ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Орудие войны
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Рыбак
Шпионка. Почему я отказалась убить Фиделя Кастро, связалась с мафией и скрывалась от ЦРУ
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Чертов нахал
Мучительно прекрасная связь
Вместе навсегда

Она заметила его восторженный, открыто устремленный на нее взгляд, как только ее голова показалась из-за выреза сорочки. Подавив в груди испуганный возглас, девушка стремительно отвернулась лицом к огню.

– Вы за мной подглядывали! – воскликнула она, задыхаясь от возмущения. – Не смотрите!

Послышался шорох простынь. Оглянувшись через плечо, Лили увидала, что он натянул покрывало себе на лицо.

Нервный смех застрял у нее в горле. Она надела чулки, а затем и платье, рассеянно отметив, что чулки высохли, а вот платье – нет. Сорочка тоже была полусухая. На ходу застегивая рукава. Лили сделала несколько робких, нерешительных шагов к постели.

– Ну ладно, – сказала она, остановившись в шести футах от кровати, – готово.

Он снизу подхватил пальцами покрывало и стянул его с головы. Тонкая ткань проползла по его волосам, взлохматив их, по лбу, по кончику носа, по губам. На мгновение Лили заметила тот же лихорадочный блеск в его глазах, что и раньше, но вскоре он сменился веселой улыбкой. Девушка застыла в изумлении. Ей приходилось видеть прихотливую и частую смену настроений в выразительной синеве этих глаз, но ни разу она не замечала в них веселья.

Вскоре оно исчезло, сменившись – увы! – слишком хорошо знакомой Лили угрюмостью.

– Который час?

– 1 Я не знаю. Еще рано, часов пять утра. Мне придется уйти.

– Уйти?

– Мне надо приниматься за работу.

– Зачем?

Она уставилась на него в недоумении.

– Ну что ж, иди, – согласился он, отмахнувшись от нее небрежным жестом.

До него слишком поздно дошло, что она права: для них обоих очень важно сохранить видимость обыденного распорядка.

– Что вы собираетесь делать? Кто-то должен вам помочь. Прошу вас, позвольте мне…

– Не начинай сначала. Лили. Никто, кроме тебя, мне не поможет.

Дэвон попытался подтянуться и сесть в постели. Боль пронзила его раскаленной иглой, заставив выругаться сквозь зубы.

– Не пускай сюда Трэйера, – прохрипел он.

– Каким образом?

– Откуда мне знать? – Он крепко зажмурил глаза, пытаясь сдержать раздражение. – Оставляю это на твое усмотрение. Просто не позволяй ему входить, и все. Никого сюда не впускай. Скажи, что я заболел, и сама принеси мне завтрак. – Открыв наконец глаза, он увидел, что она смотрит на него так, будто он попросил ее вброд пересечь Ла-Манш. – В чем дело? Ты же делала это раньше?

С тяжелым вздохом Лили подумала, что он понятия не имеет о том, как устроена жизнь в подвальном этаже, какой привилегией считается среди слуг право принести хозяину поднос с завтраком и какую трудную задачу он перед нею поставил. Отвести в стойло его горячего жеребца было просто детской забавой в сравнении с этим!

– Да-да, все в порядке. – Лили подошла к изголовью кровати и потянулась к шнурку звонка. – Подождите пять минут, а потом позвоните, – сказала она, вкладывая витой шнурок с кисточкой ему в пальцы. – Пять минут. Главное, не засните. Сэр, – добавила она, спохватившись, – что вам принести на завтрак?

– Коньяку.

– Еще что-нибудь в дополнение к этому?

– Нет.

Лили отвесила ему один из своих издевательских реверансов. Он проводил ее глазами до дверей.

"Еще что-нибудь к дополнение к этому?” Разве служанки так разговаривают? Эта девушка была из образованных, но по каким-то причинам скрывала это. Дэвон закрыл глаза и глубже погрузился в подушки, поморщившись от боли. Бог с ним, с разговором, есть куда более интересный вопрос: разве служанки так выглядят? Засыпая, он вспомнил, как она стояла у огня нагая, более прекрасная и желанная, чем любая из когда-либо виденных им женщин. Включая Мауру.

Может, подобные твари встречаются парами? Обе они низкого происхождения, обе слишком умны для той общественной роли, которую уготовила им судьба, У обеих чистые лица и добрые, ангельски невинные глаза. Но Маура обладала черной душой предательницы. Какое счастье, что душа Лили Траблфилд не волнует его даже в самой отдаленной степени!

Зато его волнует ее тело. И даже слишком сильно. Машинально перебирая пальцами золотистую бахрому шнурка, Дэвон уставился на все еще горящие угли камина. Через минуту он яростно дернул за шнурок, а потом дал еще четыре звонка через равные промежутки, каждый следующий сильнее предыдущего. В его взгляде не осталось ни следа веселья.

Лили, запыхавшись, вбежала в кухню за полминуты до того, как он позвонил. Она успела поздороваться с поварихой, второй посудомойкой и сонным лакеем, то есть со всеми, кто уже был на ногах в столь ранний час, когда колокольчик на стене зазвонил, и все удивленно повернули головы. Номер четыре – спальня хозяина.

– Я пойду, – торопливо проговорила Лили. В кухне больше не было никого из тех, кто мог бы пойти.

Она поспешно вышла в коридор, но у подножия лестницы повернулась на каблуках и свернула направо, в открытую дверь конторы управляющего. Оказавшись внутри, девушка отошла к дальней стене тесной, но опрятной комнатки мистера Кобба, чтобы никто из случайно оказавшихся в этот момент в коридоре не смог ее увидеть, и стала ждать, считая минуты. Все должно было выглядеть правдоподобно: ей ведь предстояло подняться наверх, выслушать приказ хозяина и затем вновь спуститься. Лили вытерла вспотевшие ладони о подол. Интересно, заметила ли Лауди ее отсутствие прошедшей ночью? Когда она пять минут назад прокралась в каморку на чердаке, чтобы надеть чистый фартук, ее подружка не сказала ни слова (скорее всего потому, что по утрам ей с трудом давалась связная речь).

Решив, что прошло уже достаточно времени. Лили вернулась в кухню.

– Мистер Дарквелл просит немедленно подать ему завтрак, – сказала она поварихе. – Он чувствует себя неважно. Хочет горячего бульона с поджаренным хлебом и яйцом, а также кувшин пива.

Миссис Белт окинула ее подозрительным взглядом и тут же принялась за дело.

– Эй, Доркас, принеси яйцо из кладовой, да поживее, – скомандовала она, снимая с полки рашпер для поджаривания хлеба над огнем.

В кухню вошли дворецкий и несколько зевающих слуг, все пожелали друг другу доброго утра. Лили не сводила глаз с подноса для хозяина, моля Бога, чтобы он оказался готов раньше, чем в кухне появится экономка. Главной темой для разговора служило “недомогание” мистера Дарквелла, все гадали, в каком часу ночи он мог воротиться домой.

– Готово, – провозгласила миссис Белт, накрыв поднос салфеткой, и сделала знак Лили взять его.

– В чем дело? Куда это ты собралась? Миссис Хау встала в дверях, загораживая дорогу, массивная, черная и неприступная, как утес. Позади нее Лили заметила Трэйера с точно таким же, как у матери, злобным выражением на лице. Они походили на двойняшек.

– Это.., это завтрак для хозяина, – еле выговорила она, заикаясь. – Он позвонил сегодня рано и велел мне принести ему поднос. Он плохо себя чувствует.

– Велел тебе принести ему поднос? – Трэйер вошел в кухню следом за матерью и встал перед носом у Лили, подбоченясь и стиснув кулаки. – Это дело Розы. Я сам отнесу ему завтрак, если она еще не встала.

В паническом страхе Лили крепче ухватилась за поднос. Именно этого она и опасалась!

– Мистер Дарквелл велел мне принести его, – ответила она, стараясь говорить как можно спокойнее.

– Я отнесу, – упрямо повторил Трэйер.

– Нет. Хозяин велел мне принести завтрак. Он сказал, что не хочет никого видеть. И еще он просил передать, чтобы вы его сегодня не беспокоили. Он.., не хочет вас видеть.

В кухне наступила гробовая тишина. Лили старалась смотреть вперед, на Трэйера, но кожей ощущала устремленные на нее любопытные взгляды остальных. Они оценивали ее шансы.

– Врешь! – прорычал Трэйер. Лили покачала головой. Вновь установилось напряженное молчание.

Его нарушила миссис Хау.

– Ну так иди, – произнесла она тихим голосом, ужаснувшим Лили больше, чем крик. – Ты же не хочешь, чтобы все остыло, верно? Ступай наверх, да возвращайся поживей, надо помочь миссис Белт с выпечкой.

Еле слышно пробормотав: “Да, мэм”, Лили вышла из кухни. Она держала голову низко опущенной и старалась ни на кого не смотреть, но успела услыхать тихое перешептывание у себя за спиной. Не успела девушка дойти до середины коридора, как ей уже вынесли приговор.

22
{"b":"11405","o":1}