ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Morbus Dei. Зарождение
Золотое побережье
Странная погода
Синий лабиринт
Голодный дом
За пять минут до
Естественные эксперименты в истории
A
A

– Колин, о чем ты говоришь? Разумеется, мне нужна одежда!

Ее охватил страх, но она сумела сохранить спокойный тон, словно приняла его слова за шутку.

– Да нет же, она тебе не нужна. После того, что было сегодня, никакой надобности в ней нет. Да, кстати, милая, что ты писала?

Кровь отлила от ее лица.

– Ничего я не… о, ты говоришь о бумаге, которую принесла горничная? Я п-п-подумала, что стоит написать записку тете Бесс. Дать ей знать, что я уезжаю.

– Твоей тете? Нет, это не слишком удачно придумано, – заметил он, покачивая головой с деланной укоризной. – Тебе следовало бы сказать, что ты пишешь своему кузену, например, или какой-нибудь подруге. Это прозвучало бы гораздо правдоподобнее.

Уэйд подошел ближе.

– А где письмо?

– Письмо? Что ты имеешь в виду?

– Ну-ка посмотрим… На столе его нет, – продолжал он с лукавой игривостью, словно они играли в прятки, – и нигде его не видно. – С этими словами Уэйд оглядел комнату и повернулся к ней с широкой улыбкой. – Ну, Касс, значит, оно у тебя!

Кассандра попятилась от него в ужасе, вытянув руки перед собой.

– Не надо, Колин, никакого письма у меня нет, клянусь! Ты меня пугаешь, прошу тебя… нет!

Уэйд схватил ее за волосы и оттянул ей голову назад, а свободной рукой разорвал сорочку на груди. Сложенное письмо выпало на пол. Он ударил ее в грудь кулаком с такой силой, что она налетела спиной на кроватный столбик.

– Сядь на постель и не шевелись, – рявкнул он.

Кассандра повиновалась, вся дрожа, одной рукой хватаясь за затылок, а другой придерживая разорванные края сорочки. До нее начала доходить истинная суть происходящего. Пропасть черного ужаса разверзлась у ее ног.

Подняв письмо с пола, Уэйд широким жестом распечатал его.

– «Уважаемый мистер Куинн! – начал он нарочито пискляво, явно подражая женскому голосу. – Покушение на короля намечено на субботу, когда он отправится со своими гостями на охоту в Виндзор». Ей-Богу, мне это нравится! Отлично, просто замечательно.

Остальное он прочел про себя.

– Вот это особенно трогательно: «Через несколько дней я, согласно вашему совету, покину Лондон». Очень мило. После этих слов бедняга наверняка почувствует себя виноватым и зачахнет с тоски, особенно когда узнает о твоей смерти. До чего же ловко женщины умеют вселять чувство вины! Я думаю, это ваш особый дар.

– Ты с самого начала все знал, – прошептала Кассандра.

Язык плохо слушался ее. Измерив на глаз расстояние между собой и дверью, она пришла в отчаяние.

– С самого начала, – радостно согласился он. – Думаешь, мое появление в клубе «Кларион» в тот первый вечер – это случайное совпадение? Как бы не так! Я просто хотел посмотреть, как Риордан будет выкручиваться.

Уэйд усмехнулся прямо ей в лицо, наслаждаясь ее страхом.

– А наше знакомство в парке? Оно тоже было подстроено, но только не тобой. А ты здорово сыграла свою роль! Всю душу в нее вложила, правда, Касс? Я готов был тебе аплодировать, когда ты свалилась с лошади.

– Что ты собираешься делать?

Кассандра в панике заглянула ему за спину. Будет ли какой-нибудь толк, если она начнет кричать?

– Ты имеешь в виду себя? Боюсь, мне придется тебя наказать. Ты такая лгунья, Кассандра! Тебе же совершенно нельзя доверять. За все время нашего знакомства ты, кажется, не сказала мне ни слова правды!

Не спуская с нее глаз, он попятился к гардеробу, стащил с вешалки шелковый халат цвета лососины, вытянул из петель кушак и вновь подошел к ней, скручивая в руках импровизированную веревку. Выражение ее лица опять заставило его рассмеяться.

– О, нет, Касс, я не собираюсь тебя душить. Во всяком случае не сейчас. Будь умницей и протяни руки вперед. Как? Ты не хочешь мне помочь?

Открыв рот, чтобы закричать, она заметила мелькнувший в воздухе кулак за миг до того, как он обрушился ей на висок, и потеряла сознание прежде, чем ее голова коснулась матраца.

Очнуться ее заставили ее же собственные приглушенные стоны и пульсирующая боль в голове. Она лежала лицом вниз на постели Уэйда. Вытянутые над головой руки затекли и онемели. С трудом оторвав голову от подушки, Кассандра увидела, что ее запястья привязаны к одному из кроватных столбиков. В остальном ее тело было свободно. Она медленно поднялась на локтях. Ее подташнивало, голова у нее кружилась, кровь болезненно стучала в висках.

Спустив ноги с края кровати, она тяжело привалилась к столбу.

Он знал. Мысли еле ворочались у нее в мозгу, но множество мучивших ее загадок наконец обрели решение. Теперь она понимала, почему он так грубо обошелся с ней в первый вечер, когда привез ее к дому тетушки. Да и потом тоже. Он знал, что может себе позволить все, что угодно, а ей придется терпеть. Ведь ей за это платили. Для него это с самого начала была жестокая забава. И веселье еще не кончилось.

Должно быть, он даже предвидел, что Филипп последует за ней в Лэдимир. Теперь она понимала, что Уэйд нарочно его напоил, хотя, наверное, не мог предвидеть, к каким неожиданным последствиям "это приведет. Все они были марионетками в руках Уэйда: Риордан, Куинн и она сама. Вместо того чтобы предотвратить убийство, они играли на руку убийце.

Да, но откуда ему стало известно? Когда она впервые встретилась с Филиппом в клубе «Кларион», один только Куинн знал, что он будет изображать перед ней Уэйда! Кассандра прижалась ноющим лбом к своим привязанным рукам и попыталась сосредоточиться. Неужели это означает, что Куинн их предал? Она не могла в это поверить: это было слишком невероятно. Просто нелепо.

Да и какая, собственно, разница? Если только ей не удастся сбежать, через два дня король Англии будет убит. А сама она умрет гораздо раньше. Ее онемевшие пальцы не смогли бы развязать даже шелковый бантик, не говоря уж о жестоких узлах, который Уэйд затянул у нее на запястьях. Его спальня располагалась в самом центре дома, окна выходили не на улицу, а на задний двор – звать на помощь было бесполезно. Снаружи она не придет. Но, может быть, кто-то в доме ее услышит? Кассандра поднялась на ноги.

– Помогите! Кто-нибудь, на помощь!

Она глубоко перевела дух и закричала что было сил.

Через секунду дверь распахнулась и в комнату влетела горничная.

– Помогите мне, – задыхаясь, проговорила Кассандра. – Развяжите мне руки. Уэйд…

Она ахнула и отшатнулась, прижимаясь к столбику кровати, когда молоденькая, по-деревенски румяная горничная схватила и угрожающе занесла над головой кочергу.

– Он велел трахнуть тебя по башке, если только пикнешь! Закрой рот, а не то я тебе мозги вышибу! Слыхала?

Кассандра в ужасе кивнула, и служанка опустила кочергу. Обе тяжело дышали и смотрели друг на дружку широко раскрытыми глазами.

– Ты не думай, я это сделаю запросто! Мне не впервой!

От страха губы у Кассандры сводило судорогой.

– Пожалуйста, – пролепетала она, – ради всего святого, я вас умоляю! Он… он убьет меня! Если вы мне поможете, я дам вам денег. У меня есть тысяча фунтов, я отдам вам все, только помогите…

– Тысяча фунтов? – раздался в дверях голос Уэйда. – Вот это да! Куинн оказался щедрее, чем я ожидал. Жаль, что тебе не придется воспользоваться плодами его щедрот, дорогая. Спасибо, Энни, ты отлично справилась. А теперь ступай обратно в коридор и подожди.

Горничная зарделась, услышав похвалу, поклонилась хозяину и вышла, не выпуская из рук кочерги.

Уэйд подошел ближе, чтобы проверить узлы на запястьях у Кассандры. Ей пришлось напрячь все силы, чтобы не отшатнуться. Он сунул руку за пазуху разорванной сорочки и начал непристойно тискать ее грудь. Она подалась назад, сколько могла, но бежать было некуда.

– Ну и вымя! – презрительно оскалившись, проговорил Уэйд. – Как же я вас ненавижу! Сучье племя…

Наконец к ней пришло запоздалое понимание: он имеет в виду женщин. Всех женщин вообще. Неудивительно, что он никогда всерьез не пытался ее соблазнить, не настаивал, чтобы она стала его любовницей, даже не ухаживал за ней по-настоящему. Он был на это не способен. Он мог получить удовольствие, только причиняя ей боль. Еще одна часть головоломки встала на место.

96
{"b":"11404","o":1}