ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Охватившее его недоумение несколько смягчило приступ гнева. Он взял ее за плечи, заставил опуститься на подушку и низко склонился над ней.

– Мы женаты! Я твой муж! Почему ты вдруг решила, что мы не состоим в браке?

– Я прекрасно знаю, что не состоим!

– Нет, состоим!

– Лжец! Сборщик налогов был подставным лицом! Он даже не местный житель! Черт тебя побери, мне все известно! А теперь пусти меня!

– Нет! О чем ты говоришь, Касс? Касс, ради всего святого…

Неимоверным усилием Риордан заставил себя успокоиться и отпустил ее. Все равно ей некуда было бежать. В голове у него царил хаос.

– Скажи мне, откуда у тебя взялись такие сведения? Кто тебе сказал?

Ее губы презрительно скривились.

– Какая разница? Я знаю, и все. И не собираюсь тебе говорить, кто мне сказал.

Он выпрямился.

– Уэйд!

Она лишь усмехнулась в ответ.

Нет, не Уэйд. Касс была взбешена еще до того, как ушла к Уэйду; она потому и ушла, что кто-то сказал ей эту ложь. Но кто? Риордан попытался припомнить тот роковой день. Она говорила с Оливером, это он знал наверняка, но Оливер не мог сыграть с ней такую злую шутку. Конечно, он был настроен против нее, но… проделать нечто подобное? Нет, Оливер на это не способен. Тогда кто же? Кто-то, с кем она случайно повстречалась в тот день на Оксфорд-стрит? Может, это Уолли решил над ней подшутить? Ее тетка? А может, Фредди? Мысли путались у него в голове.

Риордан снова взял ее за плечи и легонько встряхнул.

– Не знаю, кто рассказал тебе эту байку, Касс, но, кто бы это ни был, он солгал. Мы женаты.

Кассандра оттолкнула его.

– В таком случае где наше свидетельство о браке?

Она твердо решила, что не позволит себе заплакать. О, как ей хотелось избежать этого унизительного объяснения!

Риордан удивленно поднял брови.

– Я думал, эта бумажка ничего не значит и ее можно пустить по прямому назначению. Разве ты ее не выбросила?

Она с сожалением покачала головой.

– Ну уж я точно ее не трогал.

Судя по ее лицу, было ясно, что она ему не верит.

– Черт побери, Касс, мы женаты! Кто тебе сказал, что это не так? Скажи мне!

Молчание.

– Как я могу оправдаться, если не знаю, кто меня оклеветал?

Упорное молчание.

– Кто бы это ни был, он… или она, или они… лгут! Почему ты не хочешь мне поверить? Этот человек – змея, Касс. Я говорю тебе правду! И потом, как бы я мог осуществить столь коварный план? Неужели ты не помнишь, в каком состоянии я был? Да я имени своего не помнил, не то что…

– Верно, но твой друг Уолли мог все сделать за тебя..Наверное, вы с ним сговорились заранее, еще до того, как мы уехали из поместья Колина. Филипп, я больше не могу выносить этот разговор…

– Уолли? О Господи, Касс, поговори с ним, и он тебе скажет, что это не правда! Он…

– О, в этом я не сомневаюсь! Он вряд ли признается в мошенничестве, не так ли?

Бормоча проклятия, Риордан поднялся и начал расхаживать взад-вперед от постели к камину и обратно, потом вдруг остановился и повернулся к ней.

– Мы еще кое-что подписывали, помнишь? Какую-то бумагу, которую они оставили у себя. Она хранится у них, это архивная запись.

– Филипп, ничего такого не было.

– А мы съездим и проверим! Как только ты поправишься! Мы поедем и… – Тут он вспомнил и осекся на полуслове:

– Я не могу ехать.

Кассандра с горечью рассмеялась. Риордан, чертыхаясь, подошел к ней.

– Сессия парламента открывается через три недели с небольшим, дорогая моя женушка. Ты можешь считать меня прохвостом, обманывающим женщин направо и налево, но факт остается фактом: я готовлю законопроект для этой сессии, который спасет множество человеческих жизней, если мне удастся собрать нужное количество голосов, чтобы его приняли. Я трудился над ним целое лето, и у меня все еще полно работы: встречи с избирателями, с членами комитета, с другими депутатами, которые меня поддерживают. Черт побери, Касс, я не могу ехать в Шотландию в этом месяце!

– Да уж вижу, – ответила она мягко. – Но ведь я и не просила тебя ехать.

Со страшной руганью Риордан повернулся к ней спиной и возобновил свое беспокойное хождение взад-вперед. Кассандра следила за ним из-под опущенных ресниц, проклиная себя за то, что на несколько секунд в самом дальнем конце злосчастной темной пещеры, в которой она была заключена, ей померещился луч надежды.

Наконец он снова остановился, осененный внезапной идеей.

– Уокер! Мы пошлем Джона! Ведь ему ты доверяешь, не правда ли, Касс? Я могу послать его прямо завтра. Это займет не больше недели, туда и обратно, если с погодой повезет. Уокер возьмет у сборщика податей заверенную копию свидетельства.

Риордан подошел к ней и сел на край кровати, взяв ее непослушные руки в свои.

– Это тебя удовлетворит? Я не знаю, что еще можно придумать. Если ты знаешь, скажи мне, я готов на все.

Его искренняя горячность чуть не погубила Кассандру окончательно. Больше всего на свете ей хотелось бы ему поверить, однако сама страстность этого желания предупредила ее об опасности. Он назвал Куинна змеей, но можно ли предположить, что его старый и самый близкий друг способен разрушить его законный брак? Она так не думала. Ей никогда не приходилось сталкиваться с таким черным предательством. Она не думала, что оно вообще возможно.

И все же… Почему бы и не послать Уокера? Вреда от этого не будет. Отняв руки у Риордана, Кассандра сложила их у себя на коленях.

– Я действительно доверяю Джону, – медленно проговорила она. – Хотя он служит у тебя, не думаю, что он способен на бесчестный поступок. Но…

– Но ты готова поверить, что я на него способен!

Риордан был вне себя от гнева, но в то же время почувствовал, как облегчение разливается у него в груди теплым золотистым сиянием. Наконец-то загадка разрешилась! Касс была нагло обманута. Она возненавидела его, потому что была сбита с толку. Их брак не кончился, все еще только-только начинается! У него руки чесались схватить ее за плечи и встряхнуть хорошенько, чтобы вся правда дошла до нее немедленно. Они и так потеряли слишком много времени! Увы, вместо этого приходилось посылать Уокера в Гретна-Грин.

– Знаешь, милая, – сказал он ей, – когда все выяснится и ты убедишься, какого колоссального дурака сваляла, я потребую от тебя извинений.

– Это мы еще посмотрим.

Улыбка торжества медленно расплылась по его лицу.

– И я как раз придумал, каким именно образом ты сможешь доказать мне свое раскаяние. Да, я нашел идеальный способ.

Озабоченно нахмурившись, она пропустила его слова мимо ушей.

– Как я уже говорила, я доверяю Джону. Но разве можно посылать его в Гретна-Грин?.. Ведь он нужен тебе здесь! Сейчас больше, чем когда-либо. Из того, что ты только что мне сказал…

– Разумеется, он нужен мне здесь! Но жена нужна мне еще больше, поэтому я предлагаю все же послать его. Что скажешь?

Кассандра отвернулась, в задумчивости прижимая пальцы к губам. И опять зыбкая надежда соблазнительно поманила ее за собой, нашептывая, что он говорит правду, но она отпрянула в суеверном страхе: слишком много ослепительной радости вызывала в душе эта мысль.

– А что ты ему скажешь? – забеспокоилась она. – Как ты ему объяснишь?

– Я скажу ему правду. Знаю, это немного неловко, но тут уж ничего не поделаешь, придется ему узнать все. Но ты не беспокойся, Касс, Джон умеет держать язык за зубами. Дальше его это не пойдет.

Кассандра на мгновение закрыла глаза. Ей хотелось, чтобы ее голос звучал непринужденно, но он прерывался на каждом слове.

– Хорошо. Пусть он съездит. Но я должна тебе сказать, что многого от этой поездки не жду.

– Правда, любовь моя? – тихо переспросил Риордан. – Хотел бы я знать, с каких это пор ты стала такой подозрительной?

Он хотел коснуться ее щеки, но она отвернулась. Пришлось удовольствоваться локоном, лежавшим у нее на плече. Он потер между пальцев блестящую шелковистую прядь. Его гнев рассеялся, подобно тучам после летней грозы.

77
{"b":"11404","o":1}