ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Янки из Коннектикута при дворе короля Артура
Сердце Холода
Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием
Рабыня страсти
Осколки снов
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
Вероника Спидвелл. Интригующее начало
Никогда Никогда. Часть 2
Как построить машину. Автобиография величайшего конструктора «Формулы-1»
A
A

Он улыбнулся ее словам. Как легко было поцеловать ее сейчас! Ее прелестный рот так и манил к поцелую. В глазах блестели непролитые слезы.

– Ничего не случилось? – переспросил Риордан.

Ему хотелось еще раз увидеть, как движутся ее губы.

Кассандра стояла совершенно неподвижно, боясь даже вздохнуть. Его рубашка смутно белела в темноте, кружевные рукава были засучены, оставляя на виду сильные худощавые запястья. Она нервно облизнула губы, не зная, куда смотреть. Ей хотелось сказать ему, хотелось признаться…

– Касс?

Она все же нашла в себе силы отнять руки.

– Все в порядке. Я чувствую себя хорошо. Ты просил прийти пораньше, потому что хотел со мной поговорить.

Слава Богу, хоть можно опереться о дверной косяк! Она едва не совершила непоправимую ошибку, и теперь ее била дрожь от пережитого напряжения.

Он опустил руки.

– Я так сказал?

– Ты прислал записку.

– Правда?

Кассандра кивнула, глядя в какую-то точку за его плечом, чтобы не смотреть ему в глаза. Не удержавшись от искушения, Риордан коснулся ее лица.

– Странно, – прошептал он. – Не помню, о чем я хотел поговорить.

Это было не правдой, но у него не выговаривались те слова, что Куинн велел ей передать. Они просто застревали в горле.

Она вздохнула. Ей хотелось повернуть голову и поцеловать раскрытую ладонь, легко обхватившую ее щеку. Вместо этого Кассандра отступила на шаг.

– Тогда нам пора идти.

В темном коридоре она казалась ему неясной расплывчатой тенью. «Теперь волшебство должно развеяться, – подумал он, – я ее даже не вижу…» Но оно не развеялось.

– Касс…

– Не забудь камзол. Застегнись… Я подожду в холле.

Он проводил ее взглядом, пока она торопливо убегала от него прочь по коридору. Вот уже и звук ее шагов затих вдали… «Ну вот, теперь уж точно все кончилось», – сказал себе Риордан.

Но он по-прежнему ощущал над собой власть ее чар и не знал, сумеет ли когда-нибудь от них освободиться.

* * *

Риордан невольно поморщился, ощутив впившиеся в запястье ногти.

– Что он теперь говорит? – нетерпеливо прошептала Кассандра.

Он разжал ее пальцы и сам крепко взял ее за руку.

– Он говорит: «Эвридика, Эвридика, ответь мне! Твой верный муж зовет тебя! Безмолвие смерти, напрасная надежда. Какое страдание, какая пытка разрывает мне сердце!»

– О!

Слезы безудержно покатились у нее по щекам. Захваченная божественной красотой музыки, она позабыла обо всем на свете.

– А что он теперь говорит?

– Он собирается покончить с собой. Его горе невыразимо и безгранично.

Кассандра зарылась лицом в платок.

– Погоди, вот пришла богиня любви, она его останавливает. Она говорит: «Подожди, Орфей!» Она воскрешает Эвридику. Эвридика жива!

– О! О! – воскликнула Кассандра, радостно улыбаясь сквозь слезы.

– Моя Эвридика, – перевел Риордан.

– Мой Орфей, – догадалась Кассандра, умиротворенно вздыхая.

Музыка волной взмыла ввысь, пока счастливые любовники на сцене обнимались в последний раз, и занавес опустился. Кассандра бессильно откинулась на спинку стула.

– О, как это было прекрасно! Я хочу все послушать еще раз с самого начала!

Риордан засмеялся, и она мечтательно улыбнулась в ответ. Ресницы у нее заострились от слез.

– Разве тебе не понравилось?

– Конечно, понравилось! – тотчас же отозвался он, хотя и сам не смог бы сказать, что доставило ему большее наслаждение – оперный спектакль или тот восторг, с которым его воспринимала Касс. – Мы можем идти?

– Да, наверное. Но после такого зрелища нелегко вернуться к действительности, правда? Как я выгляжу? Она прижала ладони к своим разгоряченным щекам.

– Ты выглядишь просто потрясающе!

Это была чистая правда. Она была одной из тех редких женщин, которые еще больше хорошеют от слез.

Кассандра благодарно улыбнулась, когда он укутал ее плечи тончайшей, как дымка, шалью и вывел из ложи. Приятно было опираться на его сильную и теплую руку. Толчея заставила их двигаться, прижимаясь друг к другу, пока они шли по ярко освещенному фойе к лестнице. Чтобы толпа их не разлучила, они обнялись и двинулись к выходу мелкими, семенящими шажками.

– Надо было подождать, – громко сказала Кассандра, стараясь перекрыть стоявший вокруг шум.

Риордан кивнул, хотя его вполне устраивало все, как было. Наконец они достигли нижнего холла. Он оглядел толпу, пользуясь преимуществом своего роста, и сразу же заметил знакомую золотисто-каштановую головку. Клодия. Она увидела его почти в тот же момент и весело помахала рукой. Он помахал в ответ, но улыбка у него вышла кривоватой.

– Кто это? – спросила Кассандра. У них уже было много общих друзей.

– Ты ее не знаешь.

Он хотел идти не останавливаясь, но Клодия уже подзывала его жестами, приглашая присоединиться к себе и своему спутнику (кажется, это был Марчмейн). Риордан и сам не смог бы с точностью определить, что чувствует, и понимал лишь одно: он отдал бы все на свете, чтобы избежать предстоящей церемонии знакомства. Они с трудом пробрались сквозь толпу к ожидавшей их паре.

– Леди Клодия Харвеллин, позвольте представить вам мисс Кассандру Мерлин.

Это имя вызвало вспышку интереса в золотисто-карих глазах Клодии, тут же, впрочем, спрятанную за приветливой улыбкой. Она протянула руку Кассандре:

– Как поживаете, мисс Мерлин? А это мистер Марчмейн. Вы ведь знакомы с Грегори, не правда ли, Филипп?

Он мог бы и догадаться, что Клодия непременно возьмет бразды правления в свои руки, после чего колеса попадут в наезженную колею и покатятся сами собой. Как только обряд знакомства был завершен, она легко и непринужденно заговорила о только что закончившемся спектакле:

– Музыка чудесна, спору нет, но вот чего я никогда не могла понять, так это почему бедняга Орфей не может прямо сказать Эвридике, что она умрет, если он оглянется на нее. Вы только подумайте, скольких хлопот можно было бы избежать! – Клодия весело рассмеялась. – Вся эта напыщенная театральщина так забавна! Вы не согласны со мной, мисс Мерлин?

Кассандра заколебалась.

– Нет, – призналась она с робкой улыбкой. – Мне все это показалось трогательным до слез. Я даже всплакнула.

Клодия удивленно подняла свои тонко выписанные брови, но сохранила на лице милостивую улыбку.

– Неужели? – воскликнул Марчмейн, вставляя в глаз монокль, чтобы разглядеть ее получше.

Вспомнив сцену, разыгравшуюся в аптеке между Кассандрой и леди Селеной Стронг, Риордан поспешил вмешаться:

– Честно говоря, я сам чуть не прослезился. К тому же, согласитесь, Клодия, если бы он просто сказал ей, в чем дело, у нас бы не было этого чудесного музыкального финала! «Che faro senza Euridice!» [31] – отважно пропел он.

Все засмеялись, однако смех Клодии прозвучал несколько натянуто. Марчмейн извинился и пошел искать карету. Риордан подумал, что надо бы пригласить их в свою, но ему хотелось как можно скорее завершить эту странную встречу, хотя до сих пор все шло благополучно. Они еще немного постояли втроем, обмениваясь вежливыми, ничего не значащими репликами, потом двинулись к выходу.

Клодия спросила у Кассандры, как она находит свою новую жизнь в Лондоне, старательно избегая какого бы то ни было упоминания об обстоятельствах, заставивших ее вернуться в родную страну. Впервые за все время знакомства с Клодией у Риордана возникло неприятное ощущение: ему показалось, что ее любезность имеет несколько покровительственный оттенок. Он посмотрел на Кассандру. Она держалась скованно, но на каждый вопрос отвечала прямо и просто, с безукоризненной вежливостью. Через минуту Клодия пристала к нему, желая точно знать, будет ли он у них в гостях в ближайший вторник, дескать, бабушка особо спрашивала о нем. Такая навязчивость, да еще в присутствии Кассандры, покоробила его. Неужели она наконец ревнует? Куда больше, чем сама догадка, его поразило то, что долгожданное событие не принесло ему ни капли законного удовлетворения, о котором он мечтал.

вернуться

31

«Как мне жить без Эвридики!» (шпал.)

39
{"b":"11404","o":1}