ЛитМир - Электронная Библиотека

Но сегодня она не могла рисковать и тянуть время, пытаясь испытать свой дар на этом капитане. И не только потому, что он мог вспомнить, что видел ее в Лондоне. Кейт почему-то казалось, что ее магический дар не подействует на него так быстро, как на остальных мужчин.

Нужно найти списки и убираться отсюда. Сунув руку в карман юбки, Кейт нащупала спрятанный там стеклянный пузырек с сонным зельем из трав. Иногда она подливала это снадобье в напитки офицеров, чтобы оградить себя от их домогательств.

Кейт осторожно открыла пузырек кончиками пальцев. Незаметно бросив взгляд на списки, которые держал в руках Фрейзер, она заметила имя Иена Камерона. Иена арестовали, и ее брату и остальным родственникам необходимо было знать, где его держат. Кейт было известно, что если они найдут Камерона, то не только спасут ему жизнь, но правительство не узнает его секрета. А это сохранит жизни и благополучие сотен, а может быть, и тысяч горцев-якобитов.

Фрейзер продолжал стоять, и Кейт поставила на стол чашку, так и не улучив момента, чтобы подсыпать зелье. Офицер молча смотрел на нее, и Кейт отвернулась, пытаясь унять пустившееся вскачь сердце.

Оставалось последнее. Метод, о котором она слышала, но никогда ранее не применяла. При одной только мысли об этом в душу закрадывалась тревога.

Если верить семейной легенде Маккарранов, тот, кто унаследовал магический дар от предков-фей, также обладал и способностью околдовывать человека. Чары лишали его сознания и даже останавливали время.

Кейт никогда не проделывала ничего подобного, полагаясь на свое врожденное обаяние и удачу. Она не знала, каким образом сможет обворожить Фрейзера. Более того, она не была даже уверена, что обладает такой способностью, несмотря на семейную легенду. С самого детства ей было сложно принять тот факт, что она отмечена сверхъестественными способностями, с легкостью очаровывая людей. Она использовала этот дар, чтобы помочь своему клану. А вот колдовство – это уже серьезно.

Несколько лет назад их семья счастливо жила в замке Данкрифф. Ее бабушка и тетки, досконально изучившие семейные предания, предупреждали ее о том, что колдовство следует использовать только в том случае, если понимаешь его силу. Но Кейт казалось, что она никогда не поймет этого. Другие члены клана Маккарранов разбирались в семейных преданиях гораздо лучше, чем она. В старинном, огромных размеров манускрипте, в который из столетия в столетие добавлялись страницы, описывались семейные волшебства и магические рецепты. Но Кейт этот манускрипт напоминал скучный школьный учебник, и она почти не открывала его.

Кроме того, она почему-то была уверена, что чары Маккарранов не подействуют на Фрейзера. Казалось, ее очарование не произвело на него ни малейшего впечатления.

Он выглядел раздраженным, когда, сердито сдвинув брови, собирал со стола бумаги. Кейт давно не сталкивалась с подобной реакцией мужчин. А если точнее, с того самого момента, когда отец застал ее за рассматриванием иллюстраций одной из книг в его библиотеке. Это был сборник итальянских гравюр, изображавших обнаженных мужчин и женщин, сливающихся воедино в различных интересных позах. Кейт не могла сделать людям ничего плохого, а вот ей самой необычные способности, в которых была так уверена ее мать, не принесли ничего хорошего.

Как только Фрейзер отвлекся, Кейт улучила момент и вылила содержимое пузырька в свежезаваренный чай. Слегка горьковатое на вкус, а в целом вполне безобидное снадобье способствовало крепкому беспробудному сну. Отыскав плошку с сахаром, девушка высыпала добрую порцию в чай.

Подав капитану чай, Кейт почувствована себя не в своей тарелке. Она напоминала себе самой паука, плетущего паутину, чтобы поймать ничего не подозревающую жертву.

Взяв чашку, Фрейзер поблагодарил сначала по-английски, а потом на гэльском наречии:

– Спасибо… tapadhleaf.

Слова, произнесенные народном языке, заставили Кейт почувствовать себя еще более виноватой. Большинство офицеров, встречавшихся на ее пути, были марионетками в красных мундирах – все до одного виги, – и у нее, рожденной в горах от отца-якобита, погибшего в изгнании, были все основания их недолюбливать. Все они мгновенно начинали пылать страстью к Кейт – пресыщенные, толстые глупцы. Их было легко ненавидеть и обводить вокруг пальца.

Но капитан Фрейзер внушал ей совсем иные чувства. Несмотря на то что он оказался вовсе не тем воином-горцем, какого она себе вообразила, и вопреки тому, что он носил красный мундир, сердце Кейт начинало биться сильнее в его присутствии.

«Ну, пожалуйста, выпей! – мысленно молила Кейт, борясь с желанием выбить из рук капитана Фрейзера чашку. – Выпей и прости меня».

Алек поднял чашку в приветственном жесте:

– Вы крошечное неуклюжее существо, мисс Прачка, но, несмотря на это, вы очень красивы, и я надеюсь, что стираете вы гораздо лучше, нежели выполняете работу полому.

С этими словами капитан стал пить чай.

Чувство вины усилилось, но Кейт наклонилась и принялась собирать разбросанное белье. Рубашка капитана Фрейзера все еще пахла его телом – уютом, силой и мужественностью. Подхватив корзину, Кейт двинулась к выходу из палатки, но потом обернулась.

Капитан сидел на стуле и потягивал чай, раскладывая на столе бумаги. Затем он поднял руку и провел по густым волнистым волосам.

Кейт почти уже вышла из палатки. Но тут заметила, что он подпер голову рукой, как если бы сильно устал. Стараясь заглушить острое чувство вины, Кейт вышла из палатки и нетерпеливо вгляделась в сгущавшиеся сумерки.

Едва она побежала вперед, из темноты возникла фигура высокого шотландца. Кейт испуганно охнула, а затем метнулась навстречу кузену. Алан Маккарран схватил ее за плечо и оттащил в безопасное место.

– Что случилось? – тихо спросил он на гэльском языке. – Я стоял снаружи и прислушивался на случай, если понадобится моя помощь. Ты была там довольно долго.

– Все в порядке, – прошептала Кейт.

– Нашла списки арестованных?

– Я их видела, но забрать не смогла. Офицер до сих пор не заснул. Алан, послушай, – взволнованно продолжала Кейт, – он видел меня несколько месяцев назад в Лондоне. Я подлила ему в чай сонное зелье, и все же слишком рискованно возвращаться назад. Он может догадаться, что я шпионка, которая принимает различные облики. Он отнюдь не дурак, этот офицер.

Алан покачал головой.

– Ты можешь очаровать его так же, как и других. А это снадобье, что ты подлила ему в чай, свалит его с ног. Найди списки и возвращайся скорее.

Внезапно Кейт охватила паника. Она разрывалась между желанием немедленно покинуть лагерь и порывом вернуться назад в палатку Фрейзера. Он словно околдовал ее, и эти странные и восхитительные чары оказались слишком сильны. Вот ведь ирония судьбы.

– Нам необходимы эти списки, – сказал Алан. – Мы должны узнать, куда «красные мундиры» увезли Иена Камерона после ареста. Другу твоего брата известно, где тайник с испанским оружием, и мы должны освободить Иена, прежде чем англичане смогут вытянуть из него информацию. Его схватили до того как он успел встретиться с твоим братом, так что нам лучше поспешить.

– Я понимаю, – ответила девушка. Она не знала Иена Камерона лично, но понимала всю важность известной ему информации, – если капитан поймает меня и узнает… Риск слишком велик.

– Через несколько минут мы будем уже далеко отсюда, – подбодрил Алан кузину. – Камерон знает, где спрятано это пропавшее оружие, и если «красным мундирам» станет известно о тайнике раньше нас, восстание будет задавлено, еще не начавшись. А оно так много значит для твоего клана.

Кейт вздохнула. Она была предана близким и брату и готова на все ради Роберта – главы клана Маккарранов из Данкриффа. И если он считал Иена Камерона своим верным другом, а эту миссию важной для их цели, Кейт сделает все, что в ее силах.

– Хорошо, – прошептала она. – Я вернусь.

– Я буду ждать тебя здесь. Позови, если потребуется помощь.

Холодок пробежал по спине девушки, но она поспешила назад в палатку под противным мелким дождем. Войдя внутрь, она завязала тесемки на импровизированной двери.

6
{"b":"11400","o":1}