ЛитМир - Электронная Библиотека

– Горцам запрещено пользоваться оружием, – спокойно заметил Коннор, – но я готов принять вызов. Шпаги, пистолеты, кулаки. Все, что пожелаете.

Кэмпбелл обернулся и отдал приказ драгунам следовать за ним, затем резко повернул лошадь, взметнув в воздух комья земли, и поскакал прочь, не сказав ни слова Коннору или Нейлу.

Драгуны тронулись следом.

– Тьфу, – сплюнул Нейл, – что за манеры: Он даже не поздравил тебя.

Коннор смерил его угрюмым взглядом и зашагал вверх по косогору. Мюррей пожал плечами и припустился в донку.

В черном небе ярко сверкали звезды. Коннор пересек двор и вошел в замок через зверь кухни. Родерик, мирно спавший на соломенном тюфяке глиом с очагом, заворочался и открыл глаза.

– Киннолл? Должно быть, уже очень поздно. В Глечдуме все в порядке. А у вас?

– Все хорошо. – Коннор направился к лестнице. «На самом-то деле ничего хорошего», – подумал он, поднимаясь по темным ступеням. Как долго сможет он держать Софи здесь, прежде чем Кэмпбелл пошлет своих людей обыскать развалины или явится за девушкой сам? Судья обладал немалой властью. После ссоры с ним Коннор особенно остро почувствовал исходившую от этого человека угрозу. А теперь ему хотелось поскорее увидеть Софи, убедиться, что ей ничто не угрожает, обнять ее, прижать к себе. И все же Макферсон поклялся себе держаться подальше от девушки, пока не выяснит, чего добивался Данкрифф своим брачным договором. Здесь скрывалась какая-то тайна. Коннор чувствовал это всем своим существом и стремился разгадать загадку. Чутье подсказывало ему, что Софи известно об этом не больше его самого и она не сможет объяснить поступок брата.

Поднявшись по шатким ступеням, Коннор остановился перед дверью спальни и оперся рукой о дверной косяк. Ему безумно хотелось войти, но он никак не мог решиться.

Внезапно Коннор понял, что его удерживает. Несколько недель назад он согласился похитить невесту, уступив безрассудной просьбе своего друга. Но он никогда не думал, что женитьба так изменит его жизнь. Коннор вовсе не собирался влюбляться.

И все же с каждым днем, с каждым часом он чувствовал, что опасность все ближе подбирается к нему. Страсть разгоралась в его душе. Теперь он уже не сомневался: Софи завладела его сердцем. Но только сейчас Коннор понял, как глубоко увяз. Его неудержимо влекло к красавице Маккарран, но он не мог позволить себе всецело отдаться любви. Прежде нужно вернуть владения своих предков, вновь обрести Киннолл.

Коннор мысленно повторил все то, что уже не раз говорил себе; призвав на помощь всю свою выдержку, он тихонько толкнул дверь.

Глава 16

Софи раздвинула тяжелые шторы и выглянула в окно, но увидела лишь темноту. Все вокруг заволокло густым туманом. Она зевнула, говоря себе, что давно пора снова ложиться в постель. Софи уже успела немного поспать, но что-то ее разбудило. На этот раз это была не призрачная музыка, а что-то совсем иное. У нее возникло такое странное чувство, будто изменилась сама ткань окружавшего ее мира. Множество вопросов теснилось в ее голове. Должно быть, что-то случилось. И где же Коннор? Ведь он так до сих пор и не вернулся.

Дверь за ее спиной отворилась. Софи вздрогнула от неожиданности и обернулась. На пороге стоял Коннор. Он появился как раз тогда, когда она думала о нем. Впрочем, в последние дни она только о нем и думала.

– О, мистер Макферсон! – прошептала она, пытаясь скрыть облегчение. Софи обхватила себя руками, дрожа от холода. Девушка стояла босиком, в одной лишь тонкой рубашке, набросив на плечи плед.

– Задерните шторы, – хмуро бросил Коннор, подходя ближе. – Вас могут увидеть. К тому же здесь холодно, вы вся дрожите. Идите в постель, – уже мягче сказал он и коснулся ее плеча.

Коннор встал так близко, что она почувствовала, как от него приятно пахнет сосновой хвоей и ветром, силой и свободой. Софи склонила голову набок и почувствовала на щеке его теплое дыхание.

– Я не ожидала увидеть вас сегодня ночью.

– Но я хотел видеть вас. Я просто… хотел увидеть вас. – Он крепче сжал ее плечо.

– Что случилось? – взволнованно выдохнула Софи.

– Софи, я… – Он наклонился ближе и провел кончиками пальцев по ее щеке. Потом он поцеловал ее с такой неожиданной страстью, быстро и отчаянно, что Софи невольно вскрикнула. Приникнув к нему, она обвила руками его шею. Коннор целовал ее снова и снова. Сердце ее билось так сильно, что готово было выскочить из груди, а тело, казалось, превратилось в теплый, тягучий мед.

Руки Коннора скользнули вниз и обхватили талию Софи. Теперь их бедра соприкасались. Сквозь тонкую ткань сорочки и плед она чувствовала, как напряжено его тело, как велико желание.

Но внезапно Коннор отстранился и отступил на шаг.

– Ложись, девочка, – шепнул он, кивнув в сторону кровати.

Софи растерянно заморгала. От поцелуя у нее кружилась голова и все вокруг медленно расплывалось в призрачном тумане. Но сухой холодный тон Коннора заставил ее очнуться от грез и прислушаться к его словам.

– Я вовсе и не думаю, что вы воспользовались своим преимуществом… потому что… потому что я… – Она замолчала, тяжело дыша, не сводя с него глаз.

Коннор нахмурился:

– Что?

– Потому что я не отталкиваю вас, когда вы ко мне прикасаетесь. Но это не значит, что вы должны…

– Довольно! – нетерпеливо воскликнул он. В его глазах можно было прочесть досаду и недовольство собой. – Вы, должно быть, устали. Уже поздно, вам нужно Лечь в постель, к тому же вы дрожите от холода. – Он поднял руки, словно желая показать, что не прикоснется к ней, но Софи продолжала стоять неподвижно, сгорая от стыда из-за неосторожно сорвавшихся слов. – Я и сам совершенно измотан, – продолжал Коннор. – Не помню, когда я в последний раз спокойно спал. Но пока вы не сойдете с этого места и не отправитесь в постель, я тоже не смогу улечься спать.

Софи уселась на постели и подобрала под себя ноги.

– А где вы собираетесь спать? – удивленно спросила она.

– На полу.

– Не со мной? – прошептала она. – Потому что… я не Кейт?

– Причина не в этом, – пробормотал он, развязывая верхнюю часть пледа.

Он опустился на колени и лег, набросив на плечи плед вместо одеяла. Софи улеглась и прислушалась. Коннор сменил позу, пытаясь устроиться поудобнее на холодном каменном полу.

– Вы сказали, что собираетесь аннулировать брак. Я уважаю ваше решение.

Софи испытала острое разочарование. Кто принял решение? Она или Макферсон? Девушка скользнула пол одеяло и уставилась на вышитый полог.

– Доброй ночи, мистер Макферсон, – несмело шепнула она и в ответ услышала сдавленное рычание:

– Доброй ночи.

– Я была не права, – мягко добавила Софи. – Прошу прощения.

Он немного помолчал, а затем раздраженно буркнул:

– Спи, девочка.

В этот миг все изменилось. Софи испытала особое чувство, словно ее сердце вдруг раскрылось, наполнилось состраданием и жалостью. Боль Коннора внезапно стала ее болью. Они были едва знакомы, но сейчас Софи казалось, что никто на свете не знает этого мужчину лучше, чем она.

В действительности она знала о нем не слишком много. Коннор Макферсон – разбойник и вор, скрывающийся в развалинах замка, – предпочитал держать при себе свои секреты. Но под грубоватой внешностью горца Софи удалось разглядеть его подлинную суть. Мужчина, которого она открывала для себя, все больше привлекал ее.

Коннор высоко ценил дом и семью. Он бережно хранил семейные реликвии, но все же упорно отказывался считать своим домом Глендун. Друзья уважали и любили его. Если Макферсон давал кому-нибудь слово, он непременно должен был сдержать его, чего бы это ни стоило. Коннор производил впечатление умного, хорошо воспитанного, образованного, уверенного в себе человека. И хотя подчас старался выглядеть грубым и бесчувственным, отличался добротой и душевной тонкостью. Софи в этом не сомневалась.

Он ни разу не воспользовался ее слабостью, не попытался обесчестить ее, хотя подобная возможность представлялась не раз. Он был добр и терпелив с нею, благодаря ему Софи довелось испытать истинную страсть. Еще совсем недавно Софи больше всего боялась, что ей никогда не придется пережить это чувство снова.

38
{"b":"11401","o":1}