ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И еще: я никогда раньше не встречал женщины с такими красивыми и ясными глазами, никогда даже не думал, что серый цвет может быть так прекрасен. Как аспидная крыша после дождя.

Все это Риордан проговорил совершенно серьезно, поэтому насмешливый огонек в тех самых глазах, которые он в эту минуту воспевал, застал его врасплох.

– Вы сомневаетесь в моей искренности? – грозно осведомился он и крепко надавил большими пальцами ей на ребра, заставив ее поежиться.

– Вовсе нет, – хрипловатым шепотом ответила Кассандра. – Просто мне никогда раньше не приходилось слышать, чтобы мои глаза сравнивали с аспидной крышей.

– Не забывайте, я сказал «после дождя», – с упреком уточнил Риордан.

Он легонько коснулся рукой ее горла и сразу почувствовал, как под его пальцами участилось биение пульса у нее на шее.

– Не стану даже пытаться объяснять вам, какой ощущение вызывает ваша кожа, – он тоже перешел на хриплый шепот, – а не то вы засмеете меня без всякой жалости.

– Я бы не стала…

Ее голос оборвался коротким судорожным вздохом, потому что в этот момент он наклонил голову и прижался губами к нежной ямочке у нее на шее, чуть ниже горла. А еще через секунду она ощутила там прикосновение его языка – теплое, дразнящее и опасное.

Кассандра слепо отступила назад, нащупывая ствол дерева, и Риордан двинулся за нею следом, слегка прижимаясь к ней всем своим длинным телом. «Боже, что за фокусы он выделывает ртом?» – пронеслась у нее в голове бессвязная, отрывочная мысль. Что за секрет он знает? Как у него это получается? Отчего у нее возникает такое ощущение, будто ее кости тают, словно снег под солнцем, а кожа загорается огнем в том месте, где его губы…

Но вот он выпрямился, и у нее на коже, там, где только что все полыхало огнем, осталось ощущение влажного холодка. А он принялся рассеянно поглаживать ладонями вверх-вниз ее обнаженные руки.

– Ты умеешь заставить мужчину потерять голову, Касс Мерлин, – заметил он, пытаясь изобразить на лице беспечную улыбку.

– Но и ты умеешь проделать то же самое с женщиной, Колин Уэйд. – Ее голос прозвучал слишком тонко и дрогнул от волнения.

Риордан весь напрягся, услышав это имя. Он выпустил ее руки и отступил на шаг назад. Ничего не понимая, Кассандра обхватила себя руками и недоуменно заглянула ему в лицо.

– Кто сопровождает вас здесь, мисс Мерлин?

– Мой кузен, – ответила она, сбитая с толку внезапной холодностью его тона. – Сэр Фредерик Синклер.

– Кузен, вот как? Я вижу, он не слишком усердно за вами приглядывает.

Кассандра резко повернулась. От корней букового дерева земля шла слегка под уклон к низкой кирпичной стенке, за которой виднелся мощенный булыжником переулок. Лунный свет серебрил камни мостовой. Умостившаяся на кирпичной ограде полосатая кошка смотрела, казалось, прямо на нее. Из здания клуба до них донесся приглушенный ликующий крик – очевидно, кому-то из игроков удалось сорвать куш.

Пытаясь понять, что произошло, Кассандра полной грудью вдохнула прохладный ночной воздух. Может, она чем-то невольно его обидела? Но каким образом? Ей ничего не приходило в голову. До сих пор она всегда первая прерывала объятия вопреки желанию мужчины. Кажется, он чуть ли не рассердился на нее. Но что она такого сделала? И почему чувствует себя такой пристыженной?

Он вновь коснулся ее, и она крепко уцепилась руками за шершавую кору дерева, застыв недвижимо, как скала, пока он гладил ее плечи, а потом принялся подушечками больших пальцев легонько растирать ей позвоночник. «Что за игру он затеял?» – спросила она себя чуть ли не в отчаянии, чувствуя, что ее тело начинает отвечать ему. Он что, издевается над ней? Если так, ей это не по душе. Это глупо и недостойно взрослого мужчины. Ой! Вот он сдвигает в сторону ее тяжелые густые волосы и щекочет ей шею сзади легкими игривыми покусываниями… но они вскоре превращаются в полновесные и страстные поцелуи…

– Мисс Мерлин, вы сладки, как вино.

То ли он и в самом деле это прошептал, то ли ей почудилось… Но звук его голоса вновь пробудил в ее груди какую-то странную дрожь, распространившуюся на этот раз по всему телу. Кассандра почувствовала, как его губы, а потом зубы тихонько пощипывают мочку ее уха, и слабость у нее в коленях превратилась в беспомощную дрожь. Она прекрасно знала, куда двинутся его руки, сейчас сомкнутые у нее на талии, если она что-нибудь не предпримет. Она не предприняла ничего. «Прикоснись ко мне, – безмолвно молила она. – Прошу, прошу тебя, прикоснись ко мне».

Но в тот самый момент, когда он уже готов был действовать, присутствие духа ей изменило, и она, не размыкая объятий, повернулась к нему лицом. Синие огни светились в его глазах. Лунный свет, игравший серебряными нитями в его волосах, делал его похожим на льва.

– Касс, – это прозвучало как глухое рычание.

Он взял ее за плечи и осторожно прижал спиной к стволу дерева, потом, обхватив ладонями лицо, провел большими пальцами по губам, заставив их раскрыться. Она повиновалась, и он удовлетворенно кивнул. Его рот приблизился, а ее руки скользнули ему на грудь. Кассандра сама не знала, чего хочет: то ли устоять на ногах, то ли ощутить гладкую мощь мускулов под прохладным шелком. Поцелуй поначалу вышел чинным и сдержанным, как будто этот Колин Уэйд не хотел испугать ее при первом знакомстве. Потом он чуть крепче прижался губами к ее губам, заставив их раскрыться шире. Ей показалось, что он опять прошептал ее имя, но, может быть, это был просто вздох. Его язык скользнул по ее губам, а затем с легкостью проник внутрь.

Под накрепко зажмуренными веками Кассандры взорвался фейерверк сверкающих огней. Она обвила руками его шею и вся выгнулась вперед, прижимаясь к нему. Никто, никогда не целовал ее вот так.

– О! – тихо простонала она, и звук собственного голоса, опьяненного восторгом, взволновал ее еще больше.

Прижимая ее к себе, Риордан с трудом пропустил дыхание сквозь зубы. Когда он принялся изнутри ласкать ее рот медленными чувственными движениями, забираясь все глубже, касаясь неба кончиком языка, колени у нее подогнулись. Она соскользнула бы прямо на траву, если бы он не удержал ее, крепко обхватив за талию и бедрами прижимая ее к стволу дерева.

Он заставил ее распрямить колени и вытянуться вверх, чтобы дать ей почувствовать свое собственное возбуждение.

– Я хочу трогать тебя везде, – прошептал Риордан, не отрываясь от ее рта.

Подхватив обеими руками ее ягодицы, он привлек ее к себе еще крепче.

– Я хочу, чтобы ты была подо мной. Хочу видеть, как ты совсем потеряешь голову, Касс, как ты перестанешь сдерживаться…

Вместо этого он увидел повисшие на длинных ресницах капли слез и немедленно ослабил объятия, но снова приник губами к ее рту, и долгий беспомощный стон блаженства, вырвавшийся из ее груди, прозвучал музыкой в его ушах. Но он все-таки вспомнил, где они находятся.

– Тише, любовь моя, тише, – шептал Риордан, осыпая легкими поцелуями ее глаза и щеки.

Он понимал, что это не может так продолжаться, но и остановиться тоже не мог.

– Поедем ко мне домой, Касс. Поедем прямо сейчас. Скажи «да».

– Я не могу!

Кассандра была почти не в силах говорить. Она отказала машинально, не раздумывая. В подобных ситуациях (хотя нет, такого с ней раньше никогда не случалось!) она всегда отказывала. Вот уже несколько лет. И вдруг ее осенила догадка: она может поехать с ним! Это входило в правила игры! У нее перехватило дух, она судорожно вцепилась руками ему в плечи. У нее имелось разрешение отправиться с этим человеком к нему домой и завершить то удивительное, чудесное и страшное, что они тут начали!

«Но это не правильно, – напомнил тихий голосу нее внутри. – Это грех, и, если есть на свете Бог, Он тебя накажет».

«Да, на… Этот человек изменник, убийца, и я отдала себя на заклание, чтобы попытаться его остановить!»

«Не увиливай, – презрительно возразил голос. – Ты же прекрасно знаешь, что вовсе не патриотизм заставляет тебя так пылать. Это похоть».

14
{"b":"11404","o":1}