ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Невеста Смерти
Срок твоей нелюбви
Нелюдь
Ты есть у меня
Драйв, хайп и кайф
Всё о Манюне (сборник)
Потерянная Библия
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?

– Стойте! – взмолилась она. – Пожалуйста, остановитесь.

Но разбойник и не подумал замедлить шаг.

Софи попробовала успокоиться и подавить приступ рвоты, но это оказалось непросто. Мало того, что ее захватили силой, везут неведомо куда, так еще заставляют висеть вниз головой. И все это после роскошного обеда в доме сэра Генри, с закусками и вином. Вдобавок талию девушки стягивал ужасно тугой корсет, добавляя особые мучения.

А ведь совсем недавно, покидая монастырь во Фландрии, Софи страстно мечтала о приключениях. Уж слишком спокойными и скучными представлялись ей последние шесть лет, проведенные в монастыре. Предстоящий браке сэром Генри не обещал ни приятного волнения, ни счастья. Софи хотелось освободиться от этого замужества. Втайне она мечтала о том, чтобы с ней случилось что-то необычное, волшебное, удивительное.

Теперь на ее долю выпало намного больше приключений, чем ей того хотелось бы. «Будьте осторожны в своих желаниях они могут исполниться, – любила повторять сестра Берта. – Если ваше желание искреннее, оно непременно осуществится. А вы потом станете ломать себе голову, что же с ним делать».

Софи закрыла глаза, вспоминая старую монахиню, садовницу английского монастыря в Брюгге. Маленькая француженка часто советовала Софи и другим воспитанницам присматриваться к жизни цветов. «Старайтесь быть такими же грациозными, изящными, нежными, сладкими и красивыми, – повторяла сестра Берта. – Сияйте радостью, расцветайте добротой и сочувствием. Цветы учат нас прощать и быть счастливыми. Цветы показывают нам, как жить в любви, умиротворении и покое».

«Хорошо так рассуждать, гуляя по монастырскому саду, – подумала Софи. – Сестра Берта долгие годы не покидала стен монастыря и совсем не знала мирской жизни. Естественно, она и понятия не имела, что может чувствовать человек, когда его похищает шотландский разбойник, перебрасывает через плечо, точно мешок с мукой, и уносит в неизвестном направлении, угрожая всякими ужасами».

Кейт, младшая сестра Софи, отправившаяся на месяц-другой в Лондон, наверняка не растерялась бы и что-нибудь придумала. Кейт никогда не допустила бы, чтобы ее похитили какие-то безумцы. Попробовали бы проклятые горцы подступиться к ней! Сразу бы об этом пожалели. Они давно лежали бы оглушенные на вересковой пустоши и только тихо постанывали. Кейт могла околдовать и поработить любого мужчину. А если кто-то сопротивлялся ее чарам и не падал перед ней на колени, то она пускала в ход оружие или свой острый язычок, смертоносный, как кинжал.

Софи не обладала храбростью и отвагой сестры. Обе девушки унаследовали так называемый волшебный дар фей – природное очарование, присущее всем Маккарранам. Но вместе с ним к ним перешла и знаменитая фамильная вспыльчивость. Софи провела долгие годы в монастыре, пытаясь смягчить свой буйный нрав. Она привыкла к спокойной, безмятежной жизни, посвящая все свободное время занятиям цветоводством. Но сейчас, на безлюдных туманных холмах горной Шотландии, в лапах бандита, от ее талантов было мало проку. Софи уже испробовала на своем похитителе терпимость и всепрощение, но и то и другое оставило разбойника равнодушным. И как, скажите на милость, настраивать себя на мягкость и доброту, когда голову тебе замотали вонючей шерстяной тряпкой?

– Пожалуйста, – прохрипела она, – мистер Призрак, сэр Призрак! Мне нужен воздух!

Коннор остановился, осторожно поставил девушку на ноги и развязал плед, закрывавший голову Софи.

Она замерла, хватая ртом холодный сырой воздух. Отвратительная тошнота накатывала волнами. Софи упала на колени прямо под ноги разбойника и уткнулась лицом в заросли вереска. Приступы рвоты сотрясали все ее тело.

Коннор опустился на одно колено рядом с девушкой и взял ее за плечи. Словно в полусне, она почувствовала, как он проводит рукой по ее волосам, откидывая их назад, подальше от лица.

– Воды, – отрывисто бросил он по гэльски своему товарищу. – Быстрее!

Голова отчаянно дружилась. Пока похититель разматывал тяжелый плед, освобождая ей руки, Софи уселась на землю. Проведя ладонью по спутанным волосам, она нащупала кружевной чепец, закрепленный на волосах серебряной булавкой. Он каким-то чудом удержался на голове, хотя некогда аккуратная прическа давно развалилась. Использовав чепец вместо платка, Софи брезгливо поморщилась и выбросила его в заросли папоротника.

Какое унижение! Ей пришлось корчиться в приступе рвоты на глазах у этого горца. Софи опустила голову, не в силах поднять глаза. Теперь он будет считать ее жалкой неженкой, а ей хотелось выглядеть сильной и стойкой.

Она храбро пыталась бороться с врагом, сопротивлялась, сколько хватило сил, но проклятый желудок подвел ее и погубил все дело. Великолепный обед с вином за столом у сэра Генри Кэмпбелла оказался слишком обильным, но, может, теперь ей станет легче.

Второй разбойник откуда-то принес мокрый лоскут. Похититель вытер девушке губы, и Софи, закусив зубами ткань, втянула в себя капли влаги.

– Спасибо, – прошептала девушка. – Пить… Очень хочется пить.

– Не сейчас. Вы можете стоять? – Он помог ей подняться на ноги. Продолжая поддерживать ее за плечи, он говорил что-то тихо по гэльски другому горцу.

Софи осторожно прислонилась к его плечу. Прикосновение могучей, сильной руки оказалось неожиданно приятным, словно незнакомец предлагал ей свою защиту.

Девушка огляделась и увидела, что стоит на склоне высокого холма. Рассеянный лунный свет заливал заросшие вереском пригорки, оставляя во тьме погрузившуюся в сон туманную долину. Хайлендский Призрак забрался намного выше, чем думала Софи.

Теперь пленница могла получше рассмотреть своего похитителя. Возвышающаяся над ней фигура поразительно напоминала ангела-воителя. «А может, это всего лишь игра лунного света и тумана?» – подумалось ей. Он был высок и широк в плечах, а лицо с правильными чертами отличалось благородной красотой: твердо очерченные скулы, решительный подбородок, оттененный короткой бородой, прямые темные брови над глубоко посаженными глазами. При дневном свете они могли бы быть голубыми или зелеными. Длинные темные волосы разлетались на ветру мягкими волнами, касаясь воротника рубашки. Заметив ее взгляд, разбойник нахмурился.

Софи склонила голову набок, внимательно изучая горца. От него исходила какая-то особая уверенность человека, твердо стоящего обеими ногами на земле. Облик незнакомца был полон достоинства и внутренней мощи. Софи с удивлением заметила, что в уголках его губ притаилась озорная усмешка. Выразительные глаза горца выдавали незаурядный ум, а в линиях рта скрывалась неожиданная мягкость и доброта.

Внезапно Софи поняла, что пока она разглядывает своего похитителя, он тоже изучает ее. Она тут же смущенно отвела глаза.

– Если я не стану завертывать вас в одеяло, вы пойдете за мной?

– Я пойду домой, – огрызнулась Софи и отступила на шаг. Горец немедленно схватил ее за руку:

– Вы пойдете со мной.

Она обожгла его гневным взглядом.

– Зачем?

Он не ответил, а молча повел ее вниз по склону холма к горному ручейку. Опустившись на колени рядом с ручьем, он ополоснул руки, а затем зачерпнул ладонью воду и предложил Софи напиться.

– Вы сказали, что хотите пить. У меня нет чашки.

Она растерянно заморгала, потом нерешительно поднесла к губам ладонь незнакомца и сделала глоток.

Холодная вода приятно освежила пересохшие губы. От кожи горца исходил едва уловимый запах земли. Запах мужчины. Она стояла почти вплотную к нему и касалась губами его руки в каком-то странном, едва ли не мистическом ритуале. Но Софи почему-то не испытывала смущения или робости. Более того, ее снова охватило уже знакомое, но необъяснимое чувство защищенности, хотя этот мужчина вовсе не собирался защищать ее.

Захватив пленницу, Коннор определенно преследовал совсем другие цели. Щеки Софи вспыхнули. Она вспомнила мгновение, когда Призрак готов был поцеловать ее. А ведь она едва не ответила ему! Нет, не похитителю, а мужчине, который скрывался под маской хайлендского зверя. На какой-то миг ей даже показалось, что она отчетливо видит его подлинное лицо. «Да, подобное не должно повториться!» – ужаснулась Софи. Она подняла голову и поспешно попятилась.

6
{"b":"11401","o":1}