ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно в этот момент Риордан, сам того не ведая, бесчестно воспользовался своим преимуществом и прервал ее внутренний спор. Держа Кассандру за шею, он опять поцеловал ее, на этот раз с грубой страстью, обхватив ладонью одну полную, округлую, едва прикрытую муслином грудь. Тихий голос в голове у нее умолк, и она привалилась всем телом к стволу дерева, словно лишившись костей.

– Скажи «да», Касс, – скажи «да»!

Риордан провел кончиками пальцев по напрягшемуся соску, легонько царапнул по нему ногтями сквозь туго натянутую ткань платья, и жидкий огонь разлился по всему ее телу.

– Да. Да. О, прошу тебя.

Он судорожно перевел дух и немного отстранился от нее. Это же чистейшее безумие! Но Риордан не хотел знать об этом. Если бы он позволил себе три секунды поразмышлять, ему пришлось бы остановиться. Но это было немыслимо.

– Пошли.

Он взял ее за руку и потянул за собой по той самой тропинке, что привела их сюда. Кассандре пришлось перейти на бег, чтобы угнаться за ним. Красноречивое свидетельство его желания мог заметить каждый, но ему было все равно. Он думал лишь об одном: как бы поскорее увести ее отсюда, доставить к себе домой и затащить в постель.

Освещение внутри игорного клуба показалось им обоим неестественно ярким, режущим глаз. Может, она теперь опомнится? А может, он? Продолжая удерживать руку Кассандры словно тисками, Риордан стремительно потащил ее сквозь глазеющую толпу к входным дверям.

– Подожди, Колин, подожди!

Скрипнув зубами при звуке ненавистного имени, он остановился и повернулся к ней.

– Мой кузен… должна же я ему что-то сказать!

Кузен! У него совершенно вылетало из головы, что она явилась сюда в сопровождении чертова кузена, разрази его гром! Нашла себе дуэнью! Риордан толкнул ее к стене у самых дверей, где еще оставалось немного свободного места, и крепко сжал ее руку.

– Я сам ему скажу, – торопливо бросил он. – Жди меня здесь.

Краем глаза он увидел, как открывается дверь, но отвернулся прежде, чем вновь прибывший успел переступить порог, и был уже на полпути между Кассандрой и ее кузеном, когда роковые слова достигли его слуха:

– Да это же Колин Уэйд! Эй, Колин, привет!

Риордан замер на месте и медленно повернулся вокруг собственной оси. Вид у него был, как у христианского мученика, готовящегося к побиванию каменьями. Он с легкостью определил того, кто окликнул Уэйда: это был молодой человек в белом парике, сидевший за столом для игры в мушку между ним и дверью. Можно было и не глядя понять, что приветствие обращено не к нему, а к щегольски разодетому господину с золотистыми волосами, который стоял в дверях, потирая руки с довольным видом, и любезно кивал в ответ своему знакомому. В следующую секунду Риордан увидел Кассандру. Она сделала несколько шагов по направлению к нему, потом остановилась, повернулась к Уэйду, протянув вперед руку растерянным и как будто умоляющим жестом. Губы у нее шевелились, но не иначе как благодаря вмешательству самой Фортуны слов пока еще не было слышно. В четыре гигантских шага он оказался рядом с нею.

– Ты… Колин…

– Заткнись! – прошипел он яростным шепотом. – Меня зовут Филипп Риордан. Я работаю с Куинном.

– С Куинном?

– Да говори же ты тише, черт бы тебя побрал!

Она отшатнулась. Не зная, что у нее на уме и краем глаза заметив, что Уэйд смотрит на них, Риордан крепко схватил ее за обе руки.

– Пусти!

Надо было как-то заткнуть ей рот. Риордан сделал это самым Простым и естественным способом: поцеловал ее. Он сжимал ее в медвежьих объятиях, не давая дышать, и целовал бесконечно долгим и глубоким поцелуем. Всей душой он желал, чтобы это продолжалось до тех пор, пока она не ответит, но разум подсказывал ему, что на этот раз чуда не произойдет, С большой неохотой он наконец отпустил ее.

Кассандра судорожно перевела дух, размахнулась и ударила его по лицу кулаком, вложив в удар все силы, отпущенные ей природой. Он с проклятьем схватился за челюсть, а она тем временем выскользнула мимо него в дверь и выбежала наружу.

3.

Булыжная мостовая оказалась для нее настоящей пыткой. Тонкие подошвы не служили ноге защитой, с таким же успехом она могла идти босиком. «Черт, черт, черт!» – чуть не плача повторяла Кассандра. Она задыхалась, едва не падала от усталости, но боялась остановиться. Погони вроде бы не было слышно, но она не сомневалась, что он будет ее преследовать. Что это за место? Какая-то незнакомая, скудно освещенная улица… По левой стороне тянулась каменная стена, а за стеной виднелся парк. Но какой? Гайд-парк? Грин-парк? Сент-Джеймс? Кассандра совсем не знала города и понимала лишь одно: она находится очень далеко от Холборна.

Как же ей добраться до дома? Должно быть, уже больше двух часов ночи. В ридикюле у нее оставалось фунт и семь пенсов – более чем достаточно, чтобы нанять кабриолет, но в этом темном жилом квартале Пиккадилли их не было видно, а подойти поближе к клубам и пивным она не могла, опасаясь приставаний. А еще больше она боялась столкнуться с Филиппом Риорданом.

Вот если бы Фредди хватился ее! Но на это не стоило рассчитывать. Раз уж Риордан не смог ее найти, то Фредди наверняка не сумеет. Ковыляя и прихрамывая, Кассандра добралась до скамейки, стоявшей возле каменной стены, и с огромным облегчением опустилась на нее. Тут было темно; она решила, что немного отдохнет, а потом решит, что делать дальше.

В окнах верхнего этажа дома, расположенного прямо напротив скамьи, горел свет. Кассандра вообразила, что сейчас подойдет к входной двери и постучит. Залают собаки, соседи начнут выглядывать из окон. После долгого томительного ожидания за дверью послышатся шаги. Дверь откроется. Слуга, возможно в ночной рубахе и колпаке, высоко поднимая в руке свечу, спросит: «Что вам нужно?» На этом ее фантазия иссякла: она не могла придумать подходящий ответ. «Убежище!» Что за дурацкая мысль – это же не церковь! Нет-нет, убежище ей не требуется. Ей надо попасть домой. Но в этот поздний час даже носильщиков с портшезом невозможно было найти. По крайней мере в этой части города. Упершись подошвой в край скамейки, Кассандра принялась ощупывать натертую ступню. Какая-то ночная птица у нее над головой затянула заунывную песню, состоявшую всего из двух нот. Ее стала пробирать дрожь, ведь у нее не было с собой даже шали. Луна скрылась за крышами домов, над ними виднелось лишь размытое белесое пятно, словно кто-то разлил по небу молоко.

Перед Кассандрой было два пути: просидеть на скамейке всю ночь, а на рассвете отправиться на поиски кареты, или прямо сейчас двинуться в западном направлении, туда, где людно, шумно, где горят огни, и опять-таки попытаться найти карету. Тут ей пришло в голову, что есть еще и третий путь: вернуться в клуб «Кларион» и посмотреть – а вдруг каким-то чудом Фредди все еще там. Этот вариант она мгновенно отвергла, сочтя его фантастическим, и вновь вернулась к первым двум. Ей не нравились оба, но просидеть всю ночь на этой проклятой скамейке – нет, это было бы проявлением трусости. Поэтому Кассандра выбрала второй путь. Отряхнув пыль с ладоней, она встала.

Слава тебе Господи, вот и карета! Кабриолет, громыхая, мчался по направлению к ней на полной скорости, но радость Кассандры вскоре угасла, сменившись тревогой: ей пришло в голову, что внутри может скрываться Риордан. Бежать уже слишком поздно. Ее белое платье как будто служило маяком: увидев ее, возница придержал лошадей. Не успела карета остановиться, как дверца распахнулась и на мостовую выскочил мужчина. Девушка облегченно перевела дух: это был не Риордан, даже в темноте он выглядел гораздо старше. Высокий и тощий, со слегка сутулыми плечами и… Она вдруг узнала Оливера Куинна. Застыв как столб, Кассандра ждала, пока он подойдет поближе.

– Мисс Мерлин, прошу вас сесть в карету.

Никаких тебе «Слава Богу, вы не пострадали!» или «Я так сожалею о случившемся», один лишь сухой, отрывистый приказ. Ей очень хотелось топнуть ногой, но ее сандалии были без каблуков.

15
{"b":"11404","o":1}