ЛитМир - Электронная Библиотека

И без того суровое лицо старшего брата помрачнело еще больше, и Клей виновато опустил глаза, сожалея о своих словах.

– Тебе бы следовало поехать с нами, – продолжал он через минуту, переходя на прежний легкомысленный тон. – Мы потом отправились в “Осиное гнездо”.

Дэвон сложил пальцы домиком под подбородком и хмыкнул безо всякого интереса.

– Там появилась новая девица, Дэв: есть на что посмотреть, есть за что подержаться. Весит, наверное, больше, чем я. Ее зовут Евлалия. Я не шучу! – Клей радостно рассмеялся, увидев, что Дэвон наконец-то выдавил из себя что-то похожее на улыбку. – Почему бы тебе не повеселиться с нами? Джон и Саймон каждый раз о тебе спрашивают. Тебе понравится, ей-Богу, понравится!

Лорд Сэндаун встал из-за заваленного бумагами стола и, подойдя к застекленным от пола до потолка дверям на террасу, расположенным между двумя высокими шкафами, распахнул их настежь. Комната сразу же наполнилась приглушенным шумом морского прибоя. Стая куликов с пронзительным свистом пронеслась над берегом.

– Да нет, не думаю, – ответил он, неподвижно остановившись в дверях и загораживая открывающийся вид широко расправленными плечами Горничная вернулась с кофейником. Дэвон выждал, пока она не вышла из комнаты, а Клей тем временем вытянулся на тахте во весь рост, поставив чашку с блюдцем на живот.

– Ты обдумал то, о чем мы говорили раньше? – спросил Дэвон.

Клей тотчас же напрягся, и его настороженное выражение заставило старшего брата саркастически выгнуть бровь:

– Да я уж вижу, что нет.

– Я был занят.

Бровь поднялась еще выше.

– Черт возьми, Дэв, я еще слишком молод, чтобы похоронить себя на руднике!

– Я же не прошу тебя спускаться в забой! Я хочу, чтобы ты управлял рудником.

– Для этого я тоже слишком молод.

– Но не слишком молод, чтобы рисковать своей глупой башкой, перевозя контрабандный коньяк! Клей согнул колени и скрестил руки на груди.

– Я тебя умоляю, не будем начинать все сначала. Ни одному из нас не выиграть этот бой. Дэвон с трудом перевел дух.

– Я тоже не хочу ссориться.

Это было правдой. Если бы он начал спорить и настаивать на своем, если бы слишком сильно надавил на брата, Клей мог запросто уехать и продолжить свою безумную авантюру с контрабандой из какой-нибудь скрытой от посторонних глаз бухты на побережье. Лучше уж иметь его тут, под боком, где можно оказывать на него хоть какое-то влияние. Видит Бог, оно не слишком велико.

Клей попытался развеять его сомнения.

– Послушай, я же ничем не рискую, уверяю тебя. Люди у меня опытные, к тому же они преданы мне душой и телом, а уж быстрее моего шлюпа нет ничего на всем Ла-Манше. – Его лицо осветилось неотразимой мальчишеской улыбкой. – Пойми, Дэв, это же забава! Мне чертовски весело!

– Вот посмотрим, как ты будешь веселиться, когда тебя повесят.

– Да им в жизни меня не поймать!

– Дурак ты, Клей. Ты ведь только того и ждешь, чтобы эта чертова луна пошла на ущерб, не так ли?

– Нет, – виновато соврал Клей. – Я просто приехал тебя навестить, ты же мой единственный брат. Дэвон презрительно фыркнул.

– Если бы ты нуждался в деньгах, это еще можно было бы хоть как-то понять.

– Ну.., может, мне они и не нужны, но тут в округе полно нуждающихся, – с достоинством возразил Клей.

– Ах, да, я было и забыл. Ты же у нас филантроп и занимаешься контрабандой исключительно в благотворительных целях.

– Так оно и есть. Во всяком случае, отчасти. – Клей опять весело рассмеялся. – Я этим занимаюсь ради острых ощущений.

– А также ради славы.

– Ну и что? Ничего тут смешного нет. Женщины находят меня неотразимым. Терпение Дэвона лопнуло.

– Разрази меня гром, тебе же двадцать три года, а ты ведешь себя как дитя малое! Рано или поздно тебя поймают, это лишь вопрос времени.

– Да не поймают они меня! Таможенные суда ползают, как улитки, ты бы их видел! Никогда им не догнать “Паучка”! И я спрятал его, знаешь где?

– Ради Бога, Клей, я не хочу знать! – перебил его Дэвон, с отвращением качая головой. – Тебя поймают на суше, это самое слабое твое место. Акцизные чиновники рыщут повсюду, и у них полно платных осведомителей. Никому доверять нельзя. Интересно, каким образом ты превращаешь контрабандный товар в деньги для бедняков? Ты же запросто попадешься на перепродаже! – предупредил он, угрожающе наставив на брата указательный палец. – О тебе чирикают все воробьи на всех окрестных крышах! Таможенникам нужно только одно: застать тебя на месте преступления.

– Они меня не застукают ни на море, ни на суше, – самоуверенно заявил Клей. – У меня есть посредник. Это он занимается перепродажей.

– Кто это? Нет, погоди, я не хочу знать. Дэвон не смог сдержать улыбку, и Клей, увидев ее, радостно рассмеялся. Немного помедлив, старший брат неохотно спросил:

– Ты ему вполне доверяешь.., этому посреднику?

– Да, конечно. Безоговорочно. Да брось, Дэв, не надо обо мне беспокоиться, даром только время потеряешь.

Дэвон прислонился к дверному косяку.

– Как бы мне хотелось, чтобы ты образумился! Почему бы тебе не поработать у меня? Я подарю тебе этот чертов рудник, если хочешь.

Клей поморщился.

– Расскажи это Фрэнсису Моргану.

– Он работает на меня. А мог бы работать и на тебя.

– Черта с два! Мы друг друга терпеть не можем.

– Да, я знаю. Не могу только понять почему.

– Да ну его к черту! Хлыщ с поджатым задом!

– Вовсе нет. Но даже если и так, какая разница? Ты что-то еще против него имеешь?

– Что толку об этом говорить? К тому же ты ведь собирался продать ему долю!

– Ну, это пока еще только планы. Если ты будешь управлять рудником, я завтра же передам его тебе. В полное владение.

Клей поднялся с дивана и потянулся.

– Но ты же сам только что признал, что деньги мне не нужны.

Лицо старшего брата окаменело.

– Человек обязан работать.

– Ты слишком много работаешь, – устало бросил в ответ Клей: ему надоело обороняться. – Может быть, я и шалопай, зато ты впадаешь в другую крайность. Никуда не ездишь, шагу не хочешь ступить за ворота Даркстоуна. Вспомни, когда ты в последний раз переступал порог нашего лондонского дома? Ты не навещал матушку в Девоншире с прошлого Рождества! Не думаешь же ты в самом деле, что тут все развалится, стоит тебе отлучиться на пару недель? Кобб прекрасно справится в твое отсутствие.

Дэвон промолчал, и Клей воинственно сунул руки в карманы.

– Я прекрасно понимаю, зачем ты здесь торчишь, – продолжал он упрямо. – Точь-в-точь как наш отец.

– Правда? – бесцветным голосом спросил Дэвон. – Чем же я на него так похож?

– Как и отец, ты остаешься здесь из-за моря. Матушка говорит, что море приносило ему успокоение. Помогало сохранить рассудок.

Дэвон медленно повернул голову и выглянул в окно, туда, где зубчатые утесы замыкали собою парк, уступами спускавшийся к морю, а дальше виднелась сверкающая на солнце гладь воды и синева неба. Да, он не может жить без моря. Вряд ли это чрезмерная плата за сохранение рассудка. Нельзя сказать, что он многого требует от жизни.

– Кстати, о матушке, – Клей вдруг заторопился и заговорил подозрительно беспечным тоном, – она собирается вскоре тебя навестить. И на сей раз привезет с собой Алисию.

Дэвон тяжело вздохнул и скрестил руки на груди.

– Ну почему бы тебе на ней не жениться и не положить конец их страданиям?

– А почему бы тебе на ней не жениться?

– Мне? – Клей пришел в ужас. – Ты должен жениться первым, ты же старший.

И тут же, спохватившись, он покраснел и опустил голову.

Дэвон скрипнул зубами, но сдержался и проговорил спокойно, даже небрежно:

– Извини, я уже был женат, и если ты будешь ждать, пока я женюсь во второй раз, то так и останешься бобылем.

– Значит, мы оба останемся закоренелыми холостяками. Это еще не худший исход.

– Да, наверное.

Дэвон бросил на брата теплый взгляд, и Клей ответил ему любящей улыбкой.

11
{"b":"11405","o":1}