ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы прибыли в Шотландию всего неделю назад?

– Я приехала из Франции вместе с миссис Эванс, служанкой моей матери, той самой дамой, которая так громко кричала, когда вы утопили мой эскорт.

– Помню. Так Кейт сейчас в Эдинбурге? Софи покачала головой:

– Она отправилась в Лондон, хочет повидаться с родными. Кейт решила поехать еще до того, как пришло известие, что Роберта бросили в тюрьму. Она умоляла меня поехать в Данкрифф с миссис Эванс и посмотреть, что можно сделать для нашего брата. Роберт знал, что Кейт собирается встретить меня в Эдинбурге, а затем отправиться в Лондон. Он тоже рассчитывал прибыть в Эдинбург.

Коннор пошарил в меховой сумке и вытащил тщательно сложенное письмо Данкриффа.

– Хотел бы я знать, кого из вас предназначил мне в жены ваш братец, черт возьми! – процедил он сквозь зубы, пробегая глазами послание.

– Роберт написал здесь мое имя. – Софи протянула руку, и Коннор передал ей письмо. – Взгляните… часть вашего имени вычеркнута. Здесь написано… Кин… Киннелл…

– Киннолл, – поправил ее Коннор.

– Тогда мне хотелось бы знать, кого брат предназначил мне в мужья, черт побери! – яростно прошипела Софи. – Кэмпбелла, лорда Киннолла? В конце концов, может, вы силой заставили моего брата написать письмо?

– Да будь все проклято! Иногда меня называют Кинноллом.

– Почему? Вы были арендатором сэра Генри? Коннор раздраженно отмахнулся.

– Позже. А вы уверены, что Роберту известно ваше полное имя?

– Разумеется! Не моя вина, если вы подумали, что он имел в виду Кейт. – Она презрительно вскинула голову и выпрямилась, подперев кулаком бок.

Эту тонкую талию Коннор обхватывал ладонями. Эту прелестную грудь, сейчас вздымавшуюся от гнева, ласкали его пальцы, целовали его губы. О Господи!

Чего же добивался Данкрифф? Роб наверняка понимал, что Коннор собирается сделать своей женой Кейт. Сторонник якобитов, бунтарь и сорвиголова, Макферсон смог бы позаботиться о Чертовке Кейти. Он стал бы для нее идеальным мужем. И зачем бы ему было жениться на второй сестрице Данкриффа, бросив Кейт на произвол судьбы, когда та больше всего нуждалась в защите?

Что ему, собственно, известно о Софи? Она могла быть прелестной, как ангел, и упрямой, будто мул, хитрой, как лисица, а временами чертовски вежливой и обходительной. Коннор готов был рычать от бешенства. Виски легко развязывало ей язык, но и наделяло бесстрашием львицы.

А еще Коннор знал: она сладкая, как чистая горная вода, и нет большего наслаждения, чем сжимать ее в своих объятиях.

– София, – угрюмо и неуверенно произнес он ее имя.

– Софи или мисс Маккарран, – поправила она язвительным тоном.

Коннор тяжело вздохнул и потер лоб.

– Софи… Я должен извиниться перед вами за прошлую ночь. – Макферсону всегда нелегко было признавать ошибки, но на этот раз он совершил слишком серьезный промах.

– Не стоит, – сухо бросила девушка. – Но теперь мы женаты! И прошлой ночью мы… – Она остановилась и отвернулась.

Коннор опустил голову. Он даже не был уверен в том, что их брак по-настоящему состоялся.

– Кажется, Данкрифф говорил мне о вас обеих. Насколько я помню, одну он называл Чертовкой Кейти, а другую… Святой Софией.

Софи сердито нахмурила брови:

– Он дразнил меня этим прозвищем, потому что я ходила в монастырскую школу.

– Монастырь. – Коннор едва не застонал от ужаса. Он забыл, что вторая сестра Данкриффа – монахиня.

– Я провела шесть лет при английском монастыре в Брюгге. – Она встала перед ним, гордо расправив плечи. Ее волосы сияли в солнечных лучах, полная грудь вздымалась и опадала под полупрозрачными кружевами тонкой полотняной сорочки. Коннора пронзило мучительное воспоминание: гладкость кожи, тепло и тяжесть ее груди в его ладони. Ему захотелось снова коснуться ее, целовать…

– Вы не похожи на монахиню, – смущенно заметил он.

– Потому что я не монахиня.

– Значит, послушница.

– Я не принимала пострига, а получала образование в Брюгге.

– Довольно близко к монахине. – Коннора охватили горечь и гнев на себя за эту чудовищную ошибку. – Должно быть, теперь я нахожусь на полпути к аду, поскольку прошлой ночью заслужил себе вечное проклятие, – протянул он. – Святая София… и что мне теперь с вами делать?

Губы Софи сурово сжались.

– Прошлой ночью вы с большой охотой играли роль жениха и поторопились освободить меня от обязательства выйти замуж за сэра Генри Кэмпбелла.

– И лишить вас девственности, – выпалил Коннор. Так ли это? Коннор уже знал ответ и все же со страхом ждал его.

Софи презрительно фыркнула.

– Сожалею, что вы заполучили меня вместо моей младшей сестры. Могу понять, как вы разочарованы.

«Едва ли», – подумал Коннор, но не стал развивать эту тему.

– Я заполучил маленькую монашку, которая прикидывалась ведьмой, – яростно сверкнул глазами горец.

– Я изображала ведьму, чтобы выжить, сэр, – возразила Софи, бесстрашно встретив его взгляд. – Какой-то негодяй и бродяга похитил меня против воли, дурно со мной обращался…

– Ну, кое на что вы пошли вполне добровольно, – многозначительно заметил Коннор. – Помнится, мое дурное обращение вам даже нравилось.

– А как насчет веревки? – напомнила Софи.

– Я уже приносил вам свои извинения за веревку. Тогда это было необходимо. – Коннор никак не мог оправиться от потрясения, но тон его казался убийственно спокойным. – Вообще-то я могу понять ваш гнев. Вас похитили, навязали негодяя в мужья и руины вместо дома. В общем, будущее у вас незавидное. Но пока вы здесь, никто не посмеет дурно с вами обращаться.

– Полагаю, мне следует хотя бы за это поблагодарить вас? Коннор отвесил жене насмешливый поклон. Его восхищали дерзость и отвага этой женщины. Софи Маккарран таила в себе загадку. В мягком и нежном теле скрывался какой-то удивительно непокорный дух. Святая и грешная, этой ночью она лежала в его объятиях, в его постели. Внезапно Коннора Захлестнуло мучительное чувство, похожее на голод. Он неистово желал эту золотоволосую колдунью, будь она Кейт или Софи. Да хоть настоящей шотландской ведьмой! Он желал ее, как никакую другую женщину в своей жизни, и знал, что она разделяет его страсть.

Но каким бы отчаянным ни было его желание, он не мог коснуться Софи, пока не выяснит все до конца. Он женился не на той девушке, и теперь нужно было искать достойный выход.

Коннор наклонился к жене:

– Софи Маккарран, я настоящий подлец. А вы монахиня или почти монахиня. Возможно, нам следует аннулировать наш брак так же поспешно, как мы его заключили. Надо постараться забыть о том, что произошло между нами.

– Забыть? Но как я смогу… – Она осеклась и замолчала. – Но тогда я буду вновь свободна, и мне придется выйти замуж за сэра Генри.

– Так скажите ему, что вы монашка, – это остудит его пыл.

– Похоже, это остудило ваш пыл.

– Вполне естественно: Я думал, это вас обрадует. Софи бросила на него сердитый взгляд, но промолчала.

– Я собираюсь выяснить, каковы были намерения вашего брата.

– Так ты и в самом деле хотел заполучить ее? – спросила Софи. – Кейт?

Коннор смутился и замолчал, не зная, что ответить. Наверное, Софи глубоко задело бы, если бы он признался, что собирался жениться на Кейт. Но ведь сейчас все изменилось, и Кон-нору больше всего на свете хотелось заполучить Софи. Но в это она ни за что не поверила бы. К тому же Коннор и сам ничего не понимал.

– Я держу слово, когда даю его, – произнес он после долгого молчания.

– И что же теперь? Мы можем… аннулировать брак? Это возможно?

Глаза Коннора недоверчиво сузились.

– А вы не знаете?

– Я… не уверена.

– Разве монахини не рассказывают своим воспитанницам об Адаме и Еве?

В язвительном тоне Коннора слышались горечь и гнев, но в глубине души Макферсон понимал, что Софи права: в случившемся винить ему следовало лишь самого себя.

– Мне отлично известно, что обычно происходит между мужчиной и женщиной, – вспыхнула Софи, презрительно вздернув подбородок. – Просто я не помню, занимались ли этим мы с вами!

26
{"b":"11401","o":1}