ЛитМир - Электронная Библиотека

Алек продолжал задумчиво следить за прачкой.

Если эта женщина – Кэти Хелл, отважившаяся войти в палатку с находящимися в ней офицерами, то она либо глупа, либо чрезмерно дерзка. Алек взглянул на лейтенанта.

– Это все, лейтенант. Я передам свои записи генералу Уэйду. Ему не терпится изловить женщину, доставившую столько неприятностей его офицерам.

– На мой взгляд, это не слишком верное определение, сэр. Я скорее назвал бы это… мгновениями счастья и благодати. Я чувствовал себя так, словно на миг прикоснулся к волшебству. Эта Кэти очаровательна.

– Эта хитрая и коварная бестия разбила сердца нескольким солдатам, а остальных обвела вокруг пальца.

– Да, сэр. Полагаю, вы правы. – Офицер опустил глаза.

– Можете быть свободны, лейтенант. Но прежде позвольте мне восполнить ваш запас шоколадной пудры. – Алек поднялся со стула. – Моя тетушка часто присылает мне банки с шоколадом. Я бы даже сказал, слишком часто. – Он указал на маленький стол, где лежали ложки, стояли кружки, серебряный чайник, а также несколько золотисто-черных банок с чаем, какао и кофе. Взяв со стола три банки, Алек передал их Герону.

– Спасибо. Вы так щедры.

– Вовсе нет. Я предпочитаю более крепкие напитки, но тетушка почему-то не высылает мне виски. – Капитан улыбнулся.

Герон рассмеялся, еще раз поблагодарил Алека и вышел из палатки.

Алек вернулся к столу. Тем временем прачка запихнула грязное белье в корзину, подхватила ее под руку и уже собиралась уходить. Алек взглянул на женщину и вновь ощутил укол. Неужели он видел ее раньше?

Он внимательно посмотрел на мешковатый плед, полностью скрывающий фигуру женщины, вздернутый нос, изгиб щеки. Всего-навсего симпатичная шотландка с недурной фигурой, спрятанной под всей этой одеждой. Прачка не смотрела на него, и Алек забыл о своих подозрениях. Эта женщина ничем не напоминала умную интриганку, изображенную на листовке.

Склонившись над столом, Алек вновь взял в руки портрет.

– Кэти Хелл, – пробормотал он, – ты завязала несколько узлов на полотнище британской армии, детка.

Прачка прошла мимо него к выходу, неся под рукой корзину. И вновь Алека охватило какое-то необъяснимое ощущение.

– Мисс, – позвал он.

Женщина остановилась, не оборачиваясь.

– Oichemhar, – произнесла она на родном наречии. Алек с трудом повторил сказанное – слишком долго не говорил он на этом языке:

– Рано говорить «спокойной ночи», мисс. Будьте любезны, подойдите сюда.

Глава 2

Сердце Кейт упало, когда она остановилась перед хлопающим полотнищем, прикрывающим вход в палатку. Господи, неужели капитан Фрейзер вспомнил, что видел ее в Лондоне?

Ему стоило лишь немного призадуматься, чтобы понять: шотландка, объявившаяся сначала при дворе короля Георга, а потом в палатке английского офицера, прикинувшись прачкой, не кто иная, как интриганка Кэти Хелл, шпионка, разыскиваемая военными. Если бы он попросил лейтенанта Герона или полковника Гранта опознать ее, она была бы поймана, а ее родственники оказались бы в смертельной опасности.

Кейт намеренно не оборачивалась. Она не могла позволить капитану Фрейзеру узнать в ней женщину, которую он видел в Сент-Джеймском дворце.

Войдя в палатку, Кейт с ужасом узнала в капитане шотландца, которого видела в Лондоне. Другой офицер оказался молодым лейтенантом, которого она встретила несколько недель назад. Но ни один из них не обращал внимания на женщину, вошедшую в палатку. Вот уже несколько недель она приходила в лагерь под видом прачки. Она собирала грязное белье и относила его своим кузинам, которые действительно стирали для солдат.

Но теперь сердце Кейт предательски забилось в присутствии статного шотландца. Несколько месяцев назад она, наведя справки, узнала, что он из семьи Фрейзеров, торгующих чаем и какао. Младший сын, имеющий звание офицера, что совсем нетипично для детей состоятельных торговцев. Уверенная, что она больше никогда его не увидит, Кейт все же мечтала о встрече с ним и даже воспылала страстью к шоколаду Фрейзеров.

Но она и представить себе не могла, что их встреча произойдет при таких вот обстоятельствах. Этот человек мог ее арестовать. Расспрашивал ли он о ней в тот день в Лондоне, как сделала она? Узнал ли ее имя?

– Мисс, – твердо произнес Фрейзер, – подойдите сюда, пожалуйста.

– Oichemhar, – повторила Кейт, берясь за полотнище, закрывающее вход в палатку. Ее колени задрожали, и она не смогла заставить себя обернуться.

Она подвергала себя большому риску, придя сюда в поисках важных документов, столь необходимых ее родственникам-якобитам. Кейт узнала, что у новичка капитана есть списки недавно арестованных горцев. Именно эти списки нужны были ее родным. И сейчас один из кузенов ждал в темноте под дождем, чтобы забрать их и отвезти Кейт в безопасное место.

– Мисс, подойдите сюда, пожалуйста, – строго повторил капитан.

Если она побежит, то лишь вызовет еще больше подозрений. Повернувшись вполоборота, Кейт спрятала лицо под клетчатым пледом.

– Рубашка, – произнес Фрейзер, взявшись за рукав. – Leinen?

– Leine, – удивленно поправила Кейт.

– Мой гэльский уже не тот. Раньше я говорил на нем свободно, – пояснил Алек. – Мою рубашку нужно постирать. Не заберете ли вы ее с собой? – Он принялся расстегивать жилет.

Кейт указала на кровать и быстро ответила на гэльском языке:

– Там ваши чистые рубашки.

– Leine, – повторил Алек.

– Для горца, – продолжала девушка, – вы не слишком хорошо знаете родной язык.

Посмотрев на нее, Алек загадочно улыбнулся, а потом стянул рубашку через голову.

– О, вы очень красивый мужчина, – пробормотала Кейт.

Она подошла ближе, чтобы подхватить рубашку, брошенную ей Алеком, и замерла в оцепенении. Мужчина стоял, по пояс обнаженный в тусклом свете фонаря, прекрасный, как бог. На его широких плечах и груди перекатывались тугие мышцы, а вокруг талии был обвязан шотландский плед. Его блестящие золотисто-каштановые волосы выбивались из тесьмы, которой были перехвачены, и ниспадали на плечи. Он скорее походил на гордого воина-кельта, нежели на мерзкого приспешника короля.

И вновь, так же как в Лондоне, Кейт испытала странное чувство при виде этого шотландца. Он словно бы очаровал ее. Ощущение было настолько сильным, что Кейт потеряла всякую способность мыслить здраво.

Сжимая в руках рубашку, она резко повернулась, чтобы уйти, и ее корзина с силой ударила по столу. Бумаги вновь дождем посыпались на пол.

– Дьявол, – пробормотал Алек и наклонился, чтобы поднять документы.

Воспользовавшись моментом, Кейт быстро просмотрела бумаги, лежащие на столе: отвратительную листовку, на которой уроженка Шотландии Кэти Хелл была изображена какой-то разбойницей, записи Фрейзера и несколько длинных списков, написанных рукой клерка. Должно быть, это и есть то, что она ищет.

Кейт уже протянула руку, чтобы взять списки, но капитан снова встал. Девушка убрала руку столь поспешно, что задела фарфоровую чашку, стоявшую на краю стола. Жидкость – судя по цвету, крепкий горячий чай – пролилась на бумаги, промочив насквозь портрет. Кейт схватилась за него одновременно с капитаном, и листовка разорвалась.

Пока Фрейзер пытался спасти остальные документы, Кейт бросила корзину на пол, схватила грязную простыню и принялась вытирать растекающуюся лужу. Выхватив простыню из рук девушки, Алек начал бороться с быстро расползающимися по столу чернилами, чуть слышно ругаясь.

Суетясь больше, чем нужно, Кейт подняла чашку и поставила ее на маленький столик рядом с серебряным чайником и жестяными банками. В чайнике был кипяток. Девушка наполнила чашку, раздумывая над тем, как бы поближе взглянуть на списки.

С другими офицерами Кейт надо было лишь подождать, когда тихая беседа, улыбки, лесть, смех и мимолетные прикосновения сделают свое дело и ее чары подействуют. В большинстве же случаев мужчины впадали в дремотное забытье, выпив лишнего. Вот тогда-то Кейт и просматривала документы и прятала нужные бумаги в карман.

5
{"b":"11400","o":1}