ЛитМир - Электронная Библиотека

– И я бы этого хотела. В этих развалинах ему живется далеко не так славно, как когда-то. Киннолл прихватил с собой кое-какие вещи, принадлежавшие его семье, но что ему на самом деле нужно, так это обзавестись настоящим домом.

– Он не считает Глендун своим домом?

– Нет, – вздохнула Мэри. – Уж я-то знаю.

Немного позже Софи встретила Родерика, который всегда крутился во дворе, неподалеку от дома. Добрый малый готов был следить за каждым шагом девушки, если бы она ему позволила.

– Пойдемте со мной, – попросила Софи. – Есть работа. Нам понадобятся лопата и грабли.

– Фу, только не это! Неужто снова? – Он смущенно пригладил волосы рукой. – Я думал, мы уже покончили с огородом.

– Ну да, так и есть. Пора начинать расчищать большой сад, – улыбнулась Софи. – И мне нужна ваша помощь.

– Но там настоящие дебри! Их в жизни не расчистишь. Потребуется год, чтобы только выдернуть один плющ.

– Мы справимся быстрее, хотя прежде нам придется извиниться перед садом.

– Извиниться?

– Ну конечно. Если отнестись к нему с уважением, он будет цвести и расти именно так, как нам захочется.

– Мистрис, – покачал головой Родерик, – вы, видать, слишком долго гуляли по этим развалинам.

Софи весело рассмеялась.

– Принесите еще и косу, если вам не трудно.

– Косу? – Родерик растерянно заморгал. – Я не кошу траву. Падриг охотно берется за такую работу, а не я.

– Тогда попросите Падрига прийти с вами вместе.

– Падриг сейчас на пастбище.

– Так позовите его, когда он вернется. – За разговором Софи незаметно привела Родерика в сад. Подойдя к низкой садовой стене, она приподняла юбки и перелезла через ограду. – Да, нам еще может понадобиться топор и острый кухонный нож. В саду много веток и побегов вьюна, которые придется обрезать.

– Мистрис, это безнадежное дело.

– Вы уже помогли мне спасти огород, – напомнила Софи. – И теперь он чудо как хорош. Вы прирожденный садовник, просто не знаете об этом. – Она одарила Родерика ослепительной улыбкой.

Родерик свирепо кивнул и отправился за лопатой и граблями. Софи ступила на выложенную плитняком извилистую дорожку, едва различимую в траве, и побрела в глубину заброшенного сада. Там когда-то были разбиты клумбы, а сейчас плотным ковром расстилался плющ. С трудом пробравшись сквозь цепляющиеся за платье колючие заросли ежевики, девушка направилась к яблоням, что росли в дальнем конце сада. Там, рядом с рябиновым деревом, жалобно тянувшим вверх голые ветви, теснились кусты смородины и малины. Софи радостно улыбнулась. На непомерно разросшихся и увитых плющом кустах уже показались первые ягоды. Стоит дать кустам немного воздуха, света и простора, как к лету они будут увешаны ягодами.

Софи невольно задумалась. Останется ли она в Глендуне, чтобы это увидеть?

Кусты сирени покрылись цветами. Мелкие и невзрачные кисти источали чудесный аромат. Софи медленно прошла мимо них к розарию.

Когда-то здесь было настоящее царство роз, кустовых и вьющихся, садовых и диких. Они тянулись на многие акры и живописно обвивали стену. Теперь же повсюду торчали лишь голые колючие стебли, слишком длинные, чтобы на них могли появиться цветы. И все же внимательный уход и забота могли бы возродить эти розы к жизни.

«Увижу ли я, как они зацветут?»

Она как раз закончила осмотр сада и вернулась к воротам, когда появился Родерик с лопатой, граблями и мотыгой. Юный горец немного поворчал, но с готовностью бросился помогать Софи расчищать заросли бурьяна, выдергивать плющ, сорную траву и разросшиеся стебли земляники. Выполотые сорняки и срезанные ветки они складывали в кучи, которые Родерик увозил потом на старенькой тачке.

После нескольких часов усердного труда Софи встала и выпрямилась, потирая поясницу. Садовые клумбы стали выглядеть намного аккуратнее. Обозначились цветники, газоны и садовые дорожки, расположенные кругом и составлявшие рисунок старого сада. Земляника и плющ заметно поредели, а розовые кусты и заросли шиповника обрели форму. Неожиданно стали видны садовые скамейки, прежде затянутые плетьми дикого вьюна. Предстояло еще немало работы, но начало было уже положено.

«Это достойная награда за наши старания, – довольно улыбнулась Софи. – Нужно будет вырастить рассаду в ящиках и держать их в башне на окнах, там больше солнца».

Она уже думала о будущих клумбах и семенах, планировала устроить теплицы для растений.

Взглянув на небо, Софи заметила, что солнце уже садится. Она испуганно хлопнула себя по щеке. Ногти ее стали черными, волосы выбились из прически и свисали спутанными прядями, напоминая заросли вьюна, с которыми она так ожесточенно боролась. Все тело ломило, а ноги подгибались от усталости. Грязная и измученная, Софи была совершенно счастлива.

Тревога оставила ее, а боль в натруженной спине вытеснила душевную боль. Приводя в порядок сад, пропалывая сорняки, выдергивая и обрывая листья, Софи сумела успокоиться и привести в порядок свои мысли.

Она обвела глазами сад, пытаясь представить, каким он станет, когда склон холма покроется россыпью ярких душистых цветов, когда зажурчит фонтан и на цветущих ветвях фруктовых деревьев запоют птицы. Софи закрыла глаза и увидела этот чудесный сад, почувствовала его благоухание.

Теперь она точно знала: когда распустятся цветы и сад предстанет во всем своем великолепии, в буйстве красок и смешении ароматов, когда на кустах повиснут спелые ягоды, а ветви яблонь и груш прогнутся под тяжестью плодов, она захочет быть здесь, чтобы увидеть все это вместе с Коннором.

Глава 25

– Солдаты! – шепнул Коннор, глядя на Нейла и остальных.

Коннор и Нейл стояли на гребне холма рядом с Эндрю и его младшим братом Томасом. Стояли в сотне футов над дном долины, надежно скрытые от чужих глаз отвесным склоном. После команды Коннора все четверо поспешно опустились на плотный жесткий ковер коричневатого вереска и легли ничком.

Коннор посмотрел сквозь ветви кустарника вниз и тихонько выругался.

– Пришло время что-то делать с этой дорогой.

Даже в сумерках на буром фоне отчетливо выделялись красные мундиры копошившихся внизу солдат Уэйда.

«Дорога сама по себе уже таит угрозу, – с тревогой подумал Коннор. – Но мост, который вот-вот появится всего в полумиле от того места, где сейчас трудится отряд генерала, может стать настоящим бедствием».

– Если существует способ их остановить, значит, пора браться за дело, – продолжил Эндрю Макферсон.

Он встретил Коннора и Нейла, когда пересекал Глен-Карран вместе со своим младшим братом Томасом, долговязым детиной с легким пушком на подбородке. Томас держался нелюдимо и большей частью угрюмо молчал, но бил без промаха из любого оружия. В меткости ему не было равных. Коннор с досадой заметил на боку у Томаса едва прикрытое пледом кремневое ружье.

Коннор уткнулся подбородком в сложенные ладони и напряженно задумался. Дорога Уэйда, прямая как стрела, пересекала ущелье и врезалась в земли Киннолла, где сейчас возились с лопатами солдаты. Каменная дорога тянулась вдоль русла реки, через вересковую пустошь к Киннолл-Хаусу. Река петляла, и кое-где дорога подходила к самому берегу.

Каменщиков разбили на несколько отрядов. Всего их насчитывалось больше сотни. Работали в основном солдаты, но нанимали и местных жителей, чаще тех горцев, кто отчаянно нуждался в заработке. Трудились они на совесть. Стучали топорами, вгрызались в почву лопатами, а комья земли и камни перевозили на тачках. Сначала раскапывали землю под основание дороги, потом слоями выкладывали камни: крупные на самое дно траншеи, затем камни помельче, а сверху гравий.

– Наш добрый генерал – неплохой инженер, – хмуро заключил Коннор. – Надо отдать должное его умению четко организовать дело, но художественного вкуса ему явно недостает. К строительству дорог у него сугубо математический подход. Он хочет свести мир к простейшим геометрическим формам, но Шотландия – не геометрическая фигура. Эти горы и долины совершенны в своей красоте, и даже инженер должен относиться с бережным почтением к каждому ручью, к каждому изгибу холма.

57
{"b":"11401","o":1}