ЛитМир - Электронная Библиотека

– Маленькая сладкая Дейзи, – со смехом произнес Алек.

– Она не сладкая, а до ужаса озорная, – сказала Рози.

– Рози! – укорила ее Кейт. – Дейзи не могла сделать это одна.

– Она опрокинула чайник, – рассудительно заметила Лили. – Мы пытались приготовить шоколад, но малышка Дейзи пролила его на стол и на пол.

– И тогда вы решили им раскраситься? – Алек опустился на одно колено вместе со все еще цепляющейся за него Дейзи и подставил рукав Рози, чтобы та могла вытереть руки.

Ведь рубашка из дорогого батиста все равно была безвозвратно испорчена.

– Мы делали свадебный шоколад, но Дейзи и его испортила, – пояснила Рози.

– Свадебный шоколад? – Кейт взглянула на Алека. – Дядя Уолтер действительно готовил утром что-то особенное для праздничного обеда.

– Да, он говорил об этом, когда я встретил его в магазине, – ответил Алек. – Но где тетя Юффи? Где повар? И кто, черт возьми, присматривает за детьми?

– Я за ними присматривала, – сказала Рози. – Тетя Юффи пошла прилечь – у нее заболела голова – и велела нам идти к Кейт, но Кэти примеряла платье с леди Кинноул. Вернее, с тетей Софи, так она велела нам ее называть. Но тетя Софи держала на руках маленького Дункана, который снова заплакал, – запыхавшись, рассказывала девочка. – Вот я и сказала, что сама смогу присмотреть за сестрами.

– Уверен, никто не думал, что ты станешь присматривать за ними на кухне, – проворчал Алек, – или наблюдать, как они обмазываются шоколадом.

– Мы хотели удивить тебя, – жалобно произнесла Лили.

– И вам это удалось, – признался Алек.

– Я спустилась вниз, когда узнала, что Юффи отдыхает, а девочек нигде не видно, – объяснила Кейт, отпуская Лили и принимаясь вытирать влажным полотенцем лицо Рози. – Но где повариха и ее помощница? – спросила она у Рози.

– Они отправились к зеленщику, – ответила Рози. Ее голос звучал приглушенно из-за полотенца, которым ее вытирали. – Они не смогли отыскать на улице мальчишку, который сбегал бы на рынок, а конюх уехал с дядей Уолтером в гостиницу за гостями.

Алек знал, что девочка говорит о родственниках и друзьях Кейт, приехавших в Эдинбург на свадьбу и тайно остановившихся в гостинице, принадлежащей якобитам. Утром Кинноул привез Софи, а потом уехал вместе с Джеком, чтобы привезти Данкриффа, Маккарранов, Мюрреев и Макферсонов в Хоупфил-Хаус на церемонию бракосочетания и праздничный ужин.

– Повариха сказала, что в доме недостаточно репы. А еще ей понадобилась смородина для приготовления пудинга. Она обещала вернуться домой в половине второго. А сейчас уже половина второго? – Лили вопросительно взглянула на Алека.

– Не совсем, – ответил тот. – Так что же, вы сотворили все это за пятнадцать минут?

– Или даже меньше. – Кейт встала и принялась вытирать круглые щеки и маленькие пальчики Дейзи чистым краем полотенца.

– Целуй! – приказала Дейзи, вновь выпятив губы. Поцеловав девочку, Кейт начала вытирать сладкие пятна с ее лба.

Заметив пятно шоколада на подбородке Кейт, Алек протянул руку и принялся чувственно водить подушечкой большого пальца по нежной, полупрозрачной коже девушки. Кейт подняла на него бездонные, подернутые поволокой глаза.

– Всего один поцелуй, – прошептал Алек, наклоняясь. Кейт подняла лицо, и муж обхватил ее голову, погрузив пальцы в густые золотистые волосы. Он коснулся своими губами ее губ, упиваясь их сладостью и чувствуя, как Кейт отвечает на его ласку. Алек закрыл глаза, и Кейт издала жалобный стон, от которого его сердце подпрыгнуло, а тело отозвалось неожиданным желанием.

– Позже, – прошептал он.

– Дядя! – Лили потянула Алека за килт, и тот посмотрел вниз, все еще не выпуская из руки затылка Кейт. – Иди сюда, посмотри, что мы для тебя сделали, – позвала девочка и снова дернула за килт. Алеку ничего не оставалось, как последовать за племянницей к главному столу на огромной кухне.

Половина стола была заставлена чашками с нарезанными фруктами, глянцевыми куриными яйцами, остывшей кашей, смородиной и специями. Здесь же стояли кувшины с молоком и сливками для приготовления пудинга, а также вазочки с уже готовым пудингом и кремом. По цвету и запаху Алек догадался, что это лимонный пудинг, несмотря на то что он перелился через край, а ложка почти утонула в его глубинах.

Алек с облегчением заметил, что ножи были аккуратно сложены в ящик. Повариха не оставила на столе ничего, чем могли бы пораниться девочки. Подносы с жареной бараниной и птицей были задвинуты глубоко в печь, а котелок с дымящимся супом стоял слишком высоко, чтобы маленькие ручки могли до него дотянуться.

Однако сердце Алека сжалось при мысли о том, что здесь могло произойти.

– Их нельзя оставлять одних, – обратился он к Кейт.

– Знаю, – недовольно ответила та. – Я думала, Юффи присматривает за ними, пока мы с Софи примеряем платье. Ее малышу всего три недели, и он постоянно плачет. Неудивительно, что мы утратили бдительность.

– Я не сомневаюсь, что ты непременно присмотрела бы за девочками, если бы знала, что они предоставлены самим себе, – произнес Алек. – Может быть, не стоит постоянно оставлять их с Юффи. Она уже слишком стара, чтобы следить за ними.

Кейт склонила голову.

– Мы могли бы забрать их к себе домой, – тихо предложила она. – Ты ведь их опекун. После свадьбы мы собираемся в Килберни, чтобы познакомиться с твоими остальными родственниками. А потом, если позволит погода, уедем в Данкрифф. Я хочу, чтобы церемония венчания состоялась в маленькой часовне в горах, как того требует древняя традиция Маккарранов.

– Так и будет. Но я думал… девочкам нравится жить в Эдинбурге, где все они могут ходить в школу.

– Лили и Дейзи еще слишком малы, чтобы ходить в школу, – заметила Рози. – И вообще мы предпочли бы жить в горах с тобой и тетей Кэти.

– Горный воздух полезен для них, – сказала Кейт. – Они будут жить с нами в Килберни, а несколько раз в год мы приезжали бы в Эдинбург. Теперь, когда ты решил уйти в отставку, ты будешь много времени проводить в разъездах. Поможешь дяде Уолтеру и откроешь новое дело.

Алек посмотрел на племянниц. Их возбужденные невинные глаза были устремлены на него.

– Жить с нами? – переспросил Алек, и его сердце едва не остановилось. – Килберни?

– Ты не только их опекун, но и любимый дядя. Наверняка ты захочешь больше времени проводить со своей семьей. Ты же знаешь, что она скоро увеличится, – тихо произнесла Кейт. – Кто знает, когда это произойдет. – В глазах Кейт вспыхнул огонь.

Алек вдруг понял, что Кейт вновь начала очаровывать его. Он тихо засмеялся и посмотрел на девочек – таких красивых и дорогих его сердцу.

– Дядя Уотти и тетя Юффи очень хорошие. Они так добры к нам, – произнесла Рози со свойственной ей врожденной рассудительностью, которой она так напоминала Алеку ее мать. – Но нам нравится жить за городом.

– Мы не хотим все время оставаться в городе, – поддержала сестру Лили. – Колокола звонят слишком громко.

– Вниз, – потребовала Дейзи. – Вниз. – А потом принялась вырываться из рук Алека, уворачиваясь от мокрого полотенца.

Ничего не ответив Кейт и двум старшим девочкам, Алек опустил малышку Дейзи на пол и вложил ее ручку в ладонь Рози. Мысли роились у Алека в голове, не в силах сформироваться в единое целое. Сдвинув брови, он посмотрел на Лили.

– Ну, показывай, что вы сделали, – произнес он более строго, чем хотел.

– Вот. – Девочка указала пальцем на стол. – Это для тебя и тети Кэти.

Алек присмотрелся к гладким темным кускам шоколада и вдруг понял, что они вовсе не бесформенные. Девочки разлили шоколад в маленькие железные формочки, которые повариха использовала для приготовления пудинга и фруктового мороженого.

– Что это?

– Шоколад, который можно откусывать, – пояснила Рози. – Дядя Уолтер делает густой шоколадный соус, в который можно макать печенку. Но мы не любим печенку и шоколадный соус, поэтому мы решили сделать что-то другое.

– Свадебный шоколад, – с гордостью произнесла Лили. Алек коснулся поверхности пальцем. Но содержимое формочки оказалось твердым. Алек нажал сильнее, тонкая оболочка треснула, и из-под нее показался лимонный крем. Он нахмурился.

65
{"b":"11400","o":1}