ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Доктор аннамама, у меня вопрос: как кормить ребенка?
Алмаз лорда Гамильтона
Квартирант с приданым
Хроники тысячи миров (сборник)
Против нелюбви
Любовь: нет, но хотелось бы
Алекс Верус. Жертва
Думай как миллионер. 17 уроков состоятельности для тех, кто готов разбогатеть
45 татуировок личности. Правила моей жизни

– Обходил замок. Я часто это делаю. Потом спустился на кухню за чаем, но не встретил ни одного привидения. – Он отвернулся, подошел к двери и притворил ее. Софи проводила его задумчивым взглядом и потерла лоб.

– Голова болит? – мягко спросил он. Она кивнула.

– Чай – лучшее лекарство. К тому же он поможет согреться. Сегодня выдалось на редкость холодное утро. Весна только началась. Замок постепенно разваливается. Кое-где стены совсем обрушились, и обогреть это место почти невозможно. Иногда единственный способ согреться – это оставаться в постели. Забирайся под одеяло, – предложил он. – Выпьешь чай в постели. Тебе вовсе ни к чему вставать.

– А вы? – спросила она с бешено бьющимся сердцем.

Не собирается ли Макферсон улечься в постель вместе с ней? Прошлой ночью она страстно этого желала, но сейчас ее терзали сомнения. Софи и сама не знала, чего бы ей больше хотелось.

– Я привык мало спать. Кроме того, у меня есть кое-какие дела.

– Что-то по части воровства или похищения женщин?

– Вы единственная женщина, которую я похитил, мадам, – возмутился горец.

– Надеюсь, это правда, – хмуро бросила Софи, отлично зная, что он ее дразнит.

– Мне нужно идти, но Мэри Мюррей и ее сын останутся здесь, с тобой. Хочу напомнить… тебе не следует покидать замок. Миссис Мюррей обо всем позаботится. Если тебе что-нибудь понадобится, достаточно только попросить.

Софи лукаво склонила голову набок:

– Например, ключ от ворот? Или лошадь?

Он подошел ближе и окинул девушку внимательным взглядом с высоты своего огромного роста.

– Например, еще чаю или что-нибудь из еды. Чистую одежду. Воду для ванны.

Софи покорно вздохнула, уступая.

– Все это мне понадобится, спасибо.

– Тебе незачем благодарить меня за каждую мелочь. Я ничем не заслужил твою благодарность.

– Вы были вежливы и обходительны со мной, хоть вы и… разбойник.

Софи снова задрожала от холода, даже чашка в ее руках задребезжала на блюдце.

Коннор озабоченно нахмурился:

– Ты совсем замерзла, моя девочка. – Он подхватил поднос и махнул рукой в сторону кровати: – Я отнесу твой чай туда. Ложись лучше в постель, Кейт.

По спине Софи пробежал холодок.

– Я не Кейт.

Коннор застыл с подносом в руках. Его лицо окаменело.

Глава 12

– Тогда Кэтрин, – невозмутимо произнес Коннор, хотя резкий тон девушки несколько смутил его. – Или Кэтрин София, если тебе так больше нравится.

Зябко кутаясь в накидку, выставив вперед крошечную босую ножку, она испуганно смотрела на него огромными глазами цвета морской волны. Ее золотые локоны сверкающим водопадом рассыпались по плечам. Она так сильно стиснула в руках чашку с чаем, что, казалось, хрупкий фарфор из фамильного сервиза Кинноллов вот-вот расколется.

– Так ты думаешь, что я Кейт? – дрожащим голосом спросила она.

Коннор почувствовал пугающий холод в груди. Он опустил поднос на кровать, обернулся и принялся рассматривать девушку в лучах бледного света, пробивающегося в широкую щель между занавесками. Несколько месяцев назад он видел Кейт Маккарран на рыночной площади в Криффе. У нее были рыжевато-золотистые волосы. Не светлые, льняные кудри. Перед ним явно стояла не Кейт Маккарран.

– Твои волосы, – растерянно выпалил он; понимая, что выглядит полным болваном – Что ты с ними сделала? Покрыла пудрой? Высветлила? – Коннор хорошо знал ответ, но страшился его услышать.

– Это мой обычный цвет. У меня всегда были такие волосы! – гневно воскликнула она. – Так ты думал, что я Кейт Маккарран, когда похитил меня?

Лицо Коннора потемнело.

– Да.

Софи с шумом втянула в себя воздух. Она задыхалась.

– И прошлой ночью тоже?

– Да. – Коннор оцепенел от потрясения, хотя внешне казался спокойным и невозмутимым.

Чашка снова задребезжала на блюдце. Пленница с шумом вдохнула, а потом неожиданно швырнула чашку о камин. Хрупкий фарфор разлетелся на мелкие осколки, окатив чаем каминную плиту. Новобрачная с трудом подавила рыдание, ее глаза сверкали гневом. Коннор не произнес ни слова и не двинулся с места. Девушка подошла к камину, опустилась на колени, собрала осколки фарфора и сложила их на блюдце. Ее руки дрожали. Сердце Коннора бешено отсчитывало удары, но он стоял неподвижно и молчал. Ему хотелось помочь девушке, хотелось обнять ее, но он продолжал безучастно наблюдать, давая своей пленнице время прийти в себя. Наконец она отставила блюдце, поднялась с колен и взглянула на Коннора.

– Я не Кейт, – отчеканила она.

– Тогда кто же ты? – Голос Коннора прозвучал резко, едва ли не грубо.

– Меня зовут Кэтрин София. Я сестра Кейт. Софи. «Господи!»

Коннор покачал головой, подавив приступ паники.

– Данкрифф написал это имя в своем письме, и я решил, что речь идет о его сестре Кейт. А он ни разу не поправил меня.

– Роберт не перепутал бы нас. Я Кэтрин София. А имя Кейт – Мария Кэгрин. – Софи надменно вздернула подбородок.

Коннор вполголоса выругался, окончательно смешавшись. Не зная, что сказать, он растерянно замолчал и устало потер пальцами веки.

Вот дьявольщина! И что теперь прикажете делать? Найти священника л заставить его аннулировать брак? Отшвырнуть одну невесту, вроде как бросить обратно в воду слишком мелкую рыбешку, и пуститься в погоню за другой?

Коннор прошептал про себя проклятие и резко повернулся к жене:

– За каким чертом вас обеих назвали Кэтрин?

– Ругаться не обязательно. Обе наши бабушки носили имя Кэтрин, Так что нам с сестрой обеим дали это имя, но все называли нас просто Кейт и Софи. До сих пор никаких сложностей у нас не возникало.

– Господь всемогущий! – Данкрифф сбил его с толку. То ли сам ошибся, то ли намеренно обманул.

– Так вы собирались похитить Кейт и жениться на ней? – Коннор хмуро кивнул. – О Господи! – прошептала Софи.

– Ваш брат ничего не говорил мне о сходстве имен. И я не смог бы различить вас с сестрой. Вас я никогда не встречал до сегодняшней ночи, а Кейт видел всего однажды, вдобавок издалека.

– И вы хотите сказать, что вышла ошибка? И ждете, что я этому поверю? – гневно сверкнула глазами Софи.

– Ну да, – нехотя признал Коннор, вне себя от досады.

Девушка сложила руки на груди и отвернулась. Коннор провел пятерней по волосам и потер переносицу, пытаясь сообразить, что делать дальше.

Он видел Кейт прошлым летом, когда вместе с Данкриффом и Нилом Мюрреем привел продавать на рынок в Криффе несколько голов скота, украденного на пастбищах Киннолла. Данкрифф указал ему издали на сестру, стоявшую в окружении мужчин из своего клана. Роб пошел поздороваться с ними, а Коннор остался со скотом. Макферсон держался на расстоянии, изображая простого гуртовщика-горца в потрепанном пледе и с неряшливой бородой.

Коннору было кое-что известно о тайной стороне жизни Кейт Маккарран, примкнувшей к якобитам. А поскольку сам Макферсон пользовался славой опасного мятежника, он посчитал, что для всех будет куда безопаснее, если Кейт не увидят в его обществе. Коннор надеялся, что когда-нибудь им с сестрой Данкриффа предстоит бороться вместе, но это время пока не пришло.

Он вспомнил прелестную молодую женщину, изящную и стройную, в голубом платье и накидке с капюшоном. Ее голову украшал кружевной чепец. Блестящие рыжевато-золотистые кудри сверкали на солнце.

А локоны Софи были светлыми, как солнечные лучи, но в темноте и тумане Коннор не заметил этого. Разумеется, ему даже не пришло в голову спросить, та ли это Кэтрин Маккарран, что связалась с мятежниками.

– Где ваша сестра? – спросил он. – Роберт говорил мне, что она вернется в замок Данкрифф на этой неделе. Я знал, что Кейт ездила в Эдинбург, и подумал, что вы – это она. Но где же Кейт?

У Коннора голова шла кругом. Что же делать, когда все так безнадежно запуталось?

– На прошлой неделе Кейт была в Эдинбурге. Она встретила меня, когда мой корабль прибыл в гавань Лит.

Коннор удивленно поднял брови:

25
{"b":"11401","o":1}