ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом Алека атаковали все трое – старый и двое молодых. Сначала он подумал было, что от тумана у него стало двоиться в глазах, потому что молодые люди были похожи как две капли воды. Один появился справа, другой – слева. Они непрерывно менялись местами, в то время как третий нападавший метался между ними и клинок его меча с лязгом встречался с клинком Алека. Вскоре и молодые противники начали наносить удары мечами. Алек повернулся, парируя удары, защищаясь, как только мог.

Движения молодых горцев-близнецов были быстрыми и ловкими, хотя они оказались не настолько искусными фехтовальщиками, как их пожилой товарищ. Вскоре Алек понял, что на его долю выпало настоящее испытание. Сражаться с тремя нападающими на скользком, покрытом камнями склоне, да еще в густом тумане оказалось крайне опасно.

Пожилой седовласый горец был коренаст и преисполнен ярости, как дикий медведь. Несмотря на отсутствие грации и ловкости, он оказался очень сильным противником. Горец мощно орудовал старинным шотландским мечом – простым, но страшным оружием.

Алек в равной степени владел итальянской, немецкой, французской и древне шотландской техникой фехтования. Его противники явно не знали итальянской техники. Они действовали инстинктивно и беспощадно. Алеку с огромным трудом удавалось парировать удары всех троих одновременно. Он довольно часто практиковался в сражении с несколькими противниками. Его отец и дядя считали, что такие упражнения весьма полезны для развития внимания, ловкости и быстроты реакции.

Однако его противники умели то, чего не приходилось делать ему, – сражаться в гористой местности. Горцы вполне уверенно чувствовали себя на склоне. Они проворно и умело обходили острые камни, заросли вереска и утесника. Алек же то и дело смотрел под ноги, чтобы ненароком не споткнуться и не упасть, хотя прекрасно сознавал, что подобная осторожность может оказаться для него фатальной.

Эхо разносило звон и лязг стали. Один из молодых горцев вскочил на валу и, а второй обошел Алека с другой стороны. Алек отразил шквал мощных ударов пожилого горца и сделал выпад. Его меч рассек плотную ткань пледа, вонзился в плоть. Седовласый горец отшатнулся и побледнел.

Теперь Алека атаковали близнецы. Он осторожно отступал назад, а его меч рассекал воздух, минуя цель. Близнецы, точно дьяволы, стремительно кружили вокруг, в то время как их старший товарищ прижал к боку пальцы, сквозь которые струилась кровь.

А потом Алек увидел ее. Кейт внезапно появилась из тумана, словно из недр волшебной горы. Она выглядела как сказочная королева в алом платье, с волосами, напоминающими расплавленное золото. Алеку показалось, что он увидел окружающий ее магический ореол, как если бы в ее жилах действительно текла кровь фей. Мгновение он смотрел на девушку, а потом вернулся к бою.

Горцы наступали на него сзади и сбоку, и Алек резко развернулся на каблуках. Кейт побежала к нему, но он велел ей оставаться на месте. Один из горцев сделал выпад, и Алек подставил меч, чтобы отразить удар, в то время как свободной рукой оттолкнул Кейт. В этот самый момент клинок противника пронзил его руку.

Алек ощутил удар, но не боль, а опустив глаза, с удивлением заметил, что лезвие меча рассекло шерстяную ткань на его левом рукаве и вонзилось в предплечье. Прореха в ткани стала быстро заполняться кровью. Алек чувствовал себя оглушенным, а холмы вокруг него принялись кружиться в каком-то диком танце.

Горцы бросили на землю мечи, и Алек выпустил из рук свой собственный. Он отступил назад, прижимая руку к плечу и стараясь остановить поток теплой крови.

Кейт подбежала к нему, и Алек понял, что горцы были не врагами, а ее друзьями. Они подошли к нему позади нее, словно призрачные воины, охраняющие свою королеву.

Внезапно ноги Алека подкосились, и он рухнул на колени. Кейт опустилась рядом с ним на грязный дерн. Горцы подошли ближе.

Сильные руки подхватили Алека в тот момент, когда земля начата уходить у него из-под ног.

Глава 20

Щелк-щелк, щелк-щелк.

Алек лежал в полудреме с закрытыми глазами, а в его сознании возникали разные образы. Теплая и удобная кровать, утихающая боль в руке. Щелк-щелк, щелк-щелк.

Бесчисленное количество дней и ночей в этой кровати, занавешенной пологом из роскошной зеленой парчи. Теплое одеяло, мягкие простыни. Неясный шепот, нежные ловкие руки, горячий суп и прохладное белье, резкий запах мази и горячие компрессы.

Щелк-щелк-щелк.

Все это время Алек боролся с отнимающей силы слабостью и лихорадкой. Он знал, что рана на его руке оказалась достаточно глубокой. Кто-то промыл ее, зашил, а потом снова промыл. Алек помнил обжигающее горло крепкое виски, дикую боль в руке, когда прижигали рану, и последующее забытье.

Кейт постоянно была рядом. Он выделял ее одну в веренице незнакомых лиц и голосов. Алек не раз видел дородную темноволосую женщину с мягкими руками и других людей, среди которых были горцы, пытавшиеся его убить. Он также приметил незнакомую красивую женщину. Она была очень похожа на Кейт, только держала на руках ребенка. А может, это и была Кейт в навеянных лихорадкой снах, когда он грезил о будущем?

Щелк-щелк, щелк-щелк.

Присутствие Кейт служило Алеку гарантией безопасности, олицетворением любви, и он судорожно цеплялся за это и наблюдал за ней, когда сил хватало на то, чтобы открыть глаза. Он ослаб настолько, что был не в состоянии даже поблагодарить ее. Она могла с легкостью покинуть его, и он не знал, почему она осталась.

Теперь он отчетливо понимал, что именно чувствует. Словно все ненужное, второстепенное сгорело в огне лихорадки. Почему он не понимал этого раньше? Ведь это же так просто, так естественно. Он любит ее.

Алек повернул голову. Кейт сидела возле камина в ореоле золотистого света, склонившись над рукоделием. Ее руки быстро мелькали над маленькой подушечкой, лежавшей у нее на коленях. Алек вновь услышал тихие щелчки. Щелк-щелк, щелк-щелк.

Внезапно он понял, что звук издают коклюшки[3] в руках девушки. Тончайшая паутина кружева, возникающая под пальцами девушки, покрывала маленькую подушечку. Крошечные иголки удерживали работу, а нитки были плотно намотаны на дюжину тонких коклюшек, свисающих по краям подушечки. Кейт перебирала коклюшки, скручивая и переплетая нити. Ее руки двигались проворно и грациозно. Именно этот стук слышал Алек сквозь горячечный туман.

– Значит, ты плетешь свои чары на шелковой подушке, – хрипло произнес Алек.

Кейт подняла глаза, улыбнулось, и сердце Алека защемило от любви.

– Это кружево, – ответила Кейт. – Я люблю тебя.

По крайней мере, она сказала это, прежде чем Алек вновь погрузился в сон. Было ли тому виной ее колдовство, но он стал ее рабом.

– Пусть твой брат решает, что с ним делать, – сказал Нейл Мюррей. Он был другом брата Кейт и помощником мужа ее сестры Коннора Макферсона. Именно поэтому он так вольно разговаривал с Маккарранами.

Двоюродный брат Кейт Алан Маккарран угрюмо кивнул.

– Роб захочет отослать его отсюда.

– Он не может этого сделать, – ответила Кейт. – Капитан Фрейзер рискует умереть, если мы попытаемся увезти его отсюда сейчас. Два дня он боролся с жаром и слабостью от потери крови. Он все еще слишком слаб. Твоя собственная жена помогала мне вернуть его в мир живых, Нейл Мюррей. И я не дам ему уйти в царство мертвых. – Кейт опустила полотенце в таз с розовой водой, принесенной Мэри Мюррей, и промокнула лоб спящего Алека. Жар прошел, но Кейт знала, что он может начаться снова. – У него очень серьезная рана. Ему нужно сперва выздороветь.

– А как насчет моей раны? – спросил Нейл, прикоснувшись к своему боку.

– Мэри сказала, что это всего лишь глубокая царапина, – заметила Кейт. – Как ты себя чувствуешь?

– G ним все в порядке, – сказал Алан. – Крепкий, как скала, только вот скулит от малейшей ссадины.

– Малейшей! Да этот парень дерется как дьявол, несмотря на то, что он солдат короля! – воскликнул Нейл, указывая на спящего Алека. – Мы не должны оставлять его здесь. Он «красный мундир».

вернуться

3

Точеные палочки с утолщением и шариком на конце для плетения кружев

43
{"b":"11400","o":1}