ЛитМир - Электронная Библиотека

Плоть мужчины приподнялась под одеялом, и Кейт увидела всю силу его возбуждения, когда сдвинула одеяло еще ниже. Ее собственное тело отозвалось учащенным сердцебиением. Желание росло, сжигая Кейт изнутри.

Ладонь Кейт проделала тот же путь, что и полотенце, собирая влагу. Алек был очень красив, с необыкновенно гладкой прохладной кожей, покрытой приятными на ощупь шелковистыми волосами. Каждая частичка его тела – резко очерченная или приятно-округлая – свидетельствовала о его силе. Безупречная кожа натянулась на тугих мускулах, когда Алек пошевелился, матово переливаясь в янтарно-желтых отсветах пламени. Этот мужчина волновал Кейт как никто другой.

Даже если ее родные не отошлют его из Данкриффа, Кейт сделает это сама. Девушка понимала, что он не захочет оставаться здесь долго, не вызвав подозрений у правительства, а она не может ехать с ним на восток, чтобы предстать перед судом в Эдинбурге. Несмотря на все разногласия и споры между ними, Кейт поняла, что любит его.

Девушка немного подвинулась на кровати, а потом наклонилась над Алеком и прижалась к нему. В этот момент она ощутила, что он возбудился еще больше, и, тихонько простонав, прижалась к нему сильнее, проведя ладонью по его мускул истому животу.

– Кейт, – прошептал Алек, – или ты немедленно прекратишь это, или жди последствий.

– О! – Испуганно охнув, Кейт выпрямилась. – Я думала, ты спишь!

– Как я могу спать, когда со мной рядом такое восхитительное существо?

– Ах ты! – Кейт легонько шлепнула его мокрым полотенцем. Тихонько засмеявшись, Алек перехватил ее запястье правой рукой. – Я обтирала тебя полотенцем. Почему ты меня не остановил?

– Думаю, ты знаешь ответ. – Алек притянул девушку к себе. Он обнял ее здоровой правой рукой, и Кейт послушно упала ему на грудь, в то время как сам он облокотился на подушки. – Я не спал после ужина, но тебя здесь не было, – сказал Алек.

– Я была со своими родными и сестрой. Мы думали, что ты все еще спишь.

– Да. Слуга принес еду, чай и кувшин с лимонадом… Хотя я предпочел бы кое-что другое.

– Тебе и впредь будут приносить чай и лимонад, – сказала Кейт, поглаживая обнаженную грудь Алека. – Но может, ты хочешь какао?

– Господи, нет. Я поел немного, выпил чаю, ополоснулся, а потом читал. Здесь много книг. Стихи, романы. Я дремал, когда ты вошла. И раз ты решила искупать меня еще раз, я не стал отказываться.

Кейт охнула и засмеялась, когда Алек помог ей устроиться подле него в теплой мягкой постели.

– Алек, – позвала Кейт, обнимая его за шею, – значит, ты себя хорошо чувствуешь?

– О да, – ответил тот, лаская губами щеку Кейт.

– Если так… Алек, мои родные захотят, чтобы ты уехал из Данкриффа. Так что эта ночь… возможно, наш последний шанс… побыть вместе.

Алек замер. Кейт почувствовала его дыхание на своей щеке. Потом он вздохнул и отстранился.

– И я полагаю, ты не поедешь со мной в Эдинбург?

– Мои родные не хотят этого. – Кейт серьезно посмотрела на него.

– Понятно. А чего хочешь ты?

– Тебя, – прошептала Кейт, закрыв глаза.

С тихим вздохом Алек обнял девушку, прижавшись своей шершавой, покрытой щетиной щекой к ее щеке. От него исходил теплый мужской аромат, и Кейт вдыхала его полной грудью.

– Кэти…

Прежде чем девушка смогла что-либо ответить, губы Алека коснулись ее щеки, скользнули по подбородку, нашли ее губы, и Кейт страстно ответила на поцелуй, оглушенная внезапно охватившим ее желанием.

Обвив шею Алека руками, Кейт крепко прижалась к нему. Он окончательно проснулся. Он шептал имя девушки, что-то спрашивал, но она заставила его замолчать, приложив палец к его губам, а потом накрыла их поцелуем. Руки его блуждали по телу Кейт, а поцелуй лишь распалил растущий внутри ее жар.

Кейт тихо вздохнула, и ее пальцы пробежали по шелковистой спине Алека, его мощным плечам и торсу. Девушка жадно впивалась в его губы, а желание стало почти непереносимым, всепоглощающим. Когда Алек опрокинул Кейт на спину, она, задыхаясь от нетерпения, помогла ему развязать ленты корсета, стянуть платье – оно было лишь помехой. Кейт знала, чего хочет. При мысли о том, что ей придется жить без Алека, она словно обезумела. Кейт не могла больше ждать.

Она не думала о семейных преданиях или своем долге перед кланом. Она хотела любить этого мужчину здесь и сейчас, втайне от всех, в первый и последний раз. Ведь скоро он уйдет из ее жизни навсегда.

Алек откинулся назад и приподнял одно колено, чтобы еще крепче прижать Кейт к своему твердому, теплому и чувственному телу. Когда он потянул за ее сорочку, Кейт села, быстро стянула ее с себя, швырнула на пол и снова скользнула в объятия Алека. Глубоко вздохнув, она поймала его нетерпеливые губы.

Взяв грудь девушки в ладони, Алек осторожно провел кончиками пальцев по ее соскам. Кейт тихо вскрикнула и скользнула вверх, а когда губы его сомкнулись вокруг одного соска, сладкая дрожь пронзила тело. Сердце Кейт наполнилось радостью, а желание стало отчаянным.

Скрытая пологом от посторонних глаз, погруженная в полумрак теплая кровать показалась Кейт раем на земле. Она чувствовала себя свободной, могла делать то, что хочет и что ей необходимо, – верить Алеку, любить его, полностью отдаться ему. И никто не узнает, что произошло ночью в этом укромном месте. Здесь и сейчас имели значение лишь прикосновения, поцелуи, удовольствие, которое Кейт получала и щедро дарила в ответ. Все ее тело было словно охвачено пламенем. Необузданное желание искало выхода. Если Кейт никогда больше не суждено увидеть его, она хотя бы узнает, как это – отдать себя целиком другому человеку.

Проведя ладонями по крепкому красивому телу мужчины, Кейт отбросила в сторону одеяло и приподнялась над ним. Рука Алека скользнула вниз и коснулась ее лона, заставив девушку вздрогнуть. Кейт выгнулась, едва не задохнувшись от смятения и восторга. Когда же ее охватило сладкое ощущение освобождения, она опустилась на бедра Aлека, прижалась к нему и сомкнула пальцы вокруг тугой горячей плоти.

Алек вздохнул, закрыл глаза и, выгнувшись навстречу девушке, обхватил руками ее бедра. Потом он затих, его дыхание стало тяжелым, и Кейт ощутила настойчивую пульсацию его плоти. Наклонившись вперед, Кейт потерлась о него своим телом так, что Алек глухо застонал. Она потянулась к его губам и задержалась там. Их языки ласкали друг друга, и пульсирующее желание в глубине лона Кейт стало непереносимым.

Их тела слились в единое целое. Кейт вобрала в себя часть мужчины, тяжело дыша, превозмогая сладкую боль. Она сама задавала ритм, сама принимала решения.

Алек затаил дыхание, взял Кейт за талию, а потом глубоко вдохнул и подался вверх. В этот самый момент девушка опустилась на него, словно перчатка на руку, и тихо вскрикнула, когда он заполнил ее всю.

Кейт слегка отстранилась, открыла глаза и увидела, что Алек сделал то же самое. В полумраке спальни, освещаемой лишь огнем камина, девушка заметила его взгляд, острый и пронзительный.

– Ты… О Господи! – прошептал Алек. – Подожди.

– Молчи. – Кейт крепче прижалась к нему. Алек обнаружил, что он первый в ее жизни мужчина. – Молчи… Я хочу этого. Я должна знать, как это будет с тобой. И я желаю, чтобы ты тоже понял, что мы могли бы обрести вместе, если бы… посмели.

Больше Кейт не могла говорить. Упершись руками в плечи Алека, она опустилась вниз, почувствовав, как его пронзила дрожь, когда он начал двигаться внутри ее. Его движения задавали ритм, который вскоре перерос в бушующее пламя внутри ее собственного тела. Кейт раскачивалась вместе с Алеком, вскрикивала в унисон с его стонами, и вскоре восхитительная сила происходящего полностью поработила ее. На мгновение Кейт приподнялась. Руки мужчины лежали на ее талии, а его сердце билось в едином ритме с ее сердцем, удерживая ее там, где она хотела быть, – с ним рядом.

Потом Кейт упала на грудь Алека, и волосы закрыли ее лицо золотистым покровом. Девушка почувствовала, что медленно выплывает на поверхность из заполненного сердцебиением волшебного водоворота. Она глубоко вдохнула и прижалась лбом к его лбу.

45
{"b":"11400","o":1}