ЛитМир - Электронная Библиотека

– Может, он думает, что с помощью магии сумеет добиться еще большей власти? Судья расспрашивал меня о семейных преданиях Маккарранов, когда мы с ним обедали. Он интересовался старинными легендами и пристально разглядывал мой волшебный талисман.

– Наверное, ему просто хотелось подобраться к вам поближе, мадам. – Коннор повернулся к друзьям: – Вперед, нам нужно спешить.

– Я пойду с вами, – взмолилась Софи.

– Нет, – резко бросил Коннор и взял жену за руку, чтобы отвести на кухню. Он шел так быстро, что Софи едва поспевала за ним. Коннор невольно вспомнил ночь похищения, когда он тащил за собой в горы упирающуюся девушку. Тогда ей пришлось призвать на помощь всю свою храбрость, но то, о чем Коннор собирался попросить ее сейчас, могло потребовать еще большего мужества.

– Но ведь это касается и меня, – не желала сдаваться Софи.

– Я заварил эту кашу, мне ее и расхлебывать. Ты будешь ждать меня здесь. – Он втолкнул девушку в кухню.

– Ты предлагаешь мне сидеть и ждать, пока сэр Генри убьет тебя и моего брата!

– Ему это не удастся, любовь моя. Мы сами уладим это дело.

– Как? Ведь горцам даже не разрешают носить при себе оружие!

– Нас и раньше это не останавливало. И когда ты успела превратиться в воинственную маленькую монашку? Иди в дом, пожалуйста.

– Но ты даже не успел залечить рану. Позволь мне пойти с тобой. Я уговорю сэра Генри.

Коннор горько рассмеялся.

– И что ты ему скажешь?

– Что я никогда не собиралась выходить за него замуж. Что я хочу остаться с тобой.

– Правда? – прошептал Коннор. – К сожалению, у тебя не будет возможности сказать ему это. Оставайся здесь и не показывайся.

– Но он хочет, чтобы я пришла, а иначе вам всем грозит опасность. – Глаза Софи напоминали потемневшее море перед штормом.

– Со мной все будет хорошо. Ты должна дождаться меня. – Он нежно взял ее за подбородок. – Дождешься?

– Так ты опять собираешься держать меня здесь взаперти? – Голос Софи зазвенел от гнева.

– Если ты предпочитаешь остаться с сэром Генри Кэмпбеллом, я отвезу тебя к нему позже. Не сейчас, – возразил Коннор ледяным тоном, с трудом сдерживаясь.

– Кажется, ты хотел жениться на моей сестре. Не на мне. Так какое тебе дело, кого я предпочту?

Его сердце на мгновение замерло. Софи была для него всем, а он так и не сказал ей об этом. Горькое чувство вины заставило Коннора до боли сжать кулаки.

– Я ухожу, а ты остаешься, и спорить тут больше не о чем.

– Не рискуй жизнью ради меня. Я должна помочь своему брату и своему клану, Коннор. Пожалуйста, пойми, – прошептала Софи.

Он взял ее руки в свои, и его затопила волна блаженства. Одно прикосновение заставило его вспыхнуть от желания, а ведь у Коннора не было времени даже на мысли об этом.

– Я хочу, чтобы ты осталась. – Голос его звучал твердо: – Нам с друзьями еще многое предстоит сделать.

– Слышала. Так какой мост вы имели в виду?

– Мост к моему сердцу. Боюсь, он разрушен.

– Коннор, я должна пойти с вами, – отчаянно повторила Софи.

– Нет, милая. – Он наклонился, чтобы поцеловать жену. На мгновение ему показалось, что она отвернется, но Софи потянулась к нему и нежно прижалась губами к его губам. И Коннор готов уже был забыть обо всем: о том, что нужно спешить, об ожидавших его друзьях и о прижатом к боку пистолете.

Сердце бешено стучало, по телу разливалось приятное тепло. Он почувствовал, будто в его душе открылась потайная дверь, которая долгие годы оставалась запертой и ждала, когда же ее откроют.

– Падриг останется с тобой. Не выходи из замка ни под каким предлогом. Ты меня слышишь?!

– Я ничего не могу тебе обещать.

– Разве в монастыре тебя не научили послушанию?

– Я не обязана повиноваться тебе. К тому же я знаю, что права.

– А я и не требую от тебя повиновения. Давай вести себя разумно. Твой брат доверил тебя мне, и мы оба хотим, чтобы ты была в безопасности. Все будет хорошо, я обещаю:

Она подняла свои прекрасные сияющие глаза.

– А ты всегда держишь слово, Киннолл?

– Всегда, видит Бог:

Он повернулся, вышел во двор и присоединился к друзьям, дожидавшимся его у огорода, утыканного бледно-зелеными ростками и расцветающими бутонами, словно появившимися из ниоткуда.

Горцы шли очень быстро. Их крепкие ноги привыкли отмеривать милю за милей, ступая по холмам Шотландии. При каждом движении рана в боку у Коннора все еще отзывалась жгучей болью, но ловко наложенная повязка ее смягчала. Впрочем, Коннор не обратил бы сейчас внимания на рану, будь она куда серьезнее.

Друзья спускались по склону, удаляясь прочь от Глендуна. Вырвавшись вперед, Коннор на ходу настороженно оглядывал холмы. Приближались сумерки. Небо потемнело, тени удлинились, но, сколько ни вглядывался Коннор в сгущающуюся мглу, он не заметил ни одного красного мундира. Эндрю, Томас и Родерик бесшумно двигались за своим лордом.

Достигнув старой тропы гуртовщиков, Коннор махнул рукой. В последние годы этой тайной дорожкой редко пользовались. Она тянулась вдоль гребней холмов, не спускаясь в долину к реке, и считалась кратчайшим путем в Киннолл. Здесь, наверху, смешно было даже думать о лошадях и повозках. Тут требовались лишь сильные ноги и храбрые сердца, чтобы добраться до цели. И все четверо перешли на ровный бег.

Далеко внизу Коннор различил горсточку солдат, пересекавших долину. На бурой земле отчетливо выделялись красные с белым мундиры. Коннор слишком спешил. Он не стал останавливаться, его спутники молча следовали за ним. Вскоре они достигли узкой расщелины между холмами. Дальше друзьям пришлось бежать по широкому выступу в скале над извивающейся внизу рекой. И вот они достигли земель Киннолла. Река чудовищно разлилась. Весенние ливни и тающие горные снега наполнили ее мутной бурлящей водой.

В сгущающихся сумерках Коннор увидел перед собой тонкую арку моста. Рядом никого не было видно, но на пологом склоне, поднимающемся от самого моста к замку, темнели фигуры людей.

Сложенный из розоватого песчаника, Киннолл-Хаус сиял своей первозданной красотой, словно драгоценная жемчужина. Строгий и неприступный, он горделиво возвышался над великолепными цветущими садами и зелеными лужайками, обрамленными темными рядами сосен. Коннор отвел глаза. Ему некогда было разглядывать Киннолл и тосковать о доме, потерянном навсегда.

Нейл сидел на склоне холма со связанными за спиной руками. Рядом стояли трое вооруженных мушкетами стражников. Коннор заметил и Кэмпбелла. Весь в сером, судья походил на каменную статую.

У его ног сидел еще один связанный пленник, высокий и стройный белокурый красавец. «Данкрифф!»

Коннор сделал знак своим спутникам и бросился вперед.

К разочарованию Падрига, которому брат успел расписать в красках магический дар Маккарранов выигрывать в карты, Софи постоянно проигрывала. Жалуясь на головную боль, она рано закончила игру и поднялась к себе в спальню. Ее неотступно преследовало беспокойство, неясное предчувствие беды.

Софи остановилась на темной винтовой лестнице. Фонарь в ее руке отбрасывал яркие блики на каменные стены. Слава Богу, ее брат жив. Но она должна его увидеть во что бы то ни стало. Медлить было нельзя.

Софи знала одно: ее место рядом с мужем, братом и остальными. Возможно, их ждет опасность, возможно, им с Коннором не суждено быть вместе, но что бы ни случилось, останется ли Коннор в живых или умрет, Софи Маккарран никогда уже не будет прежней. Коннор – самый желанный, опасный и прекрасный мужчина из всех, кого она знала и о ком могла мечтать. Не так-то просто сбросить с себя его чары и уйти. Но еще труднее остаться, зная, что из-за нее столько людей оказалось в опасности. Именно из-за нее Коннор сейчас рискует жизнью вместе с ее братом, вместе со своими друзьями.

Софи коснулась мерцающего кристалла на цепочке и ощутила его скрытую силу, словно таящаяся в камне магия пробудила к жизни волшебный дар. Колдовская кровь Маккарранов мгновенно напомнила о себе. Сжав в руке камень, Софи почувствовала, как ее заполняет исступленная жажда любви, желание быть вместе с Коннором и болезненное ощущение неполноты жизни без него.

65
{"b":"11401","o":1}