ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В полдень мужчины занялись игрой в крикет. При этом они подкреплялись пивом, пока дамы, наблюдавшие за игрой со стороны, потягивали лимонад. Незаметно подошло время обеда. В этот день обед был назначен на ранний час, потому что хозяин дома объявил, что во второй половине дня состоится особое мероприятие: петушиные бои. Еще одна отвратительная английская традиция, подумала Кассандра, твердо решив, что перед самым началом состязаний у нее внезапно заболит голова. Она опять сидела между Уэйдом и неутомимым Тедди Эвертоном, а обед оказался таким же обильным и бесконечным, как и вчерашний. Но где-то на середине он был неожиданно прерван шумом в дверях. Из холла донеслись хриплые крики и смех.

– Это Воган и МакЛиф наконец-то выбрались из грязи у Стоука! – предположил Тедди. – Давайте зададим им жару! Пусть выпьют по штрафной!

Все головы повернулись к дверям, где показались двое ухмыляющихся мужчин. Они спотыкались на ходу и подпирали друг друга, чтобы удержаться на ногах. Никто их не приветствовал, поэтому Кассандра догадалась, что это не Воган и МакЛиф. Но они показались ей знакомыми. Она их уже где-то видела! Следом за ними в столовой, семеня и хихикая, появились две растрепанные дамы. Все вдруг встало на свои места, она вспомнила, кто это: Уолли и Том, лорд Дигби-Холмс и лорд Сеймур со своими пассиями. Пассии, впрочем, были другие, но особой разницы не ощущалось. Особенно самими Уолли и Томом. Кассандра страшно обрадовалась, увидев их всех, и уже хотела поздороваться, когда в дверях, потеснив остальных, возник пятый член компании. Риордан.

Сердце Кассандры перестало биться. В течение нескольких секунд, пока оно вновь не застучало с удвоенной силой, чтобы восполнить временную остановку, она сидела неподвижно, ожидая, что вот-вот упадет в обморок. Все померкло у нее перед глазами, она ничего вокруг не замечала, кроме горячо любимого лица. У него была двухдневная щетина, подернутые серебром черные волосы растрепались и стояли дыбом. Он выглядел грязным и измученным, но мгновенный свет, вспыхнувший в его глазах, когда они встретились взглядами, согрел ее до глубины души. Не было никого на свете прекраснее его, и никто никогда не сумел бы убедить ее в обратном.

Обняв за плечи Уолли и Тома, Риордан втиснулся между ними и, медленно выговаривая слова с педантичностью пьяного, провозгласил:

– Добрый день! Уолли и Том хором повторили приветствие следом за ним, после чего вся троица внезапно качнулась влево и с трудом восстановила равновесие. Дамы, хихикая, выглядывали из-за их спин.

– Мы проезжали тут по соседству, – ничуть не смущаясь, объяснил Риордан, – и решили засвидетельствовать свое почтение.

Он послал Кассандре широкую ухмылку и тут же ухватился за дверной косяк: ноги явно отказывались ему служить.

Уэйд медленно поднялся с места. На губах у него появилась еле заметная снисходительная улыбка человека, привыкшего все воспринимать философски.

– Риордан, – невозмутимо заметил он, – я, кажется, незнаком с вашими друзьями.

Риордан живо представил их, запнувшись только на именах дам (как выяснилось, их звали Кора и Тэсс), и тотчас же спросил, не найдется ли в доме крошки хлеба и глотка воды для усталых путников. С обреченным вздохом Уэйд дал знак слугам принести стулья и приборы для вновь прибывших, а затем представил им всех, сидевших за столом. Риордан отвесил фатовской полупьяный поклон каждому. Как только принесли стулья, он выхватил один у ошеломленного лакея и втиснул его между Кассандрой и Тедди Эвертоном.

Испустив громкий блаженный стон, он плюхнулся на стул и обнял Кассандру за плечи. Она благоухала, как райский сад, и выглядела так, что ее хотелось съесть. У Риордана были веские причины на нее сердиться, но в эту минуту он не мог припомнить ни одной. Он заметил, что она сжимает губы, еле сдерживая улыбку, и без долгих размышлений поцеловал ее.

Уэйду такое поведение не понравилось. Он встал и наклонился вперед, опираясь обеими руками о край стола.

– Послушайте, Риордан, – сказал он решительно, – вы находитесь в моем доме, а мисс Мерлин – моя гостья. Будьте добры не распускать руки, пока вы здесь.

Кассандре приходилось слышать куда более галантные выступления в защиту своей чести, но и этого на какое-то время оказалось достаточно, чтобы остудить пыл Риордана. Он смущенно улыбнулся и пробормотал какое-то невнятное извинение: дескать, простите, ничего не могу с собой поделать. Но самой Кассандре от этого ничуть не стало легче. Ей по-прежнему безумно хотелось обнять его и никогда больше не отпускать.

Потянувшись за бокалом вина, Риордан опрокинул его неловким движением локтя. На белой скатерти расплылось ярко-красное пятно. Кассандра бросила быстрый взгляд на Уэйда. Он многозначительно прищурился ей в ответ, словно намекая: «Вот посмотрим, сколько он действительно проглотит!» Ее охватила тревога. Надо было срочно переговорить с Риорданом по секрету, предупредить его о подозрениях Уэйда и о том, что их трюк с подменой бокалов здесь не сработает. Но как это сделать прямо под носом у Уэйда?

Слуги подали еще еды, это немного разрядило обстановку. Однако Риордан твердо вознамерился удовлетворить свой аппетит, и привлечь его внимание теперь можно было разве что пушками, но отнюдь не шепотом. Не сводя с него влюбленных глаз, Кассандра следила, как жадно он вгрызается в ножку жаренной на вертеле индейки, как азартно его сильные белые зубы рвут мясо на куски. На душе у нее стало легко. На противоположном конце стола Уолли, Том и их дамы насыщали голод с таким же зверским аппетитом. Интересно, когда они в последний раз останавливались в дороге, чтобы поесть?

Общий разговор постепенно возобновился: вновь прибывших приняли в компанию как старых друзей. Конец обеда отнюдь не означал конца попойки: шум в столовой стал оглушительным. Кассандра дождалась, пока Уэйд отвернется, чтобы поговорить с сидевшей слева от него подружкой виконта, дамой по имени мисс Клуни. Только после этого ей удалось потихоньку обратиться к Риордану.

– Уэйд следит за тобой, – сказала она вполголоса, сохраняя на лице вежливую улыбку, словно делала комплимент по поводу удачно выбранного шейного платка. – Он не верит, что ты и вправду пьян.

Кассандра сразу же отвернулась, невольно содрогаясь при мысли о том, что Уэйд мог ее услышать. Едва она успела договорить, как он поднялся, словно по команде, с бокалом в руке и предложил тост за короля. Риордан посмотрел на него – их взгляды скрестились в молчаливом поединке.

– За короля! – подхватили все за столом, послушно и охотно опрокидывая в глотки содержимое своих бокалов.

Уэйд выпил, не сводя глаз с Риордана. Кассандра смотрела прямо перед собой, нервно комкая в руках край скатерти.

– За короля.

Риордан закрыл глаза и опустошил свой бокал в четыре глотка, весь сосредоточившись на том, чтобы не закашляться. Он впервые прикоснулся к спиртному за последние одиннадцать месяцев.

Тосты следовали один за другим без перерыва: за короля, за королеву, за принца Уэльского, за союз с Ирландией, за равноправие для католиков, за Кору и Тэсс. При каждом тосте Уэйд устремлял на Риордана холодный насмешливый взгляд и не отводил его до тех пор, пока тот не выпивал все до последней капли. Кассандра умирала от страха, но ничего не могла придумать, чтобы остановить попойку. Когда она напомнила Уэйду об обещанных петушиных боях, он снисходительно отмахнулся и сказал, что не хочется прерывать столь приятное застолье, а петушиные бои могут подождать и до завтра.

Риордан чувствовал, что пьянеет. Самое замечательное заключалось в том, что, когда он напивался, ему море было по колено. Он начинал всех любить. Какие прекрасные, дружелюбные люди его окружают, какие забавные истории они рассказывают! Он сам рассказал несколько анекдотов. Все дружно расхохотались и стали хлопать его по плечу. И этот Эвертон тоже чертовски славный малый: как здорово он передразнивает премьер-министра! Напротив него за столом сидели три сестры, вроде бы их фамилия Ллойд… Они пели мадригал на три голоса. Петь они совершенно не умели, и это показалось ему безумно смешным. Он сполз со стула и чуть не свалился на пол от хохота, а немного придя в себя, решил сам предложить тост.

47
{"b":"11404","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Битва полчищ
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Один против Абвера
Тысяча акров
Рыжий дьявол
Тараканы
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
По кому Мендельсон плачет