ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Мертвое озеро
Я ленивец
Так случается всегда
Битва за реальность
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Потерянные девушки Рима
Блог проказника домового
Верные враги
A
A

– Как ты поживаешь, Фредди? – спросила Кассандра. – Как твои дела? Я тебя не видела целую вечность!

– Я, как всегда, отлично, Касси, и у меня потрясающие новости. Я тоже скоро женюсь!

– Не может быть!

– Она сказала «да» вчера вечером, я даже матушке еще не успел сообщить. Я бы привел ее с собой сегодня, но она простудилась и слегка прихворнула. Надеюсь, это не из-за того, что она сказала «да»! Ха-ха!

– О, Фредди, какая замечательная новость! Я так рада за тебя. Это Эллен ван Райн?

– Ага! Не девушка, а персик! Касси, ты непременно ее полюбишь. Разве это не чудо – мы оба обзавелись супругами почти одновременно. Кто бы мог подумать прошлой весной в Париже, что все так здорово получится?

Она пробормотала в ответ что-то невнятное.

– Погоди, это еще не все новости. Знаешь, кто еще собирается затянуть брачную петлю? Угадай!

– Кто?

– Матушка.

– Не может быть! И за кого она собралась?

– За парня по фамилии Фрейн. Эдуард Фрейн. Страшен, как смертный грех, зато богат, как Крез. Ты ведь с ним знакома, верно?

Кассандра могла лишь кивнуть в ответ. Рот у нее не желал закрываться от удивления. Она была страшно сердита на тетю Бесс, но все же такого спутника жизни, как Эдуард Фрейн, ей не желала. Однако ей пришло в голову, что в подобном союзе есть своего рода гармония. Она искренне надеялась, что они сделают друг друга счастливыми, хотя ни за что не стала бы биться об заклад, что так оно и будет. Какая, однако, ирония судьбы! В свое время она в порыве праведного негодования отказала Эдуарду Фрейну, потому что он предложил ей сожительство без брака, а кончила тем, что стала сожительницей Филиппа Риордана.

Фредди пригласил ее на второй танец, а брат Риордана Джордж – на третий. Дальше последовала беспрерывная цепочка кавалеров. Некоторых из них Кассандра даже не знала по имени. Она быстро выбилась из сил, но, предпочитая танцы разговору, не отказывала никому. И все время ее преследовал неотступный взгляд Риордана, хотя она старательно избегала встречи с ним. Она заметила, что он пьет. Пьет не очень много, но по-настоящему, а не для виду. В какой-то момент, когда их пути случайно пересеклись, Кассандра сказала ровным, безразличным тоном:

– Я вижу, ты опять начал пить.

– Ты предпочла бы, чтобы я не пил?

– Мне совершенно все равно, пьешь ты или нет.

Риордан заглянул в свой бокал.

– Какое совпадение! Представь себе, мне тоже совершенно все равно.

И поставил недопитый бокал на стол.

* * *

Чуть позднее, когда музыканты прервали игру, чтобы немного передохнуть, он увел ее от последнего партнера и направился вместе с нею к нише в стене, где с рюмочкой миндального ликера устроилась леди Селена Стронг в обществе еще двух-трех пожилых дам, хранительниц ключей от входа в haut monde [51]. Леди Селена заговорила с Кассандрой едва ли любезнее, чем три месяца назад, во время памятной встречи в аптеке. Посреди принужденного, то и дело спотыкающегося разговора Риордан вдруг спросил, как поживает Уолтер, и этот невинный вопрос необъяснимым образом вызвал малиновую краску на щеках ее светлости. Кассандра не сразу вспомнила, что Уолтер, сын леди Селены, растратил огромную сумму денег из кассы семейного предприятия, а Риордан помог их возместить без лишнего шума, дав Стронгам взаймы.

– Да, кстати, – продолжал он почти без паузы, – мы получили приглашение на ваш fete champetre [52]. Большое вам спасибо. Мы с радостью принимаем приглашение, не так ли, Касс? Провести выходные в Оксфордшире – что может быть приятнее перед началом зимнего сезона?

Судя по ее лицу, можно было предположить, что леди Селена проглотила пригоршню морской гальки. Однако она доблестно и быстро переварила камешки. Немного заикаясь, она тем не менее довольно отчетливо выразила свою радость по поводу того, что они приняли приглашение и смогут приехать. Когда Риордан взял ее руку и приложился к пальцам, никто, кроме Кассандры, не заметил, как многозначительно он подмигнул ее светлости на прощание.

– Если я правильно поняла, мы не приглашены на fete champetre? – шепотом спросила Кассандра, пока они направлялись в столовую.

– Ну уж теперь-то нас непременно пригласят, – ответил он, улыбаясь и на ходу кивая друзьям.

– Зачем ты это сделал? Зачем было силой навязывать ей наше общество? По сути дела это был шантаж!

– Затем, что, хотя сама она – мерзкая жаба, а ее домашняя вечеринка скорее всего будет невыносимо скучна, именно от нее и от ее подруг зависит успех твоего появления в светских кругах Лондона, Касс. Честно говоря, без нее нам не обойтись.

Кассандра остановилась и изумленно взглянула на него.

– Не все ли тебе равно? Ведь к тому времени меня уже здесь не будет!

Риордан стиснул ее руку, которую все еще держал в своей, так сильно, что она поморщилась.

– Что это должно означать, черт возьми? – прорычал он, багровея.

Пришел ее черед вспомнить, что кругом люди.

– Ты делаешь мне больно, – тихо сказала Кассандра, отвернувшись и не глядя на него.

Его пожатие немного ослабло, но он ее не отпустил.

– Я задал тебе вопрос.

– Ответ на который тебе отлично известен.

– Ничего мне не известно, кроме того, что ты самая несносная женщина из всех, кого я знаю.

– Отпусти меня, Филипп, люди смотрят!

– Смотрят? В таком случае надо сделать так, чтобы им было на что смотреть.

– Перестань, перестань, – зашипела она, – не смей…

Слишком поздно. Риордан привлек ее к себе и поцелуем заглушил все дальнейшие возражения.

– Ты тоже меня поцелуй, – потребовал он шепотом, не отрываясь от ее губ и обхватив рукой затылок. Кассандра сделала попытку покачать головой.

– Поцелуй меня, Касс, или я сейчас на глазах у всех возьму тебя за задницу.

В ответ раздался приглушенный стон возмущения.

– Ну, как знаешь…

Но не успел он передвинуть руку с ее талии на ягодицы, как она обняла его и прижалась к нему всем телом.

– Ты ублюдок…

Воспользовавшись ее несвоевременной попыткой заговорить, он пробрался языком к ней в рот, пробуя ее на вкус, чувствуя, как дрожь расходится по ее телу от его прикосновения. Еще целых десять секунд Кассандра старалась побороть свои чувства, но потом сдалась. Не было ничего на свете слаще и… правильнее, чем ощущение его губ, прикосновение сильных рук, прижимающих ее к его длинному, сильному, поджарому телу.

Их глаза были закрыты, все чувства поглощены друг другом; пока поцелуй не прервался, они даже не слышали рассыпавшихся кругом добродушных аплодисментов. Риордан задержал ее в объятиях еще на миг, потом окинул собравшихся недоуменным взглядом, как будто говорившим: «Кто все эти люди?» Кассандра покраснела до корней волос и готова была бежать куда глаза глядят от стыда и отчаяния, если бы он не удержал ее железной рукой.

– Мне кажется, им это понравилось. Ты так не думаешь, любовь моя? Может, стоит повторить на бис?

Он прижался губами к ее лбу у самых корней волос.

– Я тебя убью, – прошептала она со всей серьезностью.

Риордан засмеялся и повел ее в столовую, где был сервирован роскошный полуночный ужин на длинных столах. Вот уже много недель ему не было так хорошо. Продолжая обнимать ее за талию, он стал пальцами совать ей в рот всякие лакомства и оставил это занятие только после того, как она совершенно искренне предупредила его, что сейчас ее стошнит прямо ему на рубашку. Риордану пришлось немного отодвинуться, но он по-прежнему держал ее за руку.

Как прошел следующий час, Кассандра потом так и не смогла припомнить: он тянулся бесконечно в гудящем темном тумане. Она совершенно перестала понимать, что творится вокруг; в мучительном ожидании того, что должно было произойти по окончании бала, ее ум был парализован страхом, а тело балансировало на грани полного истощения. Должно быть, она что-то говорила, ела, пила вино, двигалась, но ей самой казалось, что она заперта в тесной темной каморке наедине со своими кошмарами. Хуже всего было то, что она выдала себя: яснее всяких слов дала понять Риордану, что по-прежнему его хочет. Нет, самое страшное не это. Еще хуже то, что вскоре ей предстоит уступить ему, отдать ему свое тело по доброй воле, без принуждения. И тогда ее поражение будет полным и окончательным. То, чего она всеми силами старалась избежать, отказываясь быть его любовницей, станет свершившимся фактом.

вернуться

51

Высший свет (фр.).

вернуться

52

Загородный праздник на открытом воздухе (фр.).

74
{"b":"11404","o":1}