ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Видок. Чужая боль
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Сетка. Инструмент для принятия решений
Нелюдь
Маленькая страна
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Сила воли. Как развить и укрепить
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели

Грант едва не взорвался от ярости.

– И вы не сказали об этом ни слова? – взревел он.

– Я не был уверен в ее чувствах, – ответил Алек. – Но мы поженились по традиции горцев.

– И давно ли? – рявкнул Грант.

– Мне кажется, это произошло тогда, когда наши взгляды впервые встретились, – ответила Кейт. – Именно тогда мы вверили друг другу свои сердца.

– Лорд адвокат, сэр, – официально обратился к родственнику Алек, – Кейт никогда не совершала тех преступлений, что ей приписывают. Она импульсивная девушка и зачастую думает сердцем, а не головой. Именно поэтому она совершает столь необдуманные поступки. Но она не распутница и не воровка. Эта девушка очень верная и преданная, сэр.

– Но она шпионка! – резко возразил Грант.

Громко причмокивая, лорд Хьюм допил остатки шоколада и налил из серебряного кофейника еще порцию. Комната вновь наполнилась восхитительным ароматом. Не говоря ни слова, он взял из вазочки последнее печенье и обмакнул его в напиток.

– Сэр, это совершенный вздор, – обратился к нему Грант. Он нахмурился, а костяшки пальцев, лежавших на спинке стула, побелели от напряжения.

– Значит, ты ручаешься за эту девушку? – Хьюм посмотрел на Алека. Тот кивнул. После этого пожилой адвокат критически оглядел Кейт. – А вы клянетесь, что никогда не брали военных документов или других вещей с преступной целью? – Его тяжелому пронизывающему взгляду невозможно было противостоять.

– Я могу вам честно признаться, что никогда не входила в палатку офицера и не заглядывала в документы без мыслей о капитане Фрейзере. Ведь он всегда был единственной причиной… моих поступков. Должна вам признаться, он занимает все мои мысли и все мои сны. Я совсем не могла спать, сэр, пока не отыскала его. – Сказав это, Кейт подумала, что ее слова Отчасти оказались правдой. Она накрыла ладонью руку Алека, по-прежнему сжимавшего ее плечо.

– Неужели вы думаете, что в это можно поверить? – осведомился Грант.

– Но это правда. Мы на протяжении многих месяцев искали друг друга.

– Думайте что хотите, сэр, – тихо сказал Алек. – Я просто хочу раз и навсегда прояснить ситуацию и забрать жену в Килберни-Хаус, где мы мирно заживем.

Лорд адвокат вновь что-то проворчал. Он допил вторую порцию шоколада, стряхнул крошки с черной мантии и поднялся со стула.

– Я не стану тратить своего драгоценного времени, времени короля или его денег на распрю двух одурманенных любовью глупцов. Это дело не стоит того, чтобы его рассматривали в суде. Я лорд адвокат Шотландии, а не чертов сводник. А если девушка и шпионка, то весьма непрофессиональная. Это дело не стоит того, чтобы его рассматривали в Высшем уголовном суде. У нас и без того много работы.

– Сэр… – начал Грант. – Умоляю вас, рассмотрите это дело.

– Любви и подобным глупостям не место в моем суде. Александр, приятного тебе дня. Кэтрин, добро пожаловать в нашу семью.

Несмотря на громкие протесты Гранта, пожилой адвокат был непреклонен. Он жестом указал Гранту на дверь, а потом обернулся:

– Прекрасный выбор, Александр. Это чертовски занимательная история. – А потом он улыбнулся искренне и по-доброму.

– Спасибо, сэр, – ответил Алек, а Кейт вышла вперед, чтобы поцеловать лорда адвоката в щеку. Тот шумно запротестовал и, так и не сказав ничего вразумительного, ушел, громко хлопнув дверью.

Алек посмотрел на любимую.

– То, что сейчас произошло, – сказал он, – было либо чудом, либо первоклассной демонстрацией твоих магических способностей.

Кейт засмеялась от охватившего ее чувства облегчения и радости. Она обвила шею Алека руками, и тот прижал ее к себе. Их разделяла лишь покоящаяся на перевязи рука. Кейт подставила лицо для крепкого поцелуя, в котором смешались вкусы шоколада и кофе, сладкие ароматы страсти и нежности.

Потом Алек отстранился и посмотрел на Кейт.

– Любовь моя, как бы мне ни хотелось продолжить начатое, но у нас есть дела и поважнее.

Кейт кивнула.

– Алек, а что, если нас поймают, когда мы будем вызволять из тюрьмы Иена и остальных? Сегодня лорд адвокат проявил снисходительность, но чуда больше не произойдет. А вдруг ничего не получится?

Вместо ответа Алек обнял девушку. Просто обнял, и ощущение исходящей от него надежности показалось Кейт самым восхитительным на свете.

– Нам придется рискнуть. Мы не позволим нашим товарищам сидеть в тюрьме в ожидании смерти. Кроме того, Иена скоро перевезут в Лондон, в Тауэр. Но ты можешь не принимать в этом участия, если беспокоишься.

– Я пойду с вами. – Кейт вскинула голову.

– Хорошо, – тихо ответил Алек. – Там, в замке, нам потребуется твой дар. Он будет служить нам щитом.

Вместе с Кейт Алек вышел из комнаты в зал. Когда Алек помахал Уолтеру Фрейзеру и распахнул перед ней дверь, Кейт сначала не заметила группу людей, стоявших на тротуаре и беседующих с двумя носильщиками паланкинов.

Потом она посмотрела на них и охнула. Алек тихо фыркнул, хотя скорее всего он просто попытался подавить смех.

Роб, Коннор и Джек обернулись. Все они были одеты в длинные темные плащи с капюшонами – точно такие, как у Кейт, – из-под которых выглядывали платья.

С трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Кейт подумала, что в качестве леди никто из них не выглядел хоть сколько-нибудь привлекательно'. Девушка знала, что все очень и очень серьезно. Эти мужчины могли умереть сегодня за правое дело, и Кейт понимала, что ни один из них не хочет встретить смерть в подобном обличье.

– Ну, – произнес Джек, подходя к Алеку и Кейт, – мы готовы. Паланкины мы наняли, так что можно отправляться в замок.

– Джек, – не удержался Алек, – ты восхитительно выглядишь.

– Иди к черту! – огрызнулся молодой человек, а потом развернулся на каблуках и направился к ожидающим паланкинам.

Глава 29

Паланкин накренился. Но его сиденье крепилось на шестеренках, поэтому, когда паланкин несли в гору, оно оставалось на прежнем уровне. Кейт крепче схватилась за кожаное сиденье и обернулась. Все ее «компаньонки» тоже ехали в паланкинах, в то время как Алек пошел один другой дорогой.

Впереди, на вершине холма, вырисовывались темные стены замка. «Дамы» с легкостью миновали первых часовых. Кейт объяснила, что она с подругами направляется в тюрьму навестить заключенных, потому что над тремя дамами нависла угроза стать вдовами. Их пропустили. Они без проволочек проследовали и мимо караула у центральных ворот.

Когда «дамы» вошли в ворота замка и поднялись по крутому склону к группе зданий, Кейт вопросительно посмотрела на Роба.

– Иди прямо, – прошептал тот, не поднимая головы. – Тюрьма вон в том здании.

Кейт кивнула и медленно пошла вперед. Потом она услышала, как кто-то окликнул их сзади, и обернулась. Перед ней стоял Алек, одетый в красный китель и килт, подпоясанный офицерским ремнем. Но здесь было много таких, как он, солдат и офицеров, поэтому Алек остался неузнанным. Он, удивительно красивый, подошел к группе «леди», и сердце Кейт подпрыгнуло от радости.

– Леди, позвольте мне сопровождать вас. Вы пришли на свидание с заключенными? – Он держался холодно и вежливо и почти не смотрел на Кейт. Миновав еще несколько постов, Алек провел друзей по истертой каменной лестнице к тюрьме, и вскоре они оказались в узком темном коридоре, пропахшем горящим в лампах маслом, запах которого, однако, не мог скрыть отвратительного зловония тюрьмы.

Кейт содрогнулась, вспомнив дни, проведенные ею в темнице замка Инверлохи. Внезапно все сомнения исчезли. Душа ее наполнилась уверенностью в правильности того, что они здесь делают. Их товарищей нельзя оставлять в этом месте.

– Сержант, капрал… эти дамы пришли навестить заключенных горцев, – сказал Алек, когда двое часовых, сидящих в коридоре, отдали ему честь. – Подозреваю, что они вскоре овдовеют, – громко прошептал он, – так что, думаю, мы позволим им побыть наедине с мужьями.

– Но здесь четыре леди, – заметил сержант, – а горцев трое. Так сколько же жен у этих парней? Войти могут только трое, – сказал сержант. – Четверым нельзя.

61
{"b":"11400","o":1}