ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подойдя на шар ближе к столу, она с облегчением перевела дух. Письмо было адресовано не Клодии, а Уолли. Кассандра с улыбкой пробежала его глазами.

«Пока меня еще не затянула житейская круговерть во всех своих многообразных обличьях, – писал он, – хочу улучить минутку, чтобы еще раз поблагодарить тебя за оказанную услугу. Я век буду тебе признателен за сообразительность и расторопность, проявленные в ту минуту, когда сам я был просто не в состоянии провернуть этот трюк без посторонней полюсы. Если бы не ты, кто знает…»

На этом письмо обрывалось. Кассандра попыталась прогнать легкую досаду, вызванную тем, что он назвал их свадьбу «трюком». Люди, читающие чужие письма, узнают именно то, чего заслуживают, напомнила она себе и вышла на крыльцо, чтобы присоединиться к мужу.

Время отъезда подошло слишком скоро. Риордан нанял еще одну быструю почтовую карету, но вместо того, чтобы лететь во весь опор круглые сутки, они несколько раз останавливались переночевать на постоялых дворах вдоль дороги, стараясь растянуть путешествие как можно дольше. По мере приближения к Лондону они все реже смеялись и разговаривали, но их объятия становились все теснее. Проезжая по Уорикширу, крепко обнявшись и глядя в окно на зеленые и желтые поля, они задумались о том, что с ними произошло.

Все грозные последствия, которых Риордан так опасался, связавшись с Касс, теперь казались ему сущей чепухой. Он понятия не имел, что будет дальше, но ни о чем не жалел. Любая попытка задуматься о будущем приводила лишь к тому, что он мысленным взором видел Касс в своем доме – как она сидит с ним за одним столом, или разливает чай в гостиной, или протягивает руки к огню камина в библиотеке.

Как это будет чудесно – видеть ее одежду, разбросанную повсюду в его спальне, ее шпильки на комоде. Он войдет и застанет ее полуодетой, закалывающей или расчесывающей волосы перед зеркалом. Он знал, что она любит напевать про себя, и уже предвкушал, как будет прислушиваться к этому негромкому, рассеянному мурлыканью, пока она ходит из комнаты в комнату, занимаясь домашними делами.

Он еще крепче прижал ее к себе, и она вздохнула.

– Когда мы будем в Лондоне? – спросила Кассандра, хотя и так знала ответ.

– Завтра.

– Так скоро…

– Меня не было в городе целых десять дней. Оливер… Нет, не будем говорить об Оливере.

– Не будем.

Он запрокинул ей голову.

– А знаешь, Касс, мне всегда хотелось предаваться с тобой любви в карете, с того самого вечера, как мы познакомились. Помнишь? Ты убежала из клуба, и Оливер тебя нашел.

– А ты был невыносим. Грозил пристрелить бедного Фредди!

Риордан ухмыльнулся.

– Да, но ты меня ударила!

– Ты получил по заслугам.

Он принялся медленно, вкрадчиво поглаживать ее грудь.

– Но тебе же понравилось то, что мы делали в саду, не правда ли?

Кассандра лишь улыбнулась в ответ. Риордан начал расстегивать ее платье, возблагодарив Бога за то, что застежки находятся спереди.

– Я так безумно хотел тебя, Касс. Я хотел взять тебя прямо там, в саду.

– Ты думал, я из тех женщин, которые позволяют это?

– Но ведь ты бы позволила, верно?

Ее голова откинулась на спинку сиденья.

– Я думала, что ты – Колин. Только поэтому.

– Врунья.

Действуя уверенно и умело, Риордан уже забрался под шелк сорочки.

– Ведь ты только ради этого на мне женился? – Она с трудом попыталась выжать из себя подобие негодования.

– Ну, скажем, отчасти из-за этого тоже. А что в том плохого?

Риордан склонился над ней и поцеловал нежный розовый сосок. Кассандра больше не могла ни о чем думать. Ее глаза закрылись.

– Отчасти? Интересно, в чем состояли остальные части, повлиявшие на твое решение? – Он переместился ко второй груди.

– Ну вот, к примеру, эта часть тоже сыграла свою роль. И вот эта часть…

Кассандра высвободилась и попыталась расправить задранную юбку.

– Прекрати, Филипп, мы же не можем прямо здесь…

– А почему бы и нет?

Он целовал ее до тех пор, пока она не прижалась к нему с тихим стоном.

– Возле Стратфдрда есть пещера, – стал нашептывать Риордан, не отрываясь от ее губ. – Один старичок проводит по ней всех желающих. Давай поедем туда, отошлем старичка и предадимся любви в пещере. Стоя, прямо в одежде. Поехали, Касс. Скажи «да».

Она сказала «да», но он принял это за разрешение закончить то, что начал в карете, и она не стала выводить его из заблуждения. Дело заняло куда больше времени, чем можно было предположить. Когда они в следующий раз выглянули из окна кареты, Стратфорд остался далеко позади.

11.

Когда до Лондона оставался всего час езды, Риордан и Кассандра сделали привал. Постоялый двор в Уотфорде оказался шумным и грязным, но им было все равно, они смирились бы с любыми неудобствами, лишь бы продлить идиллию и оградить себя от вторжения грубой действительности. Однако наступило утро, и им ничего другого не осталось, как отправиться домой.

На рассвете прошел дождь, но к тому времени, когда карета подкатила к дому Риордана на Портмен-сквер, сквозь свинцовые облака пробилось солнце и лужи начали подсыхать. Они решили, что это добрая примета.

Уокер смущенно и радостно приветствовал их в холле. Он поздравил их прежде, чем они успели сообщить ему великую новость.

– Откуда вы узнали, Джон? – спросил Риордан, улыбаясь и пожимая ему руку.

– Полагаю, весь город уже наслышан об этом, сэр. Вот уже несколько дней люди приходят и оставляют карточки. Вот, взгляните.

И он указал на серебряный поднос с визитными карточками на столике у двери.

– Уолли? – предположила Кассандра.

– А кто же еще? Нам следовало догадаться.

– Лорд Каслтон заходил дважды. Леди Диана Сперри по крайней мере трижды…

Уокер смутился и уставился в пол. Кассандра задумчиво подняла бровь, повернувшись к Риордану, а он подмигнул и усмехнулся ей в ответ.

– Кто еще? – беззаботно спросил он.

– Мистер и миссис Уайли, мистер Эллиот, мисс… гм… Чамберс. Была записка от вашего брата, я положил ее на стол в вашем кабинете вместе с остальной почтой. Кроме того, несколько раз за эту неделю заходили господа, работающие над проектом билля об уголовной реформе. По правде говоря, они собирались зайти еще раз сегодня после обеда в надежде застать вас дома. Я не знал, что им сказать, поэтому…

– Все верно, Джон. Полагаю, мне придется их принять, в конце концов, я же готовлю этот чертов билль! Что-нибудь еще?

– Мистер Куинн заходил каждый день и справлялся о вас…

Риордан сохранил на лице невозмутимость.

– Вот как?

– Он говорит, что непременно должен с вами встретиться.

– О, да, в этом сомневаться не приходится.

– Мне тоже надо обсудить с вами кое-какие дела. Когда у вас найдется время, разумеется, но есть вещи, действительно требующие вашего внимания.

– Да-да, конечно, но сначала я хочу проводить Касс наверх. Идем, любовь моя, ты же еще не видела нашу спальню. Я спущусь через несколько минут, Джон.

Кассандра и Уокер дружно покраснели и отвернулись друг от друга со смущенной улыбкой. Потом она позволила Риордану проводить себя по парадной лестнице орехового дерева на второй этаж. Теперь, когда ей суждено было здесь жить, Кассандра стала более внимательно и по-хозяйски осматривать дом.

– Ты очень богат, Филипп? – спросила она, разглядывая бесценные гобелены, развешанные по стенам, золоченую лепнину на потолке в двадцать футов высотой, роскошные турецкие ковры под ногами.

– Да, Касс. Разве это не замечательно? Это ведь гораздо лучше, чем быть бедным!

Ведя жену под руку по коридору к спальне, Риордан чувствовал себя на вершине счастья.

– Должно быть, твой отец настоящий набоб. Ведь ты даже не старший сын.

– Я живу не на его деньги, а на свои. Главным образом, это доходы от вложений. Мне повезло. Я тебе потом все объясню, а пока… Ну вот мы и пришли.

62
{"b":"11404","o":1}