ЛитМир - Электронная Библиотека

В конце концов, это просто любовь. Софи завершила тайный ритуал и надела на шею серебряную цепочку с кулоном. Возможно, капелька любви и волшебства заставит заброшенный сад в Глендуне зацвести вновь. Кто знает?

Софи выпрямилась и отряхнула руки. Не слишком ли многого она хочет? В Глендуне царит полнейшее запустение. Замок превратился в разбойничье логово. Это временное прибежище, а не дом. Так утверждает Коннор, хотя в комнатах Глендуна хранятся сокровища его семьи.

Услышав отдаленные окрики, Софи повернулась и обвела глазами холмы за крепостной стеной. Она заметила Коннора и еще одного горца. «Должно быть, это Нейл или Эндрю», – решила девушка. Спаниель Тэм держался рядом с мужчинами, а терьеры неслись впереди. Невдалеке перед ними сбились в кучу овцы.

Утром Софи не видела Коннора, но его неожиданное появление среди дня обрадовало ее. Ночью он так и не пришел к ней в спальню, и Софи проснулась с чувством тоски и разочарования. Она чувствовала, что ей не хватает Коннора, но пыталась твердить себе, что все это ерунда.

Старый волкодав неспешно подошел к Софи и разразился глухим лаем.

– Привет, Колла. Ты почуял, что хозяин подходит к дому? – Софи наклонилась и потрепала пса по косматой голове. Холодный собачий нос уткнулся ей в ладонь, серый волкодав довольно заворчал.

Коннор и его спутник уже достигли гребня холма и пробирались между сгрудившимися овцами. Софи вдруг подумала, что узнала бы Коннора где угодно. Его гордую осанку, слегка размашистую походку и темный плед, перекинутый через плечо. Она легко различила знакомый поворот головы, темные волосы, которые блестели в лучах солнца. Коннор остановился, настороженно огляделся и обратил лицо к Глендуну.

Софи почувствовала на себе его взгляд, словно Коннор мог увидеть ее на заднем дворе замка. По спине ее пробежала дрожь, щеки вспыхнули от волнения. Воспоминание о пережитом наслаждении и предвкушение нового кружили ей голову.

Софи коснулась рукой мягких полей широкой соломенной шляпы, которую нашла в сундуке, принадлежавшем матери Коннора. Нынче утром она сдалась и взяла из сундука простое и удобное будничное платье из голубого полотна с цветочным узором. Оно легко застегивалось лишь на талии. Не сшитые между собой полы открывали льняную рубашку и нижнюю юбку.

Софи подобрала себе крепкие кожаные туфли, хотя они были немного великоваты, и белые шерстяные чулки. Девушка с радостью сменила оборванное и грязное атласное платье на чистую одежду.

День выдался солнечный. Широкополая соломенная шляпа пришлась как нельзя кстати. В сундуке Софи нашла кожаные перчатки, а в коробке для шитья – стальные ножницы. Она так и не решилась воспользоваться ими, хотя и понимала, что Коннор не стал бы возражать. Перебирая вещи в сундуке, Софи испытала удивительное чувство покоя и умиротворения, словно соприкоснулась с духом матери Коннора и получила от нее благословение.

– Мистрис!

Софи обернулась и увидела приближающегося Родерика.

– О, Родерик! А я думала, вы ушли вместе с лэрдом.

– Вот еще, я не пасу коров или овец, – презрительно фыркнул юный Мюррей. – Я здесь, чтобы сторожить вас. – Он горделиво расправил плечи и ослепительно улыбнулся. Софи не смогла сдержать улыбки.

– Хорошо, – весело откликнулась она. – Сегодня у меня для вас найдется работа.

Родерик удивленно поднял брови:

– Работа?

– Да. У вас есть лопата и топор?

– А зачем? – подозрительно прищурился Родерик.

– Для работы в саду. Еще нам понадобятся грабли и садовый совок. Я хочу очистить огород. Часть сорняков я уже выполола, но там еще придется поработать лопатой.

– Фу, мистрис Софи, – ужаснулся Родерик. – Огород – это занятие для женщин.

– Вовсе нет. Мне потребуется пара сильных рук и крепкая спина, чтобы справиться с бурьяном, выдернуть весь плющ и подровнять растения, которые стоит сохранить. Думаю, за лето мы сумеем вырастить здоровый урожай. – Софи лукаво склонила голову набок. – Вы предпочитаете гоняться за мной по холмам или видеть меня занятой огородом?

– Уж лучше огород, – нехотя согласился Родерик. – Вы уже дважды пытались сбежать.

– Вот и хорошо, – улыбнулась Софи. – Мне хотелось бы еще взглянуть на сад. Я видела его из окна библиотеки. – Она направилась в другой конец двора, а Родерик поспешно последовал за ней.

– Большой старый сад? Ради Бога, мистрис, не просите меня перекопать его для вас. Это займет целую вечность. В одиночку с ним не справишься. Вам понадобится несколько человек.

Софи устремилась к куче грубо обтесанных камней, от которой начиналась садовая стена с провалившимися воротами.

– Сегодня я прошу вас очистить не старый сад, а всего лишь огород. Я помогу, если у вас найдутся свободные грабли.

– Что ж, тогда ладно. От помощи я не откажусь. Говорите, что мне делать, мистрис.

– Бурьян выдернуть, а разросшиеся растения подровнять, особенно плющ и плети земляники. Они опутали почти все вокруг. Тропинку к кухне нужно будет расширить. Думаю, мы разобьем грядки в четыре фута шириной по обеим сторонам дорожки. По две грядки на каждой стороне. И сделаем между ними проходы в два фута.

– Ха, тут я управлюсь за пару дней. Попрошу Падрига мне помочь, когда он вернется с пастбища. Наш Падриг любит возиться в земле.

Софи согласно кивнула. В дальнем конце двора девушка заметила, как шесть или семь цыплят важно вышагивают, вытянувшись в ровную шеренгу. Софи не смогла удержаться от смеха, до того потешно выглядела процессия. Внезапно серый волкодав заворчал и кинулся вперед. Цыплята с писком бросились врассыпную, а Родерик торопливо отогнал собаку.

– Фу, эти глупые птицы болтаются везде и всюду, а собаки этого не любят, – проворчал он. – Киннолл приучил своих собак не трогать кур, но куры об этом не знают. Я схожу за лопатами и граблями. – Родерик скрылся в глубине двора, прогнав цыплят в сторону обветшалого сарая.

Софи направилась к саду, а Колла потрусил за ней. Поравнявшись с покосившимися воротами, девушка осторожно вышла за ограду и огляделась. Заброшенный и дикий сад все еще хранил следы былой красоты. Спутанные растения покрывали стены, стволы деревьев, камни и почву под ногами. Тропинки скрывались за густыми зарослями ежевики и папоротника. Камни, деревья и зелень сплелись в тугой узел. Вьюн и дикий виноград чудовищно разрослись, превращая кусты и деревья в гигантские бесформенные клубки. Сквозь кустарник пробивались стебли сорной травы, а жадный плющ поглотил все, до чего смог дотянуться. Широкие каменные ступени, ведущие вверх на гребень холма, проглядывали сквозь буйную зеленую поросль, словно кости скелета.

«Хорошо бы испробовать волшебную силу камня в этом заброшенном саду и заставить его расцвести вновь», – подумала Софи, нащупав на груди цепочку с талисманом. Казалось, старый сад бросает вызов ее чудесной власти над растениями.

Софи заметила небольшой пруд, едва различимый за путаницей ветвей, а рядом с ним каменную скамью, полностью заросшую плющом. За прудом виднелись запущенные яблони, вишни, грушевые деревья и нежные кусты боярышника. Несорванные плоды падали с веток и сгнивали в густых зарослях бурьяна.

Наружную стену плотной сетью покрывали плети шиповника. Голые колючие стебли причудливо переплетались и упрямо тянулись вверх, изгибаясь и провисая на согретых лучами камнях.

– Должно быть, когда-то эти розы были очень красивы.

Софи обернулась. За ее спиной стоял Коннор, сминая башмаками побеги плюша и ростки маленьких фиолетовых цветов, едва раскрывших свои лепестки.

– Вы топчете фиалки! – воскликнула Софи.

– Ох! – Коннор отступил на шаг. Хрупкие стебельки выпрямились, целые и невредимые. – У вас чудесная шляпа, леди Киннолл.

Софи покраснела и смущенно коснулась рукой широких полей.

– Надеюсь, вы не против. Я нашла эту шляпу среди вещей вашей матушки. Настоящей леди Киннолл…

– Это имя вам идет. – Коннор мягко улыбнулся. – И шляпа тоже.

Софи улыбнулась в ответ. Ей вдруг стало необыкновенно легко и радостно.

45
{"b":"11401","o":1}