ЛитМир - Электронная Библиотека

Уютно свернувшись под одеялом, Софи сжала в руках пухлую подушку в тонкой полотняной наволочке и бросила ее на пол.

– Вы всегда остаетесь истинной леди, миссис Макферсон, – ворчливо пробормотал Коннор в темноте.

Софи радостно улыбнулась и закрыла глаза. Рядом с Коннором она чувствовала себя удивительно защищенной.

Он перевернулся, вздохнул и стиснул брошенную Софи полушку. Девушка заворочалась в постели, не в силах заснуть, она прислушивалась к каждому движению Коннора и все же не выдержала.

– Коннор Макферсон!

– Да.

– Ложитесь в постель.

– Это не слишком удачная мысль, если вы хотите аннулировать наш брак.

– Тьфу, – возмущенно фыркнула она, приподнимаясь на локте и вглядываясь в темноту. – Разве я сказала, что вы должны непременно наброситься на меня? Вы измучены, и я тоже устала. Ложитесь в постель, Коннор Макферсон, и мы будем спать.

Наступила тишина. Софи различила в темноте, как Коннор закинул руку за голову.

– А кроме того, – добавила она, – совсем недавно я опять слышала какую-то потустороннюю музыку. Мне очень страшно. – На самом деле Софи вовсе не было так уж страшно, но ей хотелось убедить Коннора оставить холодный каменный пол, на котором он улегся ради нее.

Макферсон нерешительно поднялся на ноги, и в следующий миг Софи почувствована, как под его телом прогнулась кровать. Девушка подвинулась и откинула одеяло, уступая ему место. Коннор осторожно улегся рядом и расположился на спине, скрестив ноги и сложив руки на груди. Софи перевернулась на бок, пытаясь разглядеть Коннора в полумраке.

– Похоже, вам не слишком удобно? – шепнула она.

– Гораздо лучше, чем на полу, – отозвался он.

Софи подвинулась ближе, дрожа от волнения. Ее притягивало к. Коннору, словно железо к магниту.

– Вам холодно? – спросила она, потянув за собой одеяло.

– У меня есть мой плед.

– В комнате довольно прохладно. – Она придвинулась еще теснее. Не говоря ни слова, Коннор обнял ее. Софи приникла к мужу, положив голову ему на плечо, наслаждаясь исходившим от него теплом, силой и удивительной нежностью. Они лежали в темноте, тесно прижавшись друг к другу.

Софи закрыла глаза, но сон не шел. Сердце громко стучало в груди, тело охватила дрожь. Положив ладонь на грудь Коннора, она почувствовала, как бешено колотится его сердце.

– Коннор, – шепнула она.

– Молчи. Просто молчи.

Он погладил ее по щеке, мягко коснулся подбородка, а потом поцеловал медленно и нежно, заставив Софи затрепетать от блаженства. И вот его рука заскользила по ее плечу, поглаживая спину, играя волосами Софи, ласково касаясь ее щеки. Губы Коннора не отрывались от ее губ. Сильные, мускулистые руки баюкали ее, бережно и терпеливо, словно ребенка. И Софи замерла, наслаждаясь этой неспешностью, понимая, что Коннору приходится изо всех сил сдерживать себя, чтобы не позволить слепой страсти взять над собой верх. Было заметно, что Коннор Макферсон желал ее всем своим существом. Она не могла в этом ошибиться.

Тесно прильнув к мужу, Софи пылко и бесстрашно отвечала на его поцелуи. На этот раз ей не пришлось хлебнуть виски, чтобы набраться храбрости, да она и не нуждалась в этом. Софи таяла в объятиях Коннора, сгорая от желания. В первую ночь, проведенную с горцем, пленница едва сознавала происходящее. Она была слишком потрясена неожиданным похищением и свадебным обрядом, вдобавок голова ее кружилась от виски. Но потом, медленно собирая обрывочные воспоминания о той сумбурной ночи в единое целое, Софи вспомнила и пережитый восторг, и свое безудержное желание. Но воспоминания ускользали, рождая сожаление и разочарование. Ее мучила невозможность оживить в памяти мгновения блаженства и мысленно пережить их вновь.

И вот теперь, упиваясь ласками Коннора, Софи, казалось, открывала что-то новое в себе самой. Больше всего на свете она жаждала продлить это захватывающее чувство, насладиться им в полной мере. Останется ли она с Макферсоном или нет, кто знает? Но сейчас Софи не думала об этом. Ей отчаянно хотелось узнать, что такое подлинная страсть. То чувство, что испытывала она сейчас, оказалось намного острее уже знакомой ей жажды приключений.

Софи раскрыла губы навстречу манящим движениям языка Коннора и ответила на его поцелуй. Прижавшись к мужу всем телом, она ощутила покалывание грубой шерстяной ткани его пледа. Напряженная плоть Коннора выдавала его желание.

– Софи… – выдохнул он.

– Молчи, – шепнула Софи и закрыла ему рот поцелуем. Хриплый стон сорвался с его губ, и Софи невольно улыбнулась, захваченная незнакомым прежде чувством собственного всесилия.

Пальцы Коннора скользнули вниз, к ее бедрам, комкая тонкую ткань рубашки. Он ласкал ее бедра, живот и грудь, а Софи замирала, наслаждаясь его прикосновениями, предвкушая новые, еще более смелые. Ее тело пылало и плавилось в его руках, особенно когда Коннор ладонью обхватил ее грудь. Софи застонала, выгнула спину, ее пальцы впились в плечи Коннора.

Он нежно поцеловал ее в губы, затем приник губами к шее, одновременно рукой лаская грудь. Софи запрокинула голову и раскинулась на постели в позе, которую сама сочла бы распутной, но сейчас ей было решительно все равно. Губы Коннора касались ее груди, даря неимоверное наслаждение. По телу Софи разливалось желание, не оставляя места раздумьям.

Кончики его пальцев, нежные и теплые, легко скользнули по ее ребрам и коснулись живота. Тело Софи мгновенно отозвалось новой волной восторга. Откинувшись на подушки, девушка нетерпеливо качнула бедрами, повинуясь внезапному необузданному порыву.

– Коннор, – прошептала она, погружая руки в густую шелковистую гриву его волос.

Он поднял голову, коснулся губами ее губ и виновато пробормотал:

– Я не собирался этого делать. – Его руки неохотно оторвались от груди Софи. – Пока не…

– Нет! – Софи обхватила ладонями руку Коннора и прижала к своей груди, там, где бешено колотилось сердце. – Я хочу знать…

– Что? – шепнул он.

– В ту первую ночь я выпила слишком много виски миссис Мюррей и почти не помню, что мы делали. – Она обескуражено пожала плечами. – На следующий день я почувствовала себя… обманутой. Мне хотелось знать, как это было. На что это похоже. Но я не помню. – Софи робко улыбнулась. – И мне очень жаль.

Коннор откинул золотистые локоны со лба Софи.

– Тебе нет нужды извиняться.

– Если я… предлагаю заняться этим сейчас, то я хочу этого так же, как и ты. Никто никого не принуждает, и ты ведешь себя не… как грубиян и невежа. Ты разбойник и похититель женщин, это, пожалуй, так, – решительно заявила Софи, вызвав усмешку Коннора, – но не подлец. Понимаешь, о чем я?

– Да, – выдохнул Коннор, нежно поцеловал ее, положив ладонь на грудь жены, лаская, доводя до исступления. Софи с глубоким вздохом запрокинула голову и застонала, выгнувшись дугой, а Коннор обхватил ее сосок губами.

Каждое прикосновение Коннора несло бесконечное блаженство. Софи отчаянно хотелось поделиться им, доставить мужу такое же острое наслаждение. Она потянула за край его пледа, проводя рукой по обнаженному мускулистому бедру Коннора. Легко коснувшись пальцами его живота, она скользнула ими вниз, к густой поросли волос.

По телу Коннора прошла дрожь. Жадно лаская бедра жены, он нашел ее лоно. Софи громко вскрикнула, и в следующий миг Коннор закрыл ей рот поцелуем. Жаркая волна блаженства захлестнула Софи. Ее спина выгнулась, ноги безвольно раскинулись, дыхание участилось.

Желая во что бы то ни стало разделить с Коннором это восхитительное ощущение, она бесстрашно обхватила рукой его плоть. Ей показалось, что она коснулась покрытой теплым бархатом стали. С упоением и нежностью она принялась ласкать его, и Коннор хрипло застонал в ответ. Этот стон и жаркое дыхание мужа заставили ее затрепетать от желания.

– Софи, – прошептал Коннор. – Не нужно. – Он отвел ее руку. – Просто позволь мне ласкать тебя. А если ты еще коснешься меня, как только что касалась, я не смогу больше сдерживаться и… ш-ш, молчи, – добавил он, когда Софи попыталась заговорить. – Просто разреши мне…

39
{"b":"11401","o":1}