ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отбор попаданок для короля-дракона
Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину
Большая книга приключений семейки троллей
Линия Грез
Записки охотницы. Твой стартап для Luxury Life
Капитал (сборник)
Изгнанница Ойкумены
Врата Победы: Ленинград-43. Сумерки богов. Врата Победы
Марс и Венера: почему мы ссоримся?
A
A

– Десять, – поправил Риордан. – Один умер.

Он не поверил своим ушам, услыхав фыркающий, тотчас же приглушенный смешок Кассандры, старательно изучавшей ассортимент мужских очков у них за спиной. Но еще больше его смутил похожий на лошадиное ржание звук, вырвавшийся из его собственной груди. Выцветшие голубые глазки леди Селены широко раскрылись от возмущения. Он понял, что надо немедленно убираться восвояси.

– Всегда счастлив видеть вас, – давясь от смеха, попрощался он с ее светлостью и схватил Кассандру за руку. – Идем, дорогая, мы уже опаздываем.

Оказавшись на улице, они кое-как добрались до входа в ближайшую лавку и привалились к витрине, сотрясаясь от хохота. Кассандра ухватилась за живот и согнулась подолам, по щекам у нее текли слезы.

– «Один умер»! – воскликнула она и снова прыснула, зажав рот рукой.

Прохожие посмеивались, глядя на них с легкой завистью.

– Прости, – простонала Кассандра, всхлипывая и все еще держась за живот. – Я знаю, это не смешно.

И тотчас же рассыпалась в новом приступе неудержимого хохота. Риордан уже успел немного успокоиться и теперь смеялся, радуясь ее веселью. Он протянул ей свой носовой платок. Она высморкалась и наконец попыталась овладеть собой. Наверное, следовало извиниться за неуместный смех, вызванный известием о смерти его малолетнего племянника или племянницы, но она решила, что это приведет к новому приступу.

Они пошли по улице, держась за руки. Оба чувствовали себя свободно, обоих переполняла нежность. Кассандра то и дело вновь начинала хихикать и вытирать глаза. Риордан кивал встречавшимся по дороге знакомым, иногда перебрасывался с ними краткими фразами, и Кассандра здоровалась вместе с ним. У нее появилось восхитительное чувство сопричастности, одновременно бодрящее и успокаивающее. Из любопытства она спросила, кто такой Уолтер и почему леди Селена так сильно занервничала при упоминании о нем.

– Лорд Уолтер Стронг, граф Ротэм, ненаглядный сыночек своей дорогой мамочки, – пояснил он. – Год назад он едва не угодил в тюрьму за растрату ста тысяч фунтов из фондов судоходной компании, принадлежащей его семье. Как только поведение леди Селены становится невыносимым, я тут же спрашиваю, как он поживает.

– Что было дальше?

– Историю замяли. Деньги вернули задним числом, никто ничего не узнал.

– Откуда же ты обо всем знаешь?

– Им пришлось в срочном порядке собрать кучу денег. Уолтер, в сущности, неплохой парень, а я – старый друг семьи.

Он пожал плечами и многозначительно подмигнул:

– На правах старых друзей они взяли у меня ссуду под весьма солидные проценты.

Кассандра улыбнулась: ей понравилась мысль о том, что леди Селена в долгу перед Риорданом. Потом она вспомнила о своих новых очках. Скорей бы они были готовы! Какое это будет блаженство: читать запоем, целыми часами, и чтобы при этом голова не болела и глаза не слезились! А что, если ей и вправду удастся поумнеть? Как отнесется к этому Риордан, если она научится обсуждать ученые предметы с ним на равных? Ну, может, не совсем на равных, но она хоть не будет больше попадать в глупое положение на каждом шагу и вызывать неловкость у…

Кассандра осадила свои разогнавшиеся мысли. Как можно снова и снова впадать в одну и ту же ошибку? Только на сей раз образ отца ей заменил Риордан. Когда же она и в самом деле поумнеет? Оба они нн в грош не ставили ее чувства или достижения; этот простой, хотя и болезненный урок давно уже пора было усвоить. Никому до нее дела нет.

Хорошо еще, что теперь у нее хоть деньги есть. Она обзавелась новым гардеробом (а теперь еще и очками!), стала понемногу платить тете Бесс за стол и квартиру, а все остальное тщательно сберегала. Куинн и Риордан считают, Что, когда закончится авантюра с Колином Уэйдом, она должна покинуть страну. Кассандра всячески гнала от себя эту мысль, причинявшую ей боль. Но, покинет она Англию или нет, ей придется самой где-нибудь искать себе приют. Никто не придет ей на помощь.

– Что случилось?

Кассандра подняла голову, механически растянув губы в улыбке.

– Ничего. Я думала об очках. Как это было глупо – не понимать, что они мне нужны. Спасибо. Это самый дорогой подарок за всю мою жизнь.

– Надеюсь, что не самый. Вот, взгляни-ка сюда.

Риордан остановился и, сунув руку за пазуху, протянул ей какой-то плоский, но увесистый сверток.

– С днем рождения, Касс.

Она была так ошеломлена, что даже не взяла сверток.

– Каким образом?.. Никто не знает, откуда же ты узнал? Тетя Бесс, Фредди? Нет, они никогда…

– Почему бы тебе не развернуть его?

Кассандра продолжала смотреть на Риордана с открытым ртом. Они застряли посреди тротуара, прохожим приходилось обходить их с обеих сторон. Риордан взял ее за локоть и увел в более спокойное место у кирпичного фасада лавки какого-то обойщика.

– Ну давай.

Кассандра взвесила в руках тяжелый сверток.

– Я не могу его принять. Очень мило с твоей стороны поздравить меня с днем рождения и…

Он нетерпеливо перебил ее:

– Ты вполне можешь это принять! Это не королевские сокровища. Ради всего святого, почему бы тебе просто не развернуть сверток?

Она с опаской повиновалась.

– О! Книги! – Кассандра облегченно рассмеялась и прижала подарок к груди. – Как чудесно.

– А посмотреть, что это такое, ты не хочешь? Тихий нежный свет горел в его глазах, на лице было такое выражение, которого она никогда раньше не видела.

– Что? О…

Кассандра убедилась, что держит в руках роман в трех томах. Заголовок заставил ее покраснеть: «Эвелина, или Появление юной леди в свете».

– Мне понравилось заглавие, хотя не удивлюсь, если появление Эвелины в свете окажется несколько отличным от твоего.

– Да, – согласилась Кассандра, – я бы тоже этому не удивилась. Я тебе точно скажу, когда прочту. Ты ведь сам еще не читал, верно?

Они опять пустились в путь. Одна рука Кассандры была в руке Риордана, в другой она несла свой подарок.

– Нет, боюсь, у меня сейчас просто времени нет интересоваться подобными вещами.

Кассандра начала беспокойно покусывать нижнюю губу.

– Значит, это не серьезная книга?

– О Господи, надеюсь, что нет! Ты за последнее время прочла столько серьезных книг, что немного легкомысленного чтения тебе не помешает.

Ее лицо прояснилось. Если уж он не против легкого чтения, с какой стати ей возражать? Она уже успела позабыть, что его мнение для нее ничего не значит.

– Спасибо тебе за заботу. Но ты непременно должен мне сказать: как ты узнал, что сегодня день моего рождения?

– Разве твоя семья его не справляет, Касс? Подарок от тетушки или…

Кассандра покатилась со смеху, услыхав столь нелепое предположение.

– Нет, – просто ответила она. – Так расскажи мне, откуда ты узнал?

– Мне сказал Оливер. Должно быть, он узнал во время расследования, которое проводил со своими людьми, прежде чем заговорить с тобой об Уэйде. Они очень дотошны в своей работе.

Веселость сменилась тяжелым молчанием, которое Риордан приписал обычной напряженности, всегда наступавшей между ними при каждом упоминании об Уэйде. Ему стало жаль, что он упомянул ненавистное имя в эту минуту.

Но на сей раз подавленность Кассандры объяснялась другими причинами.

– Они вовсе не всегда так уж дотошны, – сказала она после долгого молчания, глядя прямо перед собой.

– Ты о ком? – Он уже забыл свои предыдущие слова. – О, ты имеешь в виду людей Куинна?

– Да. Они… допускают ошибки. На мой счет, к примеру, они ошиблись.

И зачем только она об этом заговорила? Гордость, полагала она, не позволяла ей вступать с ним в объяснения по такому поводу, тем более что он все равно ей не поверит. Он был безгранично предан своему старому другу, человеку, который спас ему жизнь. И это естественно. Но, раз начав, она уже не могла остановиться.

– Моя жизнь в Париже была полна легкомыслия и безобидных удовольствий, но она не была распутной. Я знаю, что за истории ты слышал; до меня они тоже в конце концов дошли. Но все это не правда.

36
{"b":"11404","o":1}