагами предгорья. Маленькая плутовка чувствовала себя здесь вполне свободно. Алек шел быстрее, и его движения не сковывали пропитанные дождевой водой юбки, но он не знал местности так хорошо, как Кейт.

Оглядываясь по сторонам, Алек подчинялся скорее инстинкту, чем логике, в этом адском тумане. Время работало не на родственников Кейт. Шансы на спасение таяли с каждой минутой как для них, так и для всех вовлеченных в заговор, целью которого было сокрытие от британского правительства испанского оружия. Алек тоже не был исключением.

Не раз он хотел довериться Кейт и рассказать о своем интересе в этом деле, о желании помочь якобитам отыскать и разумно использовать тайник с оружием. С того самого момента, как он встретил эту девушку, Алек начал ощущать происходящие в нем перемены, еле заметные трещины в броне, от которой ему необходимо было избавиться. Если раньше эта броня его защищала, то теперь она не приносила ничего хорошего.

Но если он потерял Кейт и никогда больше ее не увидит, он всегда снова может спрятаться в панцирь, внутри которого существовал так долго. Он знал, что преследует Кейт скорее ради себя самого, а не потому, что того требовали его обязательства перед правительством. И ответы на все возникшие к ней вопросы нужны были его сердцу, а не для выполнения приказа.

Как и Кейт, Алек был шпионом, как и она, – бунтарем в душе. Но только теперь он начал осознавать, что не хочет больше быть таким, каким он привык быть, – одиноким, сожалеющим о прошлом, отказывающимся любить. Он вел именно такую жизнь, пока магия Кейт не захватила его. Не только она хотела быть свободной.

Однако чувства Алека не имели ничего общего с тем фактом, что Кейт была арестованной, а он ее надсмотрщиком. Им нужно как можно скорее отправляться в Эдинбург, иначе обоим не поздоровится.

Лучше всего, если он найдет испанское оружие, прежде чем Иена Камерона или одного из недавно арестованных горцев – родственника Кейт, если судить по тому, что написано в рапорте, – принудят рассказать то, что они знают.

Алек в растерянности двинулся вперед. Он понимал, насколько ему необходимо изменить себя. Но ведь всякое перерождение сопровождается борьбой, и Кейт постоянно приводила его в смятение, побуждала к каким-то действиям, заставляла нервничать. Он никогда не оказался бы здесь, не затерялся бы в тумане, если бы не она.

– Кейт! – снова позвал Алек и остановился, чтобы перевести дух. Неудивительно, что в большинстве своем горцы были красивыми, крепкими и очень сильными людьми, подумал Алек, глядя на поднимающиеся впереди горные вершины. Регулярные упражнения с мечом помогали ему сохранять силу и ловкость, но длительное восхождение по горным склонам давалось с трудом. Часто ему приходилось ездить верхом между городом и военным лагерем, но основной его обязанностью была подготовка документации для генерала Уэйда и других военачальников, что несколько отразилось на его физической форме.

Но он упрямо продвигался вперед.

– Кейт! Кэти! – звал Алек, но в ответ доносилось лишь эхо. Вскоре он остановился. Представшая его глазам картина напоминала сказку. Склон, поросший мхом и покрытый острыми камнями, с венчающей его шапкой густого тумана походил на вход в сказочное королевство, где оживают легенды и пропадают все, кто войдет внутрь.

Вот и Кейт исчезла где-то здесь, среди окутанных белой завесой холмов. На какое-то мгновение Алек поверил, что она действительно обладает магической силой.

– Где ты? – прокричал он. – Кейт!

– Кейт! Кейт! – печально откликнулось эхо.

Если Кейт поднялась на этот холм, она могла заблудиться или разбиться, или и то, и другое сразу. Алек чувствовал, что не сможет прекратить поиски, пока не убедится, что с ней все в порядке.

Он размышлял, как лучше подняться по склону, когда до его слуха донеслись звуки – еле слышные и непонятные, но вполне реальные. А потом он явственно услышал звон клинка, вытаскиваемого из кожаных ножен. От этого звука мороз пробежал у него по спине.

Левой рукой Алек схватился за кинжал, а правой – за меч. Он захватил оружие с собой на всякий случай. Одинокому солдату опасно бродить по территории горцев – того и гляди встретишь повстанцев или разбойников.

Зажав в левой руке кинжал, а в правой меч, Алек настороженно развернулся. Если он еще раз позовет Кейт, незнакомцы могут понять, где именно он находится. Наклонившись, он зачерпнул полную пригоршню камней и бросил их вниз по склону.

Слева от него раздался шепот и топот ног. Алек ждал, едва осмеливаясь дышать, а потом стал потихоньку подниматься вверх.

И тут на него набросились трое мужчин, размахивающих смертоносными клинками и жаждущих крови. Они внезапно появились из тумана, выпрыгнули из-за камней. Алек выбросил руку с мечом вперед, готовый к обороне. Навстречу ему кинулся первый противник, и ему по плечу пришелся мощный удар клинка. Самый старший мужчина оказался опытным фехтовальщиком.

42
{"b":"11400","o":1}