ЛитМир - Электронная Библиотека

***

К полудню слепящий лимонно-желтый диск солнца добрался до середины бесцветного небосвода и застыл неподвижно, заливая светом темные скалы, показавшиеся из моря при отливе, подобно спинам древних чудовищ. До самого подножия дюн песок был влажен и хранил следы морской пены.

Лили опустилась на корточки возле последней из вырубленных в скале крутых ступеней и наполнила песком оба ведерка. Выпрямившись, она взглянула на море, вздыбившееся сверкающими бурунами до самой линии горизонта. Платье у нее на спине взмокло от пота, он крупными каплями стекал по лицу. Здесь, у берега, хоть чуть-чуть задувал соленый ветер, зато наверху, среди хозяйственных пристроек позади дома, воздух был совершенно неподвижен.

Она захватила обеими горстями края фартука, чтобы хоть как-то смягчить боль от впивающихся в мякоть ладоней тонких дужек, но это больше не помогало. Волдыри, вздувшиеся уже несколько часов назад, прилипали к ткани, выпустить ведра из рук в конце путешествия стало настоящей пыткой. Склонив голову и ссутулив плечи, Лили принялась карабкаться вверх по ступеням.

Семьдесят две ступеньки. На двадцать седьмой была устроена деревянная площадка. Лили остановилась на ней, чтобы перевести дух. От внезапной остановки у нее закружилась голова. Закрыв глаза и стараясь утихомирить мучительно колотящееся сердце, она судорожно уцепилась одной рукой за грубо сколоченные перила. Проще всего было бы упасть в обморок, но такого удовольствия она миссис Хау не доставит. Однако один из чанов в кухонном сарае все еще был пуст, а второй полон едва ли наполовину. Простая арифметика подсказывала ей, что впереди еще не меньше семи часов таскания песка.

Если бы она хоть могла заплакать! Сейчас, когда никто ее не видит, можно было бы себе позволить выплакаться от души. Но, как ни странно, слезы не шли. Против собственной воли Лили удерживала их вместе с яростью и отчаянием, возможно, наказывая сама себя за ту минутную слабость, за позорную капитуляцию, когда не выдержала и заплакала на глазах у миссис Хау. Иногда ей удавалось вспомнить о Дэвоне. Что он сейчас делает? Все ли с ним в порядке? Приходили или нет те таинственные “посетители”, которых он так опасался? Но вскоре возвращалась боль, и мысли начинали путаться. Ей было слишком больно, чтобы долго думать о чем-либо. Миссис Хау нашла в ее душе уязвимое место – гордость, достоинство, самоуважение – и ударила прямо в него. Лили была ранена. Она истекала кровью.

Подняв ведра, девушка вновь принялась подниматься по ступеням. Спина горела, и не было никакой возможности унять ноющую боль в пояснице. Солнце палило нещадно, во рту у нее было так сухо, словно она наглоталась того самого песку, который несла в ведрах. За двенадцать ступеней до вершины она подняла голову, но не сразу узнала человека, стоявшего наверху. Он держался за перила с обеих сторон, загораживая дорогу. Потом, прищурившись на ярком солнце, она разглядела его. Трэйер.

Ну, ясное дело. Он пришел позлорадствовать. Хотя ноги у нее были как будто налиты свинцом, Лили ускорила шаг, распрямив плечи и выставив вперед подбородок. Она пыталась казаться спокойной, хотя и знала, что ее лицо взмокло от пота, покраснело и, возможно, покрылось веснушками. Потом ей пришло в голову, что глупо разыгрывать спектакль перед Трэйером Хау. Он того не стоил. Во всем ее пылающем болью теле не нашлось ни единой косточки, которой не было бы безразлично, что он о ней думает. Она упрямо шла наверх и остановилась на три ступеньки ниже его.

– Извините, – громко сказала Лили, мысленно гадая, как долго он намерен держать ее здесь, загораживая путь.

Как и следовало ожидать, его довольная ухмылка расплылась еще шире.

– Сегодня жарко, – заметил Трэйер как будто между прочим. – Может, вам помочь с этими ведрами? – Он выжидательно поднял брови, но не убрал руки с перил.

– Нет, спасибо. Позвольте мне пройти. Злоба сверкнула в его черных глазках. В эту минуту он был до того похож на мать, что Лили стало жутко.

– “Нет, спасибо, позвольте мне пройти”, – издевательски повторил за нею Трэйер, поводя бедрами, словно хотел изобразить женскую походку. Лили с отвращением отвернулась. – Даже таская песок, ты строишь из себя королеву Британии, черт бы ее побрал. Но ты на нее не похожа, Лили. Сейчас ты больше похожа на шкодливую кошку. Да ты такая и есть.

– Уйдите с дороги.

– Думаешь, ты ловко устроилась, да? Думаешь развела коленки перед хозяином, и теперь все будет просто? – Она попыталась проскользнуть мимо него, но он перенес весь свой вес в ту же сторону, отрезая ей путь. – Не сработает, даже не надейся. Но я тебе скажу, что может сработать.

– Трэйер…

– Вот если ты дашь мне попастись на своих лугах – прямо сейчас, – тогда другое дело. Это могло бы многое упростить. Что скажете, королева Лилия?

Лили лишилась речи от возмущения. Она изо всех сил толкнула его плечом, но это было все равно что толкать гору. Он вдруг протянул обе руки и схватил ее за грудь. С гневным криком Лили выпустила ведра и оттолкнула его руки.

– Ублюдок! – прокричала она.

В ушах у нее отдавался его злорадный смех. Колени ослабели, она отступила на ступеньку вниз и взглянула на него, держась за поручень.

– Ай-яй-яй, какая жалость! Ведра обронила, не так ли? – Трэйер выглянул из-за края ограды вниз, на песчаный бережок, где валялись ее пустые ведра, и покачал головой с фальшивым сочувствием. – Придется начинать сначала. Хотите, я вам помогу, ваше высочество? – Он сделал шаг по направлению к ней, ухмыляясь и вытянув вперед громадную лапищу.

Лили вообразила, как он теснит ее по ступеням вниз, до самого берега, всю дорогу гогоча ей в лицо, и встала как вкопанная. Крепко держась за перила одной рукой, она сжала другую в кулак.

– Мисс Лили!

Трэйер повернулся как ужаленный. Гэйлин Мак-лиф стоял над ними на краю площадки, широко расставив ноги. В его ярко-синих плутовских глазах ясно читался вызов.

– Мне велели вас позвать. Лауди говорит, хозяин вас спрашивает, да чтоб мигом!

Трэйер опять обернулся к ней. Лили прошла мимо, не взглянув на него, но он успел шепнуть ей на ухо:

– В другой раз, сука.

Дрожь отвращения пробежала у нее по спине до самого затылка.

– Спасибо, Гэйлин, – еле-еле вымолвила она, и лишь ее взор, наполненный благодарностью, дал понять Маклифу, насколько своевременным оказалось его вмешательство.

– Я зашвырну эту жирную задницу прямо в море, стоит вам словечко шепнуть, мисс Лили, – тихо проговорил он, тронув ее за руку.

– Да нет, ничего страшного не случилось, забудем об этом.

Маклиф одарил ее своей задорной щербатой улыбкой.

– Как скажете. Но предложение в силе, когда понадобится – милости прошу.

Лили попыталась улыбнуться в ответ, но не сумела. Она поспешила к дому с мыслью о том, что оставляет позади верного друга и опасного врага.

Глава 9

Дэвон очнулся от легкой дремоты на звук открываемой двери и увидел входящую на цыпочках Лили.

– Где тебя черти носят? – возмутился было он, но тотчас же его глаза настороженно прищурились. Морщась от боли, Дэвон приподнялся на локтях и уже мягче задал другой вопрос:

– Чем ты, черт подери, занималась?

Не обращая на него внимания. Лили подошла к ночному столику, на котором стоял полупустой кувшин пива. Наполнив кружку – его кружку! – она выпила единым духом.

– Что вам нужно? – прямо спросила Лили, проводя тыльной стороной ладони по взмокшему от испарины лбу.

Со скоростью, которой она от него не ожидала, он выбросил вперед руку и, схватив ее за запястье, притянул к себе. Она едва не упала, споткнувшись о край кровати. Дэвон повернул ее руку к себе, внимательно осмотрел покрасневшую, вздувшуюся волдырями ладонь, потом в изумлении вскинул голову и потянулся за другой рукой.

Лили спрятала руку за спину.

– Она выглядит точно так же, – равнодушно заметила девушка. – Так что вам от меня нужно?

25
{"b":"11405","o":1}