ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну вот еще! – отмахнулся Нейл. – Я не потащу эти тяжеленные ящики в горы, Кинноул.

– Тогда мы попросим о помощи твоих молодцов-сыновей, – сказал Коннор. – В любом случае к полудню нам нужно увезти отсюда ящики и отправляться в Эдинбург.

Кейт взглянула на Алека, и тот увидел в ее глазах неуверенность.

– А ты оставайся, любовь моя, – прошептал он. – В Данкриффе тебе ничто не грозит.

– Рядом с тобой я буду в большей безопасности. Кроме того, мне нужно знать, что у тебя тоже все в порядке. – Девушка прильнула к Алеку. – Поедем вместе.

– Слишком рискованно, – ответил Алек, обнимая любимую. – Ты приложила все силы, чтобы не ехать со мной в Эдинбург, а теперь изменила решение. Я хочу, чтобы ты осталась здесь.

– Да уж, теперь мы поменялись местами. – В ее глазах вспыхнуло пламя, не предвещавшее ничего хорошего.

– Да, во многом. Раньше я не понимал того, что мне ясно сейчас, Кейт, – прошептал Алек, целуя волосы девушки.

– Мы оба многого не знали. Именно поэтому я должна отправиться с тобой. – Она взглянула на него. – Не стоит говорить, что я твоя пленница… просто скажи, что я твоя жена.

Глава 26

Когда нежно-розовый закат окрасил крышу замка Эдинбург, возвышающегося на холме, процессия въехала в город со стороны Уэст-Боу – крутого, со всех сторон обдуваемого ветром холма. Дорога в город пролегала прямо по холму мимо высокого вулканического утеса, подпирающего с одной стороны замок. Почтовая карета спустилась по петляющей горной дороге, проехала Гроссмаркет и, миновав главные ворота, охраняемые часовыми, направилась в сторону Канонгейт. Джек, едущий на одной из лошадей, запряженных в карету, уклончиво ответил на заданный ему вопрос, и экипаж покатил дальше. Копыта звонко цокали по булыжной мостовой, а свежий прохладный воздух нес предвкушение нового дня.

Они ехали весь предыдущий день верхом на пони и остановились только на постоялом дворе Макленнанов, где повстречали Джека. Поев и немного отдохнув, они сели в почтовую карету и еще до рассвета отправились в путь. Кейт и Алек ехали в карете, управляемой Джеком, а Роб и Коннор скакали позади. Друзья договорились въехать в город по отдельности и остановиться на постоялом дворе возле Канонгейт, Облюбованном якобитами. Иначе приезд в Хоупфил-Хаус многочисленных гостей непременно вызвал бы подозрения.

Подавив зевок, Кейт смотрела на переливающееся над замком предрассветное небо. Она сидела рядом с Алеком, задумчиво уставившимся в окно, и размышляла над тем, что ее ждет в этом городе. Пока ее отца не выслали из страны, Кейт часто бывала в Эдинбурге. Она ходила в магазины, театры, на концерты. Но тогда она была моложе, да и сама жизнь ее семьи была совсем другой. С тех пор она приезжала сюда лишь за необходимыми покупками или вместе с родными для выполнения секретных заданий.

Внезапно ее сердце упало, и она поняла, что Алек скорее всего прав. Ей не стоило настаивать на этой поездке, а лучше остаться в Данкриффе, где она была в полной безопасности. Кейт не умела предсказывать будущее и не знала, предстанет ли она перед судом и попадет в тюрьму или просто побудет с семьей Алека, как он и планировал, и покинет город, когда Иен, Эндрю и Дональд будут освобождены.

Кейт знала, что все они рисковали. Алек, ее брат, Коннор Макферсон готовы были расстаться с жизнью в довольно опасной игре, целью которой было освобождение арестованных товарищей. Совесть не позволила Кейт сидеть дома сложа руки и ждать известий.

Алек накрыл ладонью руку девушки, лежащую на сиденье.

– Совсем недавно ты была уверена, что я привезу тебя сюда закованной в кандалы, – сказал он, словно прочитав ее мысли. – Но я не собирался везти тебя в суд. Ты должна знать это.

Кейт взглянула на Алека, недоверчиво сдвинув брови.

– А что же ты был намерен сделать?

– Я хотел отпустить тебя, Кэти, – тихо произнес мужчина. – Я бы освободил тебя сразу после того, как ты ответила на мой вопросы, как только я узнал бы, где спрятано оружие. Да, я действительно собирался привезти тебя в дом, где живут мои дядя с тетей. Но я совсем не желал, чтобы ты предстала перед судом.

– Но ведь ты получил приказ! – возразила девушка.

– Да. – Алек пожал плечами. – Но если бы только ты сказала мне то, что я хотел знать, – свое имя, имена твоих товарищей, то, что передал тебе Иен Камерон, – я бы догадался об остальном. Если бы я смог поговорить с твоими родными и узнать от них, как разыскать тайник с оружием… я отпустил бы тебя.

Кейт слушала, не веря собственным ушам.

– Значит, все это время ты обманывал меня, заставив поверить в то, что я предстану перед судом, а потом попаду в тюрьму?

– Но ведь ты действительно должна была предстать перед судом, который, возможно, приговорил бы тебя к тюремному заключению. Однако я знал, что у тебя есть выход, если только ты ответишь на интересующие меня вопросы. Я не говорил тебе всего этого, потому что ты не захотела пойти мне навстречу.

Кейт еле заметно улыбнулась.

– Я рада, что ты приехал за мной. Если бы этого не произошло, Алек, мы могли бы никогда не узнать о… собственных чувствах друг к другу.

Алек крепко сжал ее пальцы.

– Ты умная девушка, Кэти-Кэтрин. Все в нашей жизни происходит не случайно.

– Даже когда нам что-то кажется ошибочным, позже может получиться как раз наоборот.

Алек наклонился, их пальцы сплелись, а плечи соприкоснулись. И он поцеловал ее, подняв раненую руку так, чтобы взять в ладонь щеку девушки. Его губы ласково коснулись ее губ. Простой поцелуй, но от его нежности на глаза Кейт навернулись слезы.

– Что ты скажешь своей семье?

Поднеся руку девушки к губам, Алек поцеловал ее.

– Скажу, что ты моя жена. Ведь это правда. Вернее, скоро ею станешь.

– Это действительно правда. По нашей традиции, если молодые люди договорились пожениться – и при этом не важно, говорили они об этом наедине или при свидетелях, – а потом отдались любви плотской, брак считается законным. А ведь у нас все так и случилось, разве нет?

– Сначала нужно дать брачные обещания, а потом скрепить их брачной ночью, – кивнул Алек. – Свидетели при нашем разговоре о свадьбе присутствовали, так что этот пункт вполне законен. Только мы слегка изменили последовательность событий. – Алек озорно улыбнулся.

– Но мы все исправим.

Палец Алека описывал чувственные круги по руке Кейт, заставляя ее содрогаться от зарождающегося желания.

– Да, нужно исправить это как можно скорее.

Кейт прижалась к Алеку, обнявшему ее одной рукой, и улыбнулась. В окно пробивались солнечные лучи, заливая светом его лицо и вспыхивая золотистым ореолом над его головой. Кейт молча поцеловала Алека. Затем посмотрела в окно.

Несмотря на ранний час, улицы были заполнены людьми и транспортом. Торговцы открывали лавки и подметали ступени. Некоторые вывозили на улицу небольшие тележки и выносили столы, чтобы разложить на них товар. Ватаги мальчишек бродили вверх и вниз по холму, сидели на ступеньках домов или на углах улиц. Некоторые из них помахали проезжавшей мимо карете. Кейт заметила, что почти все они были горцами в потрепанных пледах. Мальчишки и подростки готовы были за небольшое вознаграждение доставить в нужное место донесение, поднести поклажу или провести путника по лабиринту улиц и дворов в нужное место. Принимая во внимание многочисленные подъемы и спуски, а также возвышавшиеся по обе стороны улиц многоэтажные дома с множеством лестниц, можно было сказать, что мальчишки честно отрабатывали свои деньги.

Здесь же стояли носильщики паланкинов, поджидающие пассажиров. Поверх сиденья размещалось некое подобие ярко раскрашенного короба. Вся эта конструкция крепилась на толстых горизонтальных шестах.

Алек склонился к уху Кейт.

– Когда отправишься в замок, тебе лучше нанять паланкин, – еле слышно произнес он. – Здесь это в порядке вещей. Зачастую леди путешествуют по городу в собственных паланкинах, да еще в сопровождении мальчишек-посыльных. Более безопасного средства передвижения не найти. Кроме того, так будет удобнее для нас всех, когда ты в одиночку отправишься повидать Иена и остальных.

55
{"b":"11400","o":1}