ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот этот документ объяснит вам, кто я такой. Я представитель Его Величества короля Англии. – С этими словами он поднялся с дивана и вручил ей листок. – Я пришел, чтобы обратиться к вам за помощью.

В растущем смятении она развернула плотную бумагу и уставилась на королевскую печать в самом низу страницы. В весьма туманных казуистических выражениях документ представлял мистера Оливера Мартина Куинна как члена личной канцелярии Его Королевского Величества, уполномоченного действовать во имя укрепления, процветания и безопасности государства. Кассандра подняла глаза на посетителя, который стоял над ней в терпеливом ожидании.

– Чем же я могу быть вам полезной, мистер Куинн?

– Вам что-нибудь известно о «Конституционном клубе», мисс Мерлин?

– Нет, ничего.

– О «Революционном братстве»?

– Тоже нет.

– О «Друзьях народа»?

Девушка беспомощно развела руками. Он улыбнулся, не сводя с нее, однако, испытующего взгляда.

– Речь идет о существующих в Англии сообществах людей, сочувствующих французской революции и желающих утвердить ее анархические принципы на нашей земле.

– Понятно. Мой отец был членом одного из них?

– Полагаю, что всех трех в то или иное время. Разве вам не было известно о его политических пристрастиях?

– Нет. Вернее, я знала, что он симпатизирует революции. Он ведь был журналистом и часто писал об этом.

– Совершенно верно. Многие симпатизировали революции, особенно на первых порах. Однако поддержка, которую оказывал революции ваш отец, зашла довольно далеко, вам так не кажется?

Кассандра почувствовала, что ей становится жарко.

– Он считал, что борется за правое дело, – сухо ответила она.

Его брови сдвинулись, глаза сверлили ее, как буравчики.

– Вы его оправдываете?

Некуда было деться от этого прожигающего насквозь взгляда. Словно запутавшись в сетях, она не могла ни отвернуться, ни даже моргнуть.

– Нет, я его не оправдываю. Мне стыдно за него, – призналась Кассандра.

В эту минуту ей было стыдно и за себя тоже. Казалось, Куинн вытягивает из нее правду вопреки ее собственной воле. Она встала и подошла к окну. Теперь высокое кресло с подголовником разделяло их, как пограничная черта.

– Но что бы он ни сделал, мистер Куинн, он был моим отцом. Если вы думаете, что я стану обливать его грязью, вам придется долго ждать.

Она почти ожидала ответного выпада, но вместо этого он подошел к каминной полке и взял в руки один из миниатюрных портретов.

– Ваша мать?

Кассандра кивнула.

– Красивая женщина. Но вы превзошли ее красотой.

– Благодарю, – небрежно обронила она. Странно было слышать от него комплименты.

– Мужчин влечет к вам.

Это было заявление, а не вопрос, и оно вовсе не прозвучало как комплимент.

– В мире, полном тщеславия и глупости, умение привлекать мужчин может сослужить вам хорошую службу, мисс Мерлин. Очень хорошую службу.

Она не ответила. Она даже представить себе не могла, куда он клонит. Зато ей наконец удалось распознать исходивший от него едва уловимый запах. Это был запах ладана.

Он сложил руки за спиной и принялся расхаживать взад-вперед перед незажженным камином.

– Ваш отец входил еще в одно сообщество помимо тех, что я уже упомянул, мисс Мерлин. Речь идет о подпольном и очень опасном обществе заговорщиков. Мы даже не знаем, есть ли у него название. В отличие от других клубов подобного рода, члены этого общества встречаются тайно и отнюдь не для того, чтобы провозгласить тост за революцию или помечтать о якобинской утопии. Их цель – любыми средствами вызвать в стране хаос, с тем чтобы заменить конституционную монархию на республику, созданную по образцу той, что сейчас существует по ту сторону Ла-Манша. Куинн замер на месте.

– Нам, кажется, удалось узнать имя человека, стоящего во главе этого тайного общества, но доказательств у нас нет. А поскольку этот человек является сыном графа, пэра Англии, поддерживающего дружеские и очень близкие отношения с королевским семейством, наша задача становится особенно деликатной. Нам приходится действовать очень осторожно. Вы меня понимаете?

– Полагаю, что да. И кто же этот человек?

– Я назову вам его имя после того, как вы дадите согласие нам помочь.

– Да чем же я могу вам помочь? – взорвалась Кассандра, потеряв терпение. – Простите мне мое невежество, но я все еще не понимаю, чего вы от меня добиваетесь!

Куинн сложил ладони вместе и прижал кончики пальцев к губам, изучая ее пытливым взглядом.

– Я хочу, чтобы вы свели с ним знакомство.

– Знакомство, – повторила она, чувствуя себя круглой дурой, но не успел Куинн вновь заговорить, как ее осенила догадка.

– Познакомьтесь с ним поближе, подружитесь, войдите к нему в доверие. Ваш отец только что был казнен, вы провели большую часть жизни во Франции – вам нетрудно будет убедить этого человека в том, что вы ненавидите Англию не менее яростно, чем он сам. Заставьте его поверить, что вы жаждете мести. Позвольте ему свободно болтать с вами обо всяких там fraternite [2] и egalite [3]. Пусть он думает, что вы тоже на стороне якобинцев. В то же время вы будете сообщать нам обо всех его действиях, называть имена его друзей, с которыми он тайно встречается. – Тут Куинн развел руками:

– Как видите, все просто.

Кассандра обошла кресло и снова села.

– Просто, – вздохнула она, потирая лоб и стараясь собраться с мыслями. – Просто вы хотите, чтобы я шпионила для вас.

– Но это…

– Вы хотите, чтобы я завела дружбу с человеком, возглавляющим тайное общество, целью которого является свержение монархии.

– В каком-то смысле…

– И способ, которым вы предлагаете мне войти, как вы выражаетесь, к нему в доверие, надо полагать, сведется к тому, что нам придется стать любовниками. Разве это не так, мистер Куинн? Разве вы не это имели в виду?

Наконец-то у него не нашлось слов для ответа, он как будто растерялся. Впрочем, он быстро пришел в себя.

– Мисс Мерлин, для меня совершенно несущественно, каким именно образом вы сумеете завоевать доверие этого человека. Способ я оставляю целиком на ваше усмотрение.

– Как великодушно!

– Способ, упомянутый вами, может оказаться самым верным и быстрым, но это совсем необязательно. Могу я говорить откровенно?

Ей пришлось подавить нервный смешок.

– А разве до сих пор вы говорили как-то иначе?

– Я имел в виду, могу ли я высказать то, что у меня на уме, не боясь оскорбить ваши чувства?

– Это зависит от того, что именно вы собираетесь сказать.

Но она и так уже все поняла.

Куинн помедлил. Очевидно, в этом и состояла его попытка пощадить ее чувства. Кассандра усмехнулась, отдавая ему должное.

– Современная мораль ничего для меня не значит, мисс Мерлин. Она слишком переменчива: сегодня уже не та, что была вчера, завтра опять будет иной. Но, к сожалению, мы живем в обществе, где установлены жесткие правила поведения, порой непоследовательные и зачастую несправедливые, особенно в том, что касается женщин, однако нам всем приходится им подчиняться, и…

– Мистер Куинн, мне казалось, вы хотите поговорить откровенно.

Он умолк и опять сцепил руки за спиной, слегка покачиваясь на носках.

– Именно так. Я никогда бы не осмелился предложить или даже намекнуть, чтобы вы стали любовницей интересующего нас человека, если бы не располагал сведениями о том, что подобного рода отношения для вас не новость. А также о том, что вы можете с легкостью вписаться в тот образ жизни, который ведет этот человек. Надеюсь, вы меня понимаете.

– Ах, образ жизни… Да, с этим все ясно. Наверное, он ужасный повеса.

Кассандра негромко рассмеялась, откинувшись на спинку кресла.

– Мистер Куинн, мне, конечно, следовало бы вскочить и закатить вам пощечину, но, боюсь, толку от этого будет мало. Насколько я понимаю, моя репутация окончательно загублена.

вернуться

2

Братство (фр.).

вернуться

3

Равенство (фр.).

5
{"b":"11404","o":1}