ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но он опять сумел поставить на своем. Не обращая на нее внимания, он продолжил приготовления к званому вечеру, как будто заручился ее согласием, а у нее в конце концов просто не осталось сил для борьбы. Она была сломлена апатией. Одним публичным унижением больше или меньше… Какое это имеет значение, когда ее гордость и без того растоптана?

– Будьте добры, Клара, оставьте нас на минутку наедине.

Кассандра стиснула в руке свои белые перчатки: она не слышала, как он вошел. Раньше он никогда не заходил к ней в комнату. От его присутствия в спаленке для гостей сразу стало тесно. Повернувшись с напускной небрежностью, она окинула взглядом его простой темно-синий камзол из тонкой шерсти и облегающие серые панталоны. Пришлось скрепя сердце признать, что он по-прежнему кажется ей красивейшим из мужчин.

Он не пользовался пудрой, черные волосы с проседью были гладко зачесаны назад над высоким умным лбом. Он только что побрился, щеки горели свежим румянцем. Ее взгляд скользнул по длинным красивым ногам (при этом она отметила, с каким непринужденным изяществом он держится), поднялся вверх и скрестился с его собственным взглядом. Темно-синие глаза сияли откровенным восторгом. Кассандра вспыхнула и отвернулась.

– Ты похожа на прекрасную белую птицу из заморских краев. – Его тихий голос звучал как ласка. – Какая у тебя стройная шея, какая безупречная кожа…

– Не надо! Ради Бога, не надо!

С горьким смешком Риордан подошел поближе.

– Ну не буду, не буду. Это же недопустимо – сказать своей жене, что она красива! Сам не знаю, что на меня нашло.

Он хотел взять ее за руку, но она невольно отшатнулась. Риордан замер, его лицо казалось вырезанным из дерева.

– У меня есть для тебя подарок. Будь добра, ты не могла бы встать?

Вновь покраснев, Кассандра поднялась и повернулась к нему всем телом, старательно отворачивая лицо.

– Успокойся, Касс. Можно подумать, что я собираюсь тебя зарезать!

Он сунул руку во внутренний карман камзола и вытащил какой-то предмет. Она опустила взгляд на его раскрытую ладонь и увидела медальон на золотой цепочке.

– Он принадлежал моей бабушке. Она завещала его мне, чтобы я отдал его своей жене.

Кассандра почувствовала, как на глазах у нее выступают слезы.

– Умоляю, не делай этого…

Но Риордан, решительно сжав губы, свел концы цепочки у нее на шее и замкнул замочек. Металл еще хранил тепло его руки. С тихим вздохом она вытерпела прикосновение его пальцев, выравнивающих медальон так, чтобы он висел точно посредине в ложбинке между грудей.

– Бабушка вынула из медальона миниатюрные портреты – свой и дедушкин – и велела похоронить их вместе с собой. Надо заказать новые портреты – мой и моей жены – и вставить в медальон. Так она сказала. Я намерен выполнить ее волю.

– Зачем, Филипп? Зачем ты все это делаешь? Риордан прижал раскрытые ладони к ее груди.

– Как часто бьется твое сердце!

Словно завороженный, он следил за тем, как кровь приливает к ее щекам, покрывая густым румянцем не только лицо, но и шею.

– Неужели ты не понимаешь, как сильно я хочу тебя? Я умираю от тоски по тебе. Я хочу взять тебя прямо здесь, Касс, прямо здесь, в твоей комнате.

Все ее тело горело, каждый нерв отзывался на его прикосновение. Ей пришлось облизнуть губы, прежде чем она смогла заговорить.

– Тебе пришлось бы меня изнасиловать. Он покачал головой:

– Я думаю, нет.

Легко скользнув по шелку платья, обе его руки накрыли ее груди, глаза потемнели.

– Нет, я думаю, не пришлось бы. В голове у Кассандры царила полная сумятица. Она инстинктивно ухватилась за свое единственное оружие:

– К-когда я была в Лэдимире, Колин однажды т-точ-но так же зашел ко мне в га-ардеробную, пока я одевалась. Он тоже сделал мне п-подарок. Это был кусочек Ба-асти-лии.

Она оглянулась через плечо, словно намереваясь найти его на туалетном столике.

– Я его сохранила, ты м-можешь…

Приглушенное проклятие заставило ее оборвать свою заикающуюся речь. Тяжело дыша, Риордан опустил руки и отступил назад. Он прекрасно понимал, что Касс нарочно назвала имя Уэйда, чтобы его позлить. Больше всего его бесило то, что эта уловка неизменно срабатывала.

– Ты готова? – спросил он изменившимся голосом, которого сам не узнал. Кассандра кивнула.

– Отлично. Мы же не хотим, Чтобы гости прибыли на бал раньше хозяев! Но сначала, Касс, я должен кое-что тебе сказать и хочу, чтобы ты выслушала меня внимательно. Ты провела последнюю ночь в этой комнате. Отныне ты будешь спать со мной, в моей постели, в нашей спальне. Не качай головой. Ты это сделаешь.

– Нет!

– Да! Я хочу спать со своей женой. И, видит Бог, я своего добьюсь.

От волнения, страха и Бог весть чего еще губы перестали ее слушаться.

– Ты лживый негодяй, Филипп Риордан…

– У нас нет времени на выяснение отношений, милая. Он взял ее оцепенелую руку и повел ее к дверям. Его сочувственная улыбка была явно фальшивой.

– Боюсь, что и потом его тоже не будет. Клара? – окликнул он горничную, бесцельно слонявшуюся по холлу. – Будьте любезны, подайте своей хозяйке плащ. А также все остальное, что ей может понадобиться.

Горничная прошла мимо них с растерянной улыбкой, не сводя встревоженного взгляда с лица Кассандры.

– Думаю, тебе понравится мой кузен Эдуард, – вновь заговорил Риордан, ведя ее вниз по ступенькам и бережно поддерживая под локоть. – Из всех членов семьи он единственный порядочный человек, не считая меня. Ничуть не удивлюсь, если мой брат Джордж попытается тебя скомпрометировать. Обе мои сестры на сей раз решили не удостаивать тебя своим вниманием. Ну и слава Богу. Уверяю тебя, ты от этого ничего не потеряешь. Отец не может прийти, он слишком тяжело болен, зато тебя ожидает сомнительная честь свести знакомство с моей матерью.

Он продолжал дружелюбно болтать о людях, с которыми ей предстояло познакомиться, и о том, чего от них можно ожидать, но Кассандра больше не слышала ни слова. Все ее опасения и страхи сместились. Она больше не боялась свадебного приема, но содрогалась при одной мысли о том, что ее ждет по возвращении.

* * *

Они стояли бок о бок в дверях огромного, залитого светом множества свечей бального зала, держась за руки, словно между ними царили совет да любовь, и одного за другим приветствовали гостей. Очень скоро лица стали расплываться перед глазами у Кассандры. Она не различала их черт и видела лишь размытые пятна с одинаковыми улыбками. Ее собственная улыбка казалась нарисованной. Она едва могла вздохнуть в непривычном тугом корсете, на котором настояла французская портниха. «Это необходимо, мадам, чтобы бюст казался выше».

«Куда уж выше, – устало подумала Кассандра, механически улыбаясь и протягивая руку новому гостю, глазевшему на нее с откровенным любопытством. – Еще немного, и до него можно будет достать подбородком». Будь она в другом настроении, поздравления, которыми награждал ее кое-кто из гостей, могли бы ее позабавить. Каждый был наслышан о ее удивительной истории и об обстоятельствах ее так. называемого брака, поэтому все чувствовали себя немного неловко, а некоторые от смущения лепетали смешные нелепости. Однако в основном все были с ней любезны и оказывали такое уважение, которое ей даже присниться не могло.

Кассандра понимала, что обязана всем этим почтительным вниманием высокому положению Риордана в свете. Да, деньги и власть, кажется, могут придать респектабельность кому угодно, даже такой, как она. Но стоя в дверях об руку с Риорданом, улыбаясь и произнося в ответ на поздравления вежливые слова благодарности, она невольно спрашивала себя, что было бы, если бы она на минутку попросила всеобщего внимания и объявила бы правду во всеуслышание. Вероятнее всего, даже его немалое влияние и вес в обществе не смогли бы спасти их обоих от позора.

Так почему же она этого не сделала? Нет, не потому, что ей не хватало смелости. Осуждения со стороны всех этих людей Кассандра не боялась. С болезненным содроганием она поняла, что не может опозорить его, потому что все еще любит. Глубоко, страстно, каждой клеточкой своего тела и всей душой. Ее охватило чувство отвращения к себе. Единственным слабым утешением ей служила мысль о том, что она до сих пор так и не бросила правду в лицо ему самому.

72
{"b":"11404","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Свой, чужой, родной
Девичник на Борнео
Рыжий дьявол
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Жертвы Плещеева озера
Спецназ князя Святослава
Элиза в сердце лабиринта
За закрытой дверью