ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сильнее смерти
Разбуди в себе исполина
Замуж за варвара, или Монашка на выданье
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Михайловская дева
Преступное венчание
Черная полоса везения
Соблазни меня нежно
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире

– О Боже! – простонала она и отвернулась. Брат крепко сжал ее плечи, а иначе Софи сама бы ринулась в волны. – Коннор! – жалобно крикнула она. – Коннор!

И вдруг Софи вспомнила последние слова мужа: «Слишком поздно, твой магический талисман уже не успеет сотворить чудо. Но я хочу, чтобы ты знала: это истинная любовь».

«Нет! Еще не поздно, не может быть поздно!»

Софи решительно вскинула голову. Она пойдет на все и с радостью пожертвует всем на свете, лишь бы Коннор остался жив.

Девушка сжала в руке талисман и замерла, не отрывая взгляда от поверхности воды, где плавали кучи мусора. Она заметила разорванный в клочья серый сюртук Кэмпбелла и отвела глаза, не желая видеть то, что некогда было телом судьи. Мощный взрыв унес жизнь сэра Генри.

И все же Софи продолжала ждать затаив дыхание. Ее сердце мучительно сжалось, кровь отлила от щек. Стиснув в руке кулон, Софи принялась беззвучно шептать слова молитвы. Никогда прежде не обращалась она к Создателю с такой отчаянной искренностью.

Вода в реке уже не бурлила, и волны понемногу стихли, превращаясь в мелкую рябь.

– О Боже! – зарыдала Софи, повернувшись к Роберту. – Коннора больше нет… – Слова давались ей с трудом.

– С ним все будет хорошо, – упрямо качнул головой Данкрифф. – С Конном ничего не может случиться.

Лицо Софи исказилось от боли. Когда-то Родерик говорил ей то же самое. Она с отчаянием посмотрела на брата. Как он может быть таким бесчувственным, таким легковесным? Но Роберт ласково улыбнулся сестре.

– Я же говорил, с Конном ничего не может случиться, – повторил он. – Гляди!

Софи резко повернулась и увидела, как Коннор карабкается на берег. Промокший до нитки и вымазанный грязью, но живой. Софи вскрикнула и побежала по воде, спотыкаясь, увязая в грязи, падая и снова поднимаясь, пока не достигла берега.

Коннор сидел на земле и ждал ее, вытирая руками перепачканное грязью лицо, потом улыбнулся, сверкнув белыми зубами. В его зеленых глазах вспыхивали знакомые насмешливые искры. Задыхаясь, Софи протянула к нему руки. Коннор втащил ее на берег и крепко обнял.

Смеясь и плача, она обвила руками его шею. Коннор закрыл глаза и прижался чумазым лицом к щеке жены. Мокрая грязь ручьями текла с них обоих.

– Миссис Макферсон, – с улыбкой прошептал он, отводя мокрые волосы с ее лица, – миссис Макферсон, я люблю тебя.

– Да, Коннор Макферсон, – выдохнула она, жадно целуя его в губы снова и снова. – Раз это истинная любовь, и волшебный кристалл вернул мне тебя, мы должны будем кое-чем пожертвовать.

– И чем же?

Софи потянула за мокрую рубашку мужа и расправила покрытый грязью плед.

– Когда мы доберемся до дома, думаю, нам обоим придется пожертвовать своей одеждой.

Коннор рассмеялся. Этот чудесный искренний смех заставил сердце Софи запеть от радости. Словно волшебное заклинание феи, этот счастливый смех был похож на настоящую музыку и обещал исполнение всех ее желаний.

– Надеюсь, вы не верите во всю эту волшебную чепуху, мадам?

– Ладно-ладно! Вот вернемся домой и посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь сад, – улыбнулась Софи.

– Домой? – удивленно повторил Коннор. – Да, домой! – И он ответил ей долгим поцелуем, нежным, страстным и липким от грязи.

Софи наклонила голову в ожидании следующего поцелуя и улыбнулась. Она знала, что спасение Коннора было истинным чудом. Знала, что жертву принес он сам, а не она. Коннор пожелал отдать жизнь ради любимой, и волшебная сила защитила его.

Софи поцеловала мужа и помогла ему подняться.

– Любовь сама творит чудеса, Коннор, – шепнула она.

– Да, девочка моя. – Он крепко прижал к себе Софи. – Да.

Эпилог

– Иди сюда. – Софи взяла Коннора за руку и потянула за собой в зал. Они ступали по сверкающим полированным полам и мягким турецким коврам, выдержанным в красных, синих и золотых тонах. Их шаги то отдавались гулким эхом, то звучали приглушенно, едва слышно. – Смотри, вот для чего я привела тебя сюда.

Коннор весело рассмеялся:

– Да? А разве не для того, чтобы пообедать с твоим братом, предводителем клана, и с остальными Маккарранами? И даже не для того, чтобы познакомиться с милой миссис Эванс? Она утверждает, что ее едва не хватил удар в ночь, когда я тебя похитил. – Коннор схватил и крепко прижал к себе задыхающуюся от смеха жену. – Я хочу увидеть дом твоего детства. И сад, где ты любила бродить ребенком.

– Да, да, – подтвердила Софи и подвела мужа за руку к серванту из блестящего красного дерева, где на деревянном пьедестале, покрытом красной бархатной тканью, возвышался сверкающий стеклянный колпак.

Под стеклом стоял кубок. Он не отличался сложностью формы. Простая чаша на ножке была выполнена из чеканного золота. Изящный орнамент из переплетающихся борозд, украшавший основание кубка, повторял рисунок каймы, тянувшейся по краю чаши. Искрящаяся цепочка крохотных кристаллов, вкрапленных в тонкий узор гравировки, блестела и переливалась в лучах света, струившегося из окон гостиной.

– И это… – Коннору хотелось немного подразнить Софи.

– Волшебный кубок Данкриффа, – пояснила она. – Самое драгоценное сокровище нашего замка.

– Я мог бы с этим поспорить. – Он обхватил жену за талию и нежно обнял, а затем внимательно уставился на сияющий золотой кубок. – Так вот он какой! Староватый, да и выглядит подержанным.

– Он очень древний, – возмутилась Софи. – Говорят, он сделан настоящими мастерами-чародеями из волшебного золота, а камни добыли глубоко в горах сами феи.

– И это ваше сокровище когда-то принадлежало одному из лэрдов Данкриффа? Тому, кто бежал из замка Глендун?

– О нет, кубок появился задолго до него. И он вовсе не бежал… Я уверена, рассказ об этом хранится где-то среди наших фамильных бумаг. Семейные записи охватывают все истории Маккарранов из рода Данкриффов. Многие из них написаны Маккарранами, которым довелось пережить необыкновенные приключения. Совсем как наши!

– Я лучше буду писать музыку, чем описывать наши с тобой приключения, любовь моя. Может, ты сама сделаешь это для нас?

– Обязательно, – кивнула Софи. – Первого лэрда звали Малькольм Маккарран. Его жена-фея подарила ему этот кубок. Это случилось давным-давно.

– О, я вижу, ты собираешься пересказать мне легенду, хотя твоя родня дожидается нас на террасе.

– Я сказала Роберту, что мы присоединимся к ним, после того как я покажу тебе волшебный кубок Данкриффа. – Софи обняла мужа за талию. – Итак, в пору туманов, как гласит легенда, этот первый Маккарран спас одну фею. Лошадь сбросила ее с моста в реку во время летней грозы.

– Почти то же самое сделал и я, – заметил Коннор.

– Но ты удостоверился, что твоя фея не промокла. Замолчи, – рассмеялась Софи. – Он привез ее в свой замок, в уединенную маленькую крепость. И там они обогрелись у очага, выпили по глотку и разделили миску овсяной каши.

– Да? Звучит знакомо. – Коннора заинтересовала история Софи, но ему хотелось еще немного подразнить жену.

– Лэрд и его фея полюбили друг друга и вскоре поженились. – Софи искоса взглянула на мужа. – Я знаю, у нас получилось наоборот.

Коннор рассмеялся.

– Продолжай.

– Маккарран узнал, что его возлюбленная – принцесса из древнего волшебного рода. Ее соплеменники были очень похожи на людей. Они были прекрасны и добры, и каждый из них наделен чудесной силой, магическим даром.

Софи замолчала и выжидающе взглянула на Коннора, но тот молча наклонился и поцеловал ее.

– Они жили долго и счастливо, – продолжила свой рассказ Софи. – И у них родилось трое сыновей, один другого прекраснее. Каждый из них унаследовал частицу волшебной силы от своей матери-феи. Способность видеть суть вещей, дар исцеления и умение колдовать, искусство накладывать чары. Когда дети выросли, фея покинула семью и вернулась к своему народу. Сердце ее разрывалось от горя, но таково было условие договора между принцессой и ее племенем в обмен на долгие счастливые годы, проведенные среди людей.

70
{"b":"11401","o":1}