ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она вновь пожала плечами.

– Я начну с семи.

– А я начну с семнадцати.

Ему стало немного легче, но не надолго. Кассандра выиграла взятку, предъявив старший секанс: червонного туза, короля, даму и валет. После каждой взятки она спокойным, ничего не выражающим голосом, вселявшим в душу Риордана панический страх, объявляла вслух сумму набранных очков. Если ей удастся выиграть семь взяток или больше, она наберет десять! Ей фантастически везло. В следующей сдаче ей опять выпал старший секанс: туз, король, дама и валет бубен. Семь взяток. Десять очков.

Кассандра пошла с пиковой семерки, и ему наконец удалось забрать взятку. Он взял еще две, но потом пошел с трефового валета, и она покрыла его тузом. В последней взятке она пошла с пикового короля и выиграла.

– Двадцать восемь, – объявила она общий счет, глядя на сложенные стопкой карты перед собой и выравнивая их края длинными точеными пальцами.

Риордан растерянно заморгал, ему пришлось прочистить горло кашлем.

– Девятнадцать.

Можно было подумать, что вокруг них разверзлась преисподняя. Все бросились к ним, кто с поздравлениями, кто с соболезнованиями. На них градом обрушились поцелуи, рукопожатия, объятия с хлопками по спине. До ушей Кассандры адский шум доносился как будто издалека. Перед глазами у нее все затуманилось. Ясно она видела только одно: выражение смертного страха в глазах Риордана. Он смотрел на нее, не отрываясь, как на бесноватую, приставившую бритву к его горлу. Кто-то чуть ли не волоком заставил его подняться на ноги, кто-то еще помог встать Кассандре, отодвинув ее стул. Кто-то предложил тост, и все выпили.

– За жениха и невесту! – выкрикнул Тедди Эвертон, высоко поднимая бокал.

Кассандра залпом осушила свой и секунду спустя с благодарностью почувствовала, как по всему ее онемевшему телу распространяется живительное тепло, но тотчас же содрогнулась снова, увидев, как Риордан неверным жестом пьяного вдрызг человека пытается нащупать горлышко графина и, промахнувшись, хватает пустоту.

– А почему бы не прямо сейчас? – предложил Том Сеймур, когда крики и хохот немного утихли.

Он полулежал на столе, поддерживая голову рукой и даже не замечая, что его локоть при этом упирается в остывающий желеобразный соус на блюде с остатками жареного свиного окорока.

– Я хочу сказать – почему бы нам прямо сейчас не махнуть в Гретна-Грин?

– Верно! – поддержал его Уолли, в который раз оглушительно хлопнув Риордана по спине. – Если мы отправимся прямо сейчас, то к утру прибудем на место. Еще до обеда вы будете женаты!

Это предложение было встречено новыми криками, смехом и сальными шуточками.

– Я дам вам свежих лошадей и кучера! – вставил Уэйд.

Кассандра взглянула на него в изумлении. Он безусловно был пьян: его лицо раскраснелось и вспотело, он даже слегка покачивался на ногах, но в его воспаленных, налитых кровью глазах явственно читалось расчетливо-холодное выражение, не замутненное даже хмелем. В чем состоит его игра? – рассеянно спросила себя Кассандра, но тут же нашла ответ. Ну, разумеется, Уэйд хочет, чтобы она вышла за Риордана! Это позволит ей выведать все его секреты.

Все как с цепи сорвались, настаивая на том, чтобы отъезд состоялся немедленно. У нее в уме возник образ стаи гончих, щелкающих зубами у самого хвоста несчастной затравленной лисицы. Она осмелилась бросить взгляд на Риордана. Он опять смотрел на нее, теперь уже не с ужасом, но с каким-то отчаянным и дерзким вызовом. Кассандра напустила на себя самый что ни на есть равнодушный вид, стараясь превзойти его в безразличии к происходящему. Не отрывая от нее глаз, он проглотил еще один стакан кларета и громко рыгнул. Кассандра почувствовала, что ей становится дурно.

– Ну, кто едет с нами? К чертям проволочки, пора в дорогу.

Опять крики, опять поздравления, скрип отодвигаемых стульев. Вся компания вывалилась из столовой в холл. Риордан отправился прямо во двор и с полдюжины джентльменов последовали за ним, испытывая явное желание облегчиться. Часть дам поднялась в свои спальни, остальные собрались в гостиной. Интересно, что ей теперь делать? – подумала Кассандра. Паковать вещи? Она нерешительно направилась вверх по лестнице, но при этом заметила, что Уэйд совещается в холле с парой слуг. Ей пришлось остановиться, когда он окликнул ее, а вскоре и подошел к ней. Он взял ее под руку и подвел к оконной нише в коридоре второго этажа. За окном уже виднелся закат, небо над темными деревьями парка приняло лиловатый оттенок.

Они остановились, прислонившись к стенам по разные стороны оконной ниши и глядя в лицо друг другу. Кассандра старательно изобразила на лице такую же, как у него, заговорщическую усмешку.

– Ну и ну! – воскликнул Уэйд. – Похоже, мы получили даже больше, чем рас… рассчитывали. – Язык у него немного заплетался. – Ты не струсишь?

– Да я-то не струшу, только я сильно сомневаюсь, что свадьба состоится, Колин.

– Можешь не сом… сомневаться, он н-не отвертится. Его честь поставлена на карту! А знаешь, К'сандра, вот смотрел я на тебя сегодня и готов был по… побожиться, что ты и вправду в него влюблена.

– Влюблена в Риордана? Не смеши.

– Ну, может, ты сама не с-сознаешь, но я-то помню, как увидел вас впервые: он тебя целовал, а ты ва…. во… врезала ему по скуле. Любовь и ненависть. Опасное сочетание.

Он попытался скрестить руки на груди, но у него ничего не вышло. Кассандра поняла, что он гораздо пьянее, чем кажется, и бросила на него сочувственный взгляд.

– Уверяю тебя, в нашем случае речь не идет о любви. Только о ненависти.

Уэйд улыбнулся и поднял брови. Ее слова его явно не убедили, но, казалось, в общем и целом ему все равно. Она никак не могла его понять.

– Что ж, очень жаль, – продолжал он. – Может, мы даже больше потеряли, чем при… приобрели с этой женитьбой. Теперь он с тебя глаз не спустит, и нам придется встречаться как подпош… – он хихикнул, – как подпольщикам.

Она кивнула, не зная, хорошо это или нет. Встречи на публике в какой-то мере оберегали ее от его странных поползновений, но теперь эта преграда исчезнет.

– Верно, зато теперь, живя в его доме, я смогу раздобыть гораздо больше полезных сведений.

Кассандра вновь посмотрела в окно и проводила взглядом пару ласточек, взмывших ввысь. До чего же странный у них вышел разговор! Ей приходилось играть слишком много ролей сразу, и она подозревала, что Колин тоже прикидывается. На минуту она попыталась представить себе, что завтра утром станет женой Риордана, но это не укладывалось у нее в голове.

Обернувшись, она увидела лакея, идущего к ним по коридору с ее саквояжем в руке.

– Я велел Мадлен упаковать твои вещи, – пояснил Уэйд, отвечая на ее удивленный взгляд.

Он взял ее холодные руки в свои и ободряюще улыбнулся ей. От выпитого вина зубы у него потемнели, Кассандра видела все мелкие морщинки в уголках его глаз и рта.

– Ну, Касс, – сказал Уэйд, впервые называя ее так, – желаю тебе счастливого свадебного путешествия. Я найду шпо… способ с тобой связаться, когда ты вернешься в Лондон.

Он поцеловал ее руки, оставив на них влажный след слюны, потом поднял голову и посмотрел на губы. Кассандру охватило ощущение липкого страха, но Уэйд ограничился тем, что улыбнулся с сожалением, выпустил ее руки, потом взял ее под локоть и неверными шагами повел по коридору обратно к лестнице.

Взгляд Риордана она почувствовала на себе еще прежде, чем увидела его. Стоило ей достигнуть последней ступеньки, как он оттащил ее от Уэйда и с видом собственника обхватил рукой ее плечи. Кассандра не на шутку встревожилась, когда он наклонился и повис на ней. Ведь на этот раз его опьянение не было притворным!

Охотников сопровождать их в ночном марш-броске на Гретна-Грин заметно поубавилось; решимость не изменила только Уолли, Тому и их подружкам. Однако проводы прошли восторженно и шумно. Все мужчины поцеловали невесту, а Тедди Эвертон вложил в свой поцелуй столько пыла и рвения, что Риордану в конце концов пришлось взять его за шиворот и оттащить прочь. Потом их с добрыми пожеланиями и напутствиями погрузили в ожидающую карету, и она покатилась по гладкой и ровной, обсаженной деревьями подъездной аллее Лэдимира к большой дороге.

49
{"b":"11404","o":1}