ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но вы сказали…

– Да, в тюрьму действительно приходили мужчина в офицерской форме и леди. Такая красавица… Но не эта леди, – пробормотал капрал. – Не эта.

Он сделал шаг вперед и протянул затянутую в перчатку руку. Кейт взялась за нее и встала, не сводя глаз с молодого человека.

Сержант помог подняться Алеку, и теперь оба караульных смотрели на Кейт.

– Нет, не эта леди, – тихо произнес сержант. – Та была вовсе не такой красавицей, как эта. – Он еле заметно печально улыбнулся.

Кейт, не говоря ни слова, пожала его руку, а потом руку капрала. Оба они чуть заметно кивнули.

– Те люди убежали, – сказал капрал лейтенанту и остальным собравшимся. – А эти двое просто случайно оказались в самом центре событий. Бедняга, – добавил он, бросив взгляд на стену.

– Капитан, прошу прощения, – обратился лейтенант к Алеку. – Нужно позвать вам врача.

– Со мной все в порядке, – ответил Алек. – Не беспокойтесь.

Кейт взяла любимого за руку.

– Я отвезу мужа домой, господа. Благодарю вас за помощь. – Она улыбнулась стоящим вокруг и разглядывающим ее людям. И Алек заметил, что все мужчины улыбнулись в ответ. Каждый из них был польщен, во взгляде каждого светилась любовь, словно Кейт подарила улыбку только ему одному.

– Идем, – тихо сказал Алек, беря Кейт под руку и направляясь к воротам. – Мне лучше увести тебя отсюда, пока все солдаты Эдинбурга не оказались у твоих ног.

Кейт обняла Алека за талию.

– В Эдинбурге есть только один солдат, который мне нужен, – сказала она. – Один-единственный.

Алек ничего не ответил, хотя весь просиял и ощутил в душе разгорающееся пламя. Он молчал, пока они не миновали ворота замка и не оказались в прохладной голубой тени, отбрасываемой зданиями, примостившимися на вершине холма.

– Уведя Кейт в тень, он обнял ее и поцеловал. Алек крепко прижимал девушку к себе, чувствуя, как ее руки обвивают его шею, асам он погружается в водоворот восхитительного поцелуя, в волшебство, снизошедшее на него, вернее, цепь чудесных событий, похожих на серебряную цепочку, украшающую шею Кейт, в то время как сама она была кристаллом.

– Я люблю тебя, Кэти-Кэтрин, – прошептал Алек, снова целуя губы девушки и ее щеку. – Я попал в сети твоих чар и не хочу выбираться из них.

– О! Но ведь и ты тоже околдовал меня, – ответила девушка. – И мне кажется, ты сам не знал, что способен на подобное.

– Значит, нам нужно остаться в этом волшебном мире, чтобы насладиться нашими дарами, – тихо сказал Алек. Кейт засмеялась и еще крепче прижалась к любимому.

– И все же тебе придется время от времени покидать этот мир, – прошептала Кейт.

– Зачем? Я не могу найти ни одной причины для этого. Кейт продолжала смеяться, и ее мелодичный серебристый смех исцелял Алека, наполняя его новыми силами.

– Тебе придется покинуть его, чтобы нанять для меня паланкин, – сказала Кейт. – Мне очень понравилось на нем ездить.

– Вот оно что, – усмехнулся Алек. – Я всегда знал, что ты немного избалована, дорогая. – Алек обнял девушку за плечи и оглядел улицу. – Я вижу один.

– Но нам нужно два. Ты ведь ранен. – Кейт вышла вперед, подняла руку, и из-за угла, словно по волшебству, вынырнул еще один паланкин.

Алек рассмеялся. Он просто не смог удержаться.

– Я в самом деле люблю тебя, – прошептал он, и Кейт прижалась лицом к его лицу – маленькое проявление радости. – И чем скорее мы останемся наедине, моя дорогая Кейт, – прошептал он, целуя девушку в щеку, – тем быстрее я покажу тебе, насколько сильно.

Кейт нежно засмеялась, и, когда отстранилась, чтобы взглянуть на него, Алек заметил исходящее от ее сияние. Он понял, что это отсветы горящего внутри ее магического дара.

Алек знал, что будет видеть это волшебное свечение каждый день на протяжении всей жизни – не каждый раз глазами, но всегда сердцем.

Эпилог

Февраль 1729 года

Войдя в Хоупфил-Хаус со стороны двора, Алек услышал треск и такие неистовые приглушенные крики, что у него оборвалось сердце. Он бросился бежать по коридору в том направлении, откуда доносились крики, и с грохотом распахнул дверь, ведущую в кладовую, где стоял буфет с раскрытыми дверцами. Пробегая мима, он разглядел сложенные стопками фарфоровые тарелки. Очевидно, кто-то составил их для церемонии бракосочетания, намеченной на сегодняшний вечер, но так и не успел отнести.

Где же слуги? И кто, черт возьми, так кричит? Алек бросился вперед, распахнув еще одну дверь. Лили… Да, без сомнения, кричала Лили. И Дейзи тоже…

В спешке он опрокинул стопку фарфоровых тарелок и услышал раздавшийся за спиной оглушительный звон. А крики тем временем не смолкали. Теперь Алек различил голос Рози. Он ворвался на кухню в развевающемся килте с бешено бьющимся сердцем.

И остановился как вкопанный. Громкие крики эхом неслись под сводчатым каменным потолком кухни, а ноздри Алека наполнились насыщенным сладким ароматом…

Шоколад был везде: лужами растекался по полу и начищенному дубовому столу, стекал с каминной полки. Он булькал, переливаясь через край, в двух черных чайниках, стоявших на столе. Аромат был божественный. Раненых и покалеченных Алек не заметил.

Обернувшись, он увидел их – трех перепачканных шоколадом маленьких леди, выглядывающих из-за самого большого кухонного стола. Его племянницы действительно визжали, но только от смеха.

Все они были с ног до головы забрызганы шоколадом. Их маленькие ручки и личики были покрыты пятнами, плиссированные платья перепачканы, взъерошенные волосы слиплись и висели сосульками. Заметив Алека, Рози и Лили подняли вверх руки и принялись размахивать ими и подпрыгивать. А Дейзи была полна решимости вырваться из рук Кейт, чтобы только взглянуть на обожаемого дядю.

Склонившись за спинами девочек с полотенцем в руках, Кейт взглянула на Алека через плечо, а потом вновь переключила внимание на его племянниц. Держа одной рукой подол платья Дейзи, она пыталась смыть с лица Лили темную массу. Младшая из девочек, стоящая на четвереньках, сводила все усилия Кейт на нет. Она вытягивала руку, стараясь окунуть пальцы в липкую лужу шоколада на полу, и взвизгивала от возмущения и разочарования.

– Ах ты, маленькая воровка, я не позволю тебе этого сделать, – приговаривала Кейт, пытаясь подтащить к себе ребенка за подол платья. – Алек, помоги мне, – взмолилась она.

– Дядя Алек, посмотри! – Рози, спокойная, серьезная темноволосая копия Эми, улыбалась от уха до уха.

Алек остановился, сложив руки на груди, и наблюдал за девочками. Все они были в безопасности, не ранены. Все они были такие чудесные, несмотря на то что их лица покрывали пятна шоколада, и все были настолько дороги ему, что Алек ощутил восхитительную боль в сердце. Он рассмеялся.

– Это, безусловно, самое невероятное зрелище, которое я когда-либо видел, – сказал он.

Кейт рассмеялась.

– Смотри, дядя Алек! – Рози подпрыгивала на месте, указывая на дубовый стол. Его поверхность была покрыта паутиной бесчисленных луж и пятен. Загустевший шоколад растекался по столешнице и капал на пол.

– Алек, забери ее! – Кейт пыталась подтащить Дейзи за платье. Она опустилась на колени, и на подоле ее бледно-голубого атласного платья появилось два коричневых пятна. Ее собственные пальцы были тоже перепачканы шоколадом, на рукавах виднелись отпечатки детских рук, а на щеках – следы поцелуев. – Ай-ай! – Девушка подошла к хихикающей Рози. – Как вам удалось сотворить подобное?

– Мы готовили шоколад для вашей свадьбы, – ответила Лили, которой Кейт пыталась оттереть лицо.

– Готовили шоколад? – переспросил Алек, подхватывая Дейзи под руку. Девочка захихикала и принялась извиваться. Потом она уцепилась ногами за ногу Алека, оставляя на рукаве его белоснежной рубашки благоухающие пятна шоколада. Она вытянула губы и подставила для поцелуя личико.

– Целуй! – скомандовала девочка.

Алек послушно поцеловал девочку в щеку и почувствовал на своем подбородке ее липкие губки.

64
{"b":"11400","o":1}