ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лишь к одному она так и не смогла привыкнуть: к тому, как откровенно он прикасался к ней на глазах у всех, вернее, к тому, что для него подобная интимность, по-видимому, ничего не значила и считалась просто частью спектакля. Стоило им показаться на людях, как Риордан начинал давать волю рукам – обнимал ее, гладил, прижимал к себе. Сколько ни старалась, Кассандра не могла остаться равнодушной, так сильно волновали ее эти ласки.

Однажды во время пантомимы в Воксхолле он принялся гладить ее шею и плечи, стоя позади нее прямо посреди веселой толпы приятелей. Ей показалось, что это продолжалось часами. Наконец, слепо глядя прямо перед собой, еле удерживаясь на подгибающихся ногах, она небрежно оттолкнула его руку, хотя в животе у нее все было стянуто тугим узлом потаенных запретных ощущений, а кости превратились в мягкий воск. Позже, когда они остались наедине и он обратился к ней со своей обычной дружеской вежливостью, она почувствовала себя обманутой, чуть ли не грязной, и в то же время необъяснимо беззащитной.

Он ей очень нравился. Она это понимала, но не знала, что на сей счет предпринять. Лучшего друга, чем Риордан, у нее не было за всю ее жизнь. Да, их дружба была чисто показным делом и преследовала вполне определенную цель, но для Кассандры это ничего не меняло: общение с ним было сердечным, веселым и захватывающим; когда они были вместе, она чувствовала себя счастливой. Она понимала, что никакого толку из этого не выйдет, но ей не хватало изощренности или цинизма, необходимых, чтобы оградить себя от него.

– Который час?

Кассандру мало интересовал ответ, спросила она главным образом для того, чтобы прервать молчание, тем более, что тот же вопрос она задавала совсем недавно.

Риордан вытащил часы и щелчком открыл серебряную крышку.

– Половина двенадцатого. Он скоро появится.

С этими словами он повернулся к ней, охватывая ее новенькую, с иголочки, розовую льняную «амазонку» неодобрительным – в этом она готова была поклясться – взглядом, и вновь с каменным лицом уставился на дорожку.

– Как я выгляжу?

Она нервно поправила булавку, которой крепилась к зачесанным наверх волосам ее наимоднейшая шляпка. Ладони у нее вспотели в кожаных перчатках для верховой езды. Она не понимала, что с ним творится, почему он так холоден, почему так враждебно настроен именно в эту минуту, когда ей наконец предстояло встретиться с Колином Уэйдом. Сама она была беспокойна, как жеребенок. Нетерпение и тревога снедали ее при мысли о том, что все, над чем они так долго работали, все, за что мистер Куинн заплатил, – все это в ближайшие тридцать минут будет зависеть от ее умения убедительно сыграть свою роль.

Но в тот самый момент, когда она больше всего нуждалась в поддержке Риордана, свободное общение между ними почти иссякло, превратившись в едва заметный ручеек, а в последние несколько минут им вообще приходилось выдавливать из себя слова по капле.

Риордан опять окинул ее взглядом с головы до ног, на сей раз с откровенно оценивающим выражением, которое показалось ей почти оскорбительным.

– Как спелое яблочко, Касс, готовое свалиться счастливчику прямо в руки.

И сами слова, и его презрительно-насмешливый тон прозвучали как пощечина. Кассандра отвернулась и в смятении закусила губу. В чем дело? Что не так? Что она такого сделала?

– Если почувствуешь хоть на секунду, что лошадь тебя не слушается, останови ее сама, понятно? Мы придумаем другой способ привлечь его внимание. Я вообще не выношу, когда женщины галопируют в дамском седле. Ты меня слышала, Касс?

– Я все прекрасно слышала, – холодно ответила она. – Я отличная наездница, мистер Риордан, и вряд ли сумею потерять поводья, управляя этой кроткой лошадкой, можете быть спокойны.

– Вот и хорошо. Значит, ты сможешь сосредоточиться на том, чтобы побольше улыбаться и делать ветер ресницами. Только постарайся не сморозить какую-нибудь глупость, которая раскроет всю нашу игру.

Кассандра уставилась на него, онемев. Что за муха его укусила? Когда, почему, каким образом ее веселый, щедрый, великодушный друг успел превратиться в разозленного, поминутно говорящего гадости незнакомца? Это началось вчера вечером, сообразила она, когда они стали всерьез готовиться к встрече с Уэйдом.

Вновь устремив взгляд прямо перед собой, Кассандра стиснула в руках поводья и мысленно приказала себе успокоиться, не плакать, думать только о том, что ей предстоит. Она так и подпрыгнула в седле, когда мужской голос у них за спиной пожелал им доброго утра, но это был всего лишь один из приятелей Риордана. Он проехал мимо, не останавливаясь.

Небо было затянуто тучами, в воздухе ощущалась томительная предгрозовая духота. В это воскресное утро публики в Гайд-парке было меньше, чем обычно, из-за угрозы дождя. Колин Уэйд катался здесь верхом каждое воскресенье, и Кассандра то начинала опасаться, то почти надеяться, что на сегодня он отменит прогулку. Она беспокойно поправила на шее темно-бордовый «аскот» [25] и оттянула назад рукава жакета, чтобы видны были белоснежные кружевные манжеты.

Костюм для верховой езды, готовый, но прекрасно сидевший на ней, был куплен вчера на деньги, которые дал ей Куинн. Может, именно это разозлило Риордана? Такое предположение заставило разозлиться ее самое. Да какое ему дело до того, на что она тратит свои деньги? И потом, что еще ей оставалось делать? Предполагалось, что она сумеет соблазнить мистера Уэйда. От нее ждали именно этого. Но как же ей этого добиться, если она будет выглядеть замарашкой?

Она испустила судорожный вздох и тотчас же оцепенела, услыхав тихий голос Риордана:

– Вот он.

Впереди на дорожке показался направлявшийся им навстречу всадник – молодой человек на белой кобыле. Когда он подъехал поближе, Кассандра заметила из-под полуопущенных ресниц, что он и в самом деле, как описывал его Риордан, светловолос и хорош собой. Жилет на нем в этот день был зеленовато-голубой, как купорос, а камзол – цвета спелой сливы. Светло-золотистые волосы, зачесанные назад, оставляли открытым прекрасно вылепленное лицо с высоким лбом. В глубоко посаженных глазах угадывалось выражение презрительной скуки. Когда Уэйд увидел их, его брови слегка приподнялись, лишний раз подчеркивая надменность черт. Он холодно кивнул Риордану и уже начал его объезжать, но тут его светло-карие глаза, цветом напоминавшие корицу, заметили Кассандру и остановились на ней. Он натянул поводья.

– Уэйд, – небрежно проронил Риордан в виде приветствия.

– Риордан, – ответил Уэйд.

Оба они при этом смотрели на Кассандру, а она не сводила взгляда со светловолосого красавца, словно вдруг обнаружила давно потерянный горшок с золотом. Уэйд выжидающе молчал. После демонстративно затянувшейся паузы Риордан весьма сухо и нелюбезно представил их друг другу.

– Мисс Мерлин, – плавно подхватил Уэйд, низко сгибаясь в поклоне и охватывая ее взглядом от сапожек до верха шляпки. – Как поживаете?

Кассандра сняла правую перчатку и протянула ему руку, хотя их разделяло метра два. Не отрывая от нее глаз, он толкнул коленом свою кобылу, побуждая ее подойти ближе, пока наконец животные не встали вплотную друг к дружке, а его начищенный до блеска сапог не уткнулся в юбку ее «амазонки». Уэйд взял ее руку без перчатки, сжал В" своей, затем провел большим пальцем по тыльной стороне ее ладони, словно разглаживая то место, которого ему суждено было коснуться губами, и наконец поцеловал. Кассандра шумно перевела дух и при пожатии слегка задержала его пальцы. Она облизнула губы кончиком языка и привычным жестом вскинула голову. При этом тонко вырезанные ноздри Уайда надменно раздулись.

Риордан, все это время сидевший с затаенным дыханием, схватил уздечку Кассандры и, нетерпеливо дернув, оттащил ее лошадь прочь от кобылы Уэйда.

– Мы спешим, Уэйд. Доброго вам утра.

– Спешите? – переспросил златовласый красавец стелющимся, как бархат, голосом. – Я думал, палата на каникулах. Заслуженный отдых, так сказать, достойная награда за все труды, положенные многоуважаемыми членами парламента на принятие мудрых и прозорливых законов во время прошедшей сессии. Государственные заботы, как мне представляется, – дело весьма утомительное.

вернуться

25

Традиционная деталь костюма для верховой езды, двойной шарф, узлом завязанный под подбородком.

29
{"b":"11404","o":1}