ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я хочу, чтобы всем было удобно.

– Святая София. – Коннор с нежностью улыбнулся ей. – Ночь, проведенная на холодном полу, не причинит мне вреда. Я смотрю, вы не теряли времени в своем монастыре. Там определенно знают толк в хороших манерах.

Она гордо вздернула подбородок, и Коннор невольно залюбовался изящной линией ее длинной шеи.

– Я выросла в заботливой и любящей семье, где меня учили вести себя достойно. Надеюсь, вы можете сказать о себе то же самое.

– Уроки этикета и хороших манер я помню смутно, по хорошо помню доброту. – Коннору внезапно захотелось рассказать Софи о своей семье, но он поспешно подавил в себе этот безрассудный порыв. – Покойной ночи, мадам.

Они по-прежнему стояли близко друг к другу. Софи не трогалась с места. Коннор протянул руку, отвел непокорную прядь золотистых волос со лба девушки и нежно коснулся ее щеки, поборов в себе искушение притянуть жену к себе и обнять.

– Это ваша спальня, а не моя, – проговорила Софи, опустив глаза. – Если вы не желаете разделить ее со мной, то и я не хочу отнимать ее у вас Я могу спать где-нибудь еще. В доме есть и другие спальни.

– Думаю, это легко устроить. В остальных спальнях нет мебели, а некоторые из них открыты всем ветрам, но в доме найдутся запасные соломенные тюфяки и одеяла. Мы могли бы раздобыть жаровню для обогрева, но каминам в этих комнатах я не доверяю. В трубах полно мусора и птичьих гнезд. Так что если вы готовы разделить пустую комнату с мышами и белками, пожалуйста.

Софи мрачно посмотрела на мужа:

– На весь замок всего одна кровать? Да и та большей частью пустует.

Коннор ответил ей невозмутимым взглядом.

– Я же говорил вам, что мой дом не здесь.

– Так где же ваш дом, мистер Макферсон? Этого вы так и не сказали.

– Под небом Господним, сударыня. Везде, где я только пожелаю, и нигде.

– Вы могли бы поселиться здесь, в замке Глендун, – заметила Софи, обводя глазами комнату. – Когда-то этот дом был красивым и уютным. Здесь царили веселье и счастье.

– Это было давным-давно. Потом, насколько я помню старинные легенды, здесь произошло нечто ужасное, и все Маккарраны покинули замок. Бежали отсюда, точно крысы с корабля. После них осталась лишь полуразвалившаяся крепость да пара одиноких призраков в придачу. Несчастные любовники. Так их называют.

Софи невольно вздрогнула.

– Да, теперь припоминаю. Я что-то слышала о них в детстве… и вы как-то обмолвились, что это место проклято.

– Так говорят. Женщина погибла, пытаясь предупредить возлюбленного об опасности, а он не смог ее спасти. – Коннор наклонился к Софи и шепнул: – Оставайтесь ночью у себя в комнате, сударыня, и не бродите по развалинам, если не хотите, чтобы с вами что-нибудь случилось. Доброй ночи, девочка моя. – Не в силах уйти, он протянул руку и нежно провел пальцем по гладкой щеке Софи. Потом резко повернулся и направился к лестнице.

– Со мной ничего не может случиться здесь, в Глендуне, – тихо произнесла Софи, и на губах Коннора, успевшего преодолеть один виток лестницы, мелькнула загадочная улыбка.

Глава 15

– Вот черт! Да чтоб тебя! Подлая тварь! Чтоб тебе пусто было, дрянь проклятая!

Софи робко двинулась дальше по коридору. Она недавно встала и еще не видела Коннора. Надев все то же платье из янтарного атласа (неудавшийся побег окончательно погубил этот некогда элегантный наряд), Софи решила отправиться на кухню в поисках завтрака. В коридоре она услышала сварливый женский голос и громкие хлопки.

У кухонной двери, ведущей во двор, стояла женщина с соломенной метлой в руках.

– Убирайся отсюда, паршивка! – гневно воскликнула она, но, повернувшись и увидев Софи, растерянно застыла на месте. – О, мистрис!

Женщина поспешно кинулась к Софи. Ее щеки раскраснелись, из-под отделанного кружевом чепца выбивались темные пряди. Крепкую пышную фигуру женщины облегало серо-голубое платье, поверх которого был повязан мятый передник. Плечи прикрывал клетчатый шерстяной платок.

– Миссис Мюррей? – спросила Софи, подходя ближе. – Я…

– Да, мистрис, я знаю. Вы маленькая женушка Коннора, похищенная им среди ночи. Какое волнующее приключение!

Софи наморщила лоб. Эти сверкающие голубые глаза она определенно уже где-то видела. Ну конечно, у Родерика!

– Да, пожалуй… волнующее, – с сомнением согласилась она.

– Ну да, некоторые шотландские женщины начинают свою замужнюю жизнь именно так. Но со мной все было по-другому. Я встретила своего Нейла на рыночной площади, когда торговала тряпьем и безделушками вместе с отцом. Я Мэри Мюррей. – Она протянула теплую пухлую руку и крепко пожала ладонь Софи. – Прошу прощения за брань. Эти проклятые вороны вывели меня из себя!

– Вороны?

– Ну да. Снова склевали все посевы на огороде. Я на днях посеяла горошек и высадила в землю рассаду ноготков и лаванды, как обычно делаю у себя дома. Но здесь они не станут расти, даже если гадкие вороны оставят их в покое. В этом скверном месте ничего не растет. Совсем ничего. – Мэри отставила метлу и поманила рукой Софи, приглашая ее войти из темного коридора в ярко освещенную кухню.

Несмотря на взъерошенный и помятый вид, Мэри Мюррей можно было назвать очень красивой женщиной. Софи с удовольствием отметила безупречный овал лица миссис Мюррей, белую, как перламутр, кожу и яркие голубые глаза. В темных волосах, выбивавшихся из-под чепца, блестели серебряные пряди, но на гладком лице Мэри не было ни одной морщинки. Верилось с трудом, что эта женщина – мать взрослого сына. Родерик унаследовал яркую красоту матери, ее черные волосы и румяные щеки.

– Мне так неловко, что вы услышали, как я ругаюсь, – призналась Мэри. – В моей родне были цыгане. Моя бабка, когда выходила из себя, бранилась почище рыбной торговки. Боюсь, я переняла у нее эту привычку, и тут уж ничего не поделаешь. Брань нет-нет, да и сорвется у меня с языка – Она обезоруживающе улыбнулась.

– Я не против, – успокоила ее Софи. После долгих лет, проведенных в монастыре, манера миссис Мюррей свободно выражать вслух все свои мысли показалась ей свежей и оригинальной.

– Родерик говорил, вы вчера осматривали замок? Сейчас здесь довольно уныло. А когда-то Глендун считался красивым местечком. Тут водятся привидения, одно или два, точно не знаю. Ну, да это ведь ваша семья владела замком! – Мэри открыла стенной шкаф, достала немного картошки и моркови, отнесла овощи на стол и принялась ловко чистить их коротким ножом. – Мне надо заняться стряпней. Если вы голодны, в маленьком котелке есть овсяная каша..

Софи поблагодарила Мэри и положила себе немного каши. Овсянка оказалась очень вкусной, горячей и густой, в меру сладкой и в меру соленой, с легким привкусом сливок. Как только Софи поела, сразу присоединилась к Мэри. Она выбрала себе подходящий нож и принялась крошить морковь.

Похоже, Мэри Мюррей не находила ничего странного в том, что Софи помогает ей на кухне. Да и то, что лорд похитил себе невесту, ей почему-то не показалось чем-то необычным. Софи с любопытством пригляделась к ней.

– Я слышала, вы не так давно вернулись в Шотландию, – начала разговор Мэри. – Мой сынок Родерик рассказывал, что вы жили во Франции. Помню, как выслали из страны главу Маккарранов. Это был добрый человек, преданный якобит, совсем как ваш брат, да хранит его Господь.

– Спасибо, миссис Мюррей.

– Зовите меня просто Мэри. Вам понравилось во Франции?

– Да. Мы недолго жили во Франции, потом переехали в Рим, а последние шесть лет я провела в Брюгге. Я получала там образование в английском монастыре.

– Брюхе? А где это?

– Во Фландрии, в Нидерландах.

– О! Это оттуда пришли кружева и маленькие цветочные луковки?

Софи кивнула.

– Брюгге – чудесное место. Это настоящий средневековый городок с каналами и лебедями. Там можно увидеть женщин, которые весь день сидят на крыльце и плетут кружева. А весной расцветают тюльпаны и бледно-лимонные нарциссы. Целые поля желтых, красных и оранжевых цветов простираются на многие мили вокруг. В монастыре у нас был дивный сад. Какие нежные ароматы! – Софи мечтательно улыбнулась.

34
{"b":"11401","o":1}