ЛитМир - Электронная Библиотека

– О, спасибо, Родерик. Завтра нужно будет еще прорыть канаву, сделать борозды вдоль грядок и наполнить их навозом. Шести дюймов будет достаточно. Навоз лучше брать лошадиный, но коровий или овечий тоже сойдет.

– Навоз? – Родерик изумленно открыл рот. – Навоз? Фу, мистрис, я охранник, не…

– Делай, что она скажет, парень, – весело бросил Коннор, поравнявшись с Софи, – Это часть твоей работы. Леди Киннолл знает, что хочет.

– Знаю, – подтвердила Софи, глядя на мужа. – Или думаю, что знаю.

– Если дать ей волю, скоро у нас появятся целые поля тюльпанов. – Коннор улыбнулся Софи и медленно направился к двери на кухню. – Эй, Родерик, на холмах полно овечьего дерьма. Ты можешь собрать его, если будет желание. – Макферсон подмигнул Софи и ушел.

Родерик тихонько выругался, а Софи взяла грабли и принялась за работу, чтобы не рассмеяться.

– Глен-Карран никогда не станет снова мирной долиной, – заметил Коннор. Он лежал ничком на поросшем вереском склоне и смотрел вниз на блестящую ленту реки.

– Когда-нибудь лорд Киннолл вновь вступит в свои права. Его возвращение принесет счастье и благоденствие всем в округе, – возразил Нейл.

Коннор раздраженно фыркнул.

– Лучше вернуть предводителя клана Маккарранов в замок Данкрифф, чем возиться с каким-то мелким лордом. Но уже слишком поздно.

Нейл и Эндрю лежали рядом с Коннором, почти неразличимые в густых зарослях вереска. Их темные пледы сливались с бурыми ветвями, на которых кое-где уже проглядывали светло-зеленые побеги.

Коннор с радостью наблюдал, как холмы понемногу покрываются зеленью. Это означало, что приходит конец долгой суровой зиме, а вместе с ней и тяжелому году, когда несчастья сыпались одно за другим. С приходом весны и пробуждением природы у Киннолла тоже появилась надежда.

Пристально разглядывая вересковую пустошь, Коннор следил за большим отрядом солдат. Некоторые из них возились у подножия холма, где залегли Макферсон и его друзья. Солдаты усердно трудились, покрывая гравием почти законченный участок дороги. Виднелся и еще один крупный отряд. Солдаты прокладывали новый путь. Лопатами и мотыгами рыхлили почву, а попадавшиеся в земле камни дробили. Стук их топоров разносился эхом среди холмов.

– Я думаю, – сказал Эндрю, – дороги – неплохая штука.

– Почему? – спросил Коннор, внимательно изучая солдат.

– Это очень хорошие дороги, – объяснил Эндрю. – Некоторые до шестнадцати футов шириной, прямые и ровные, как стрела. По таким дорогам мы могли бы водить коров и овец.

– Они только повредили бы себе копыта на гравии, – заметил Нейл. – На старых тропах гуртовщиков лишь гладкая земля да вытертая трава. Они гораздо лучше подходят для скота.

– Но тропы намного длиннее. Мы могли бы подковать коров на время перегона и быстрее доставлять их на рынок. Если сократить путь, коровы выглядели бы здоровее, а не такими тощими и измученными, как после перегона. Ты бы продал их подороже. – Эндрю просительно взглянул на Коннора. – И смог бы купить двуколку.

– Двуколку? – переспросил Коннор.

– Для своей леди, – пояснил Эндрю. – Ты мог бы катать ее вдоль долины по прекрасным прямым дорогам. Возить в Крифф и в Перт к тамошним лавочникам. А она бы тратила твои денежки, вырученные за скот, как одни только жены и умеют тратить. – В глазах Эндрю мелькнул лукавый огонек.

– Может, мне еще и зонтик от солнца ей купить, чтобы она могла разгуливать по округе, как похищенная молодая хозяйка Глендуна?

– Не Глендуна, – возразил Нейл. – Леди Киннолл – виконтесса, поэтому ей нужна самая шикарная двуколка. А еще гладкий, ухоженный пони и возница. – Он весело ухмыльнулся. Дружеское подтрунивание над Коннором явно доставляло ему удовольствие. Коннор закатил глаза.

– Я буду кучером, – вызвался Эндрю. – Я бы хотел носить ливрею.

– Замолкните оба, – шикнул на них Коннор. – Хватит молоть чепуху. – Он снова окинул взглядом холм. Внезапный порыв ветра пригнул вереск к земле, взметнул рукава и растрепал волосы.

Нейл покачал головой:

– Говорю вам, парни, устал я от холода и жду не дождусь, когда настанет весна. Я уже видеть не могу этот бурый цвет везде и всюду. Цветущий вереск куда приятнее, да и лежать в нем мягче, когда охотишься на английских солдат.

– Вереск начнет цвести не раньше июля, – заметил Коннор. – Утесник зацветет раньше, но вряд ли тебе захочется в нем лежать.

– Тьфу, – с отвращением плюнул Эндрю, – утесник слишком жесткий.

– Должно быть, я старею, – пожаловался Нейл. – Мне не хватает теплой погоды, зелени и хоть каких-то красок на этих холмах. Хорошо бы в этом году на наших полях появился урожай. Будем надеяться, – добавил он. – Еще один такой год, как прошлый, и у нас не останется ни еды в кладовых, ни сена в коровниках, а нашему скоту придется голодать будущей зимой. Если бы не великодушие Данкриффа в минувшем году, то я не знаю, где бы мы были теперь.

– Какая потеря, – пробормотал Эндрю.

– Смерть Маккаррана еще не подтверждена, – напомнил Коннор. – Я не собираюсь его оплакивать, пока не буду уверен, что его уже нет.

– Если он жив, тебе бы лучше его разыскать, – заметил Нейл.

Коннор молча кивнул.

– Счастье отвернулось от тебя, когда ты арендовал эти развалины у Данкриффа, – проворчал Эндрю. – Это место проклято. Отсюда и все наши беды.

– Я не слишком-то верю в проклятия. И не принимаю всерьез ни призраков, ни привидений, ни фей, – поморщился Коннор. – Я верю в удачу, которая может повернуться к тебе лицом или спиной. И считаю, что мы сами творим свою жизнь, как умеем.

– Может, твоя красотка жена принесет тебе немного удачи, – протянул Нейл. – Говорят, Маккарраны сродни колдунам. Твоя новобрачная чем-то похожа на фею.

Коннор нахмурился:

– Я слышал о волшебных преданиях Маккарранов, но почти ничего о них не знаю. Данкрифф никогда не заговаривал со мной о семейных легендах. Скорее всего это пустая болтовня.

– Моя старая бабка говорит, что обе сестры Данкриффа обладают волшебным даром, а в их жилах течет кровь фей, – шепнул Эндрю.

– Да? – удивился Коннор.

– Так я слышал от бабушки, – пожал плечами Эндрю. – Если бы твоя жена смогла превратить камни в золото или вернуть тебе твои земли, было бы неплохо.

– Проснись, приятель. В моем стаде всего несколько ягнят. И вот уже два года, как ни одна из моих коров не приносила телят. Земли Глендуна уже давно не дают урожая. Мои владения в чужих руках, а взятый в аренду замок разваливается у меня на глазах. Никакая колдовская кровь здесь не поможет.

– Если это настоящий волшебный дар… – начал было Эндрю.

– Эй, глядите-ка сюда, – оборвал его Нейл. – Это Маккарраны.

– Да, – кивнул Коннор, приглядываясь к двум мужчинам, взбиравшимся на холм. – Я передал им через Падрига, что буду на этих холмах до самого вечера. Мне хотелось бы перемолвиться с ними парой слов.

Когда горцы подошли ближе, Коннор встал с земли, поднял руку и замер в ожидании. Налетевший ветер разметал его темные волосы.

– Надо поговорить, Киннолл, – отрывисто сказал Алан Маккарран. Его рука легла на рукоять кинжала, который виднелся из-под складок пледа.

Глава 20

– Где наша сестра? – сердито сверкнул глазами Дональд Маккарран.

– Она в безопасности. С ней все в порядке, – коротко заверил его Коннор. – Софи у меня. И вам следует знать, что я женился на ней.

Дональд тотчас схватился за кинжал.

– Ты сбросил нас в воду, а сам вон что затеял!

– Постой, – оборвал его Алан, положив руку на плечо брата. Коннор удивился, а Алан понимающе кивнул. Его светлая грива напоминала золотистые волосы Софи и Кейт, но отливала медью. – Данкрифф предупреждал, что такое может случиться. Но мы не ожидали, что все выйдет именно так.

– Значит, он сказал вам, – прошептал Коннор.

– Не так давно, – подтвердил Алан. – Он признался, что хотел бы видеть Софи твоей женой, а никак не женой Кэмпбелла. Такая партия ему больше по душе.

47
{"b":"11401","o":1}