ЛитМир - Электронная Библиотека

Его слова перевернули ей душу.

– Твои родственники и друзья наверняка лучше осведомлены о возможной опасности, чем ты, – продолжал Алек. – Красивая женщина, обладающая неотразимым шармом, не должна выходить из дому одна, тем более для выполнения подобных заданий.

– Это был мой выбор, – возразила Кейт. – Меня никто не заставлял.

– Я бы ни за что не позволил тебе подобного, – сказал Алек.

– А я не стала бы тебя спрашивать, – парировала Кейт. – Я сказала родным, что справлюсь без их помощи. Они не были в восторге от этой затеи и поэтому всегда посылали со мной кого-нибудь.

– Она очень упрямая, – вступил в разговор Роб. – Теперь и вы это знаете.

– Интересно, – усмехнулся Коннор, – почему это капитана больше волнует ее безопасность, нежели предполагаемые преступления?

– Да, – прищурив глаза, согласился с другом Роб.

– Она очень горячая, ваша сестра, я это прекрасно понимаю, – сказал Алек. – И если она что-то задумала, остановить ее уже невозможно. Она храбрая, находчивая и… красивая, – продолжал Алек. – Она по собственному желанию рисковала жизнью, здоровьем и репутацией ради вас и великой цели якобитов.

– Кажется, вам это совсем небезразлично, – заметил Коннор.

– Верно. Мне не все равно, что она может быть ранена. Я не был равнодушен к тому, что с ней плохо обращались в этой проклятой тюрьме. А где же были вы все это время, а?

– Искали Кейт, – резко бросил Роб. – Мы прочесывали милю за милей, стараясь узнать о ней хоть что-нибудь.

– Кажется, она была с вами все это время, – произнес Алан. – Поэтому я хочу спросить вас, капитан, какого черта вы делали с ней все то время, пока мы ее искали?

– Как мог, заботился о ее благополучии, – ответил Алек.

– И преследовал меня каждый раз, когда мне удавалось бежать, – сказала Кейт своим друзьям. – Именно поэтому он пришел сюда за мной следом.

– Парень так же упрям, как и она, – заметил Коннор, скрестив руки на груди и переводя взгляд с Алека на Кейт.

– Надеюсь, он хорошо с тобой обращался? – спросил Роб, дотронувшись до руки сестры.

– Хорошо. – Кейт взглянула на Алека. – Он забрал меня из тюрьмы, прежде чем со мной действительно случилось несчастье. Он относился ко мне с уважением и всегда заботился о моем, комфорте.

Алек кивнул Кейт и спокойно взглянул на нее. Она ни разу не видела его по-настоящему разгневанным, и все же она испугалась, что вопрос о ее благополучии приведет к взрыву.

– В таком случае мы должны поблагодарить вас, сэр, – сказал Роб. – А на ваш первоначальный вопрос отвечу, что мы действительно просили Кейт помочь нам кое в чем. Уверен, вас не удивляет наша преданность делу якобитов, поэтому я не стану ничего отрицать.

Алек кивнул.

– Но зачем вы просили ее о помощи?

– Она обладает… некоторыми способностями, которые позволяют ей проникать туда, куда не можем пробраться мы, и добывать информацию, которую нам получить не под силу. Ее всегда сопровождал один из нас, да и ее собственные способности ее защищали.

– О-о, вы говорите о магии, – протянул Алек. – А вы понимаете, что Кэти Хелл заработала репутацию не только колдуньи и чаровницы?

– Мы сознавали, что непременно поползут не слитком приятные сплетни, но пока ее настоящее имя не стало известно, едва ли эти пересуды могли ей хоть сколько-нибудь навредить. А что касается преданий… Они могут показаться кому-то глупой выдумкой, но мы-то знаем, насколько реальным и могущественным может быть магический дар в нашей семье.

Алек еле заметно покачал головой.

– Кейт обладает невероятным очарованием и притягательностью. Она в равной степени умна и упряма… А вы верите лишь е этот предполагаемый дар?

Кейт заметила, как Роб и остальные присутствующие пожали плечами и кивнули.

– Сочувствую вам, Фрейзер, я и сам был в подобной ситуации, – сказал Коннор.

– Что вы имеете в виду?

– Меня тоже околдовала одна из Маккарранов. На лице Алека мелькнула улыбка.

– Да неужели, Кинноул?

– Волшебство – так он это называет – совсем на него не действует, – сказала Кейт, скрещивая руки на груди. Я могла бы пытаться очаровать его, до тех пор пока у нас всех не закружится голова, а он все равно ушел бы от меня и даже не обернулся.

– Хм… Это правда? – недоуменно спросил Нейл. – На вас в самом деле не действуют чары этой девушки?

– О, еще как действуют, – отвечал Алек. – Я так же уязвим, как и любой другой мужчина, если она в этом заинтересована.

– А мне так не показалось, – сказала Кейт. – Я думала, что вообще тебе безразлична… до сегодняшнего дня. А теперь ты уезжаешь, а я… – Она запнулась.

Алек посмотрел на девушку.

– Да, я уезжаю в Эдинбург. Может, ты все-таки хочешь оказаться в тюрьме?

– Не хочу, – ответила Кейт.

– Хорошо! – отрезал Алек, словно не собирался больше продолжать этот разговор.

– Но я совсем не против того, чтобы быть с тобой, – произнесла Кейт с бешено бьющимся сердцем. Она почувствовала себя дерзкой и непокорной.

Внезапно ей стало безразлично, удовлетворяет ли ее выбор семейному преданию. Алек уезжал, а это значило, что она может больше никогда его не увидеть. Осознание этого поразило ее. Она не могла его отпустить и готова была забыв обо всем на свете, броситься за ним навстречу опасности.

Алек недоуменно взглянул на Кейт. Все присутствующие смотрели на нее с изумлением.

– Что ты сейчас сказала? – медленно переспросил Алек.

– Я бы с удовольствием стала твоей. Ведь именно об этом ты просил меня, – прошептала Кейт.

Холодный взгляд его голубых глаз потеплел. Алек рассмеялся и в смущении покачал головой.

– Передумала, да?

– Да, – ответила Кейт, вздергивая подбородок. Она сделала шаг навстречу Алеку, потом еще один, и ее глаза защипало от навернувшихся слез. – Если ты все еще хочешь взять меня в жены, Александр Фрейзер, я приму твое предложение.

– Взять в жены? – спросил Роб, но Коннор жестом остановил его.

Алек наклонил голову.

– Мне было непросто набраться мужества и сделать Кейт предложение только для того… чтобы она его отклонила, – тихо произнес Алек. Но потом его глаза просияли. – Почему ты передумала?

– А тебе обязательно все усложнять? – спросила Кейт.

– А почему бы и нет?

Кейт знала, что Алек поддразнивает ее, чтобы снять напряжение, но она также понимала, как он раним. Ему необходима уверенность в ее чувствах, так же как и ей в его прошлой ночью.

Посмеиваясь, Нейл взглянул на Алана. А Роб и Коннор смотрели на Кейт, словно громом пораженные. Кейт сделала еще один шаг, не сводя глаз с Алека.

– Я хочу стать твоей женой, Alasdair Callda. – Теперь она стояла достаточно близко, чтобы дотронуться до него, и все же не решалась протянуть руку. – Я действительно хочу этого, хотя ты можешь заупрямиться.

Алек тихо засмеялся. Кейт любила этот звук, потому что так смеялся только он. Его смех был низким, хрипловатым, печальным и мужественным. Алек погладил девушку по щеке, и та затрепетала.

– Я никогда не был столь же упрям, как ты.

– Так каков твой ответ? – спросила Кейт.

– Да, каков? – эхом отозвался Нейл, а на лицах Роба, Алана и Коннора отразилось неподдельное любопытство.

Алек взял девушку за подбородок и, наклонившись, запечатлел на ее губах поцелуй.

– Согласен, – прошептал он. – Я согласен. Только не знаю, одобрят ли это твои родные. Может, они не захотят принять в свою семью офицера королевской армии, – добавил Алек, обнимая Кейт за талию.

Она обвила руками его шею.

– Такое родство доставит нам некоторое неудобство. – Алан насмешливо сдвинул брови, в то время как Нейл лишь кивнул.

– Но если этого хочет Кейт, – вступил в разговор Роб, – и если ее решение исходит от сердца, как и решение Алека, это гораздо важнее цвета мундира.

– Мое решение действительно продиктовано велением сердца, – сказала Кейт.

– И мое тоже, – эхом откликнулся Алек.

Именно это и хотела знать Кейт. Она посмотрела на любимого и улыбнулась. Ее душа воспарила от счастья.

52
{"b":"11400","o":1}