ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вас лихорадит.

– Верно. Я просто весь горю.

Он обхватил ее рукой за шею и притянул к себе, но она вывернулась и оттолкнула его. Дэвон невольно вскрикнул от боли.

Пряча тревогу за суровым взглядом. Лили подхватила его под руку и попыталась подтащить к постели.

– Не хочу вас обижать, но вы получили по заслугам, – выбранила она его.

Тем не менее Дэвон обхватил ее здоровой рукой за талию и вновь привлек к себе.

– Я вижу, вы вовсе не так больны, как кажется на первый взгляд, – заметила Лили слегка дрожащим голосом, но не стала вырываться, чтобы не сделать ему больно.

– Не правда. Я умираю от боли, и лишь одно лекарство может меня спасти.

– Интересно, что за лекарство. Вам надо поскорее лечь, вы только…

– Сперва мне надо найти лекарство. Вот, нашел. Вот оно. – Он коснулся пальцами ее губ. – Вот тут.

– Мистер Дарквелл…

– Тихо, тихо, я принимаю лекарство.

Дэвон сорвал легкий поцелуй с ее губ, у него не было далеко идущих намерений, ему хотелось лишь подразнить ее немного, прикоснуться к ней. Но она ахнула от неожиданности, и этот тихий звук вскружил ему голову. Он уже почти забыл, что поцелуй может быть так сладок. Начавшись как нечто мимолетное, этот поцелуй углубился самым простым и естественным образом, доставив Дэвону столь чистое наслаждение, что он и в самом деле почувствовал себя излечившимся. Но в конце концов поцелуй прервался, очарование разрушилось, оба пришли в себя и смущенно отступили друг от друга.

– Я вижу, у вас хватит сил самому добраться до постели, – задыхаясь, проговорила Лили и попятилась к двери. – Чуть позже я принесу вам ужин. А пока вам лучше поспать.

– Погоди, Лили, ты не можешь уйти.

– Я ухожу.

– О, дьявольщина!

Теперь, когда возбуждение прошло, Дэвон опять почувствовал себя ужасно. Он еле доплелся до постели и осторожно сел, прижимая раненую руку к груди.

– И куда, черт подери, ты направляешься?

– У меня все еще есть работа.

Он продолжал пристально смотреть на нее, ожидая объяснений, и ей пришлось говорить, хотя вся ее душа восставала против этого.

– Миссис Хау дала мне задание, и я должна его выполнить.

– Но я не хочу, чтобы ты выполняла это задание.

– Если я не закончу, она просто даст мне какое-нибудь другое, вот и все.

– И что же она заставляет тебя делать, Лили? Девушка отвернулась, но потом вновь взглянула ему в глаза.

– Ну.., что бы это ни было, какая разница? Мне надо закончить эту работу.

Ну почему она не могла сказать ему? Глупо было держать это в тайне. Но Лили казалось, что рассказать Дэвону – все равно что пожаловаться, попросить о помощи, признать свое поражение.

– Это что, наказание?

Дэвон смотрел на нее как зачарованный, не в силах отвести глаз от лица девушки, на котором сложные чувства сменялись с такой быстротой, что ему не удавалось их прочесть. Увидев, что она не отвечает, он обо всем догадался сам, в том числе и о том, за что наказана Лили.

– Ты хоть немного спала прошлой ночью? Лили пожала плечами.

– Ровно столько же, сколько и вы.

– Да нет, вряд ли. Ты что-нибудь ела?

Она не ответила.

Его глаза грозно прищурились.

– Иди поспи.

Лили невесело рассмеялась.

– Я же вам говорила…

– Нет, это я тебе говорил, да ты, видно, запамятовала Ты работаешь на меня, а не на мою экономку. А так как в настоящий момент мне твои услуги не требуются, я тебе приказываю отправляться в постель. Немедленно.

Сколько она об этом мечтала! Лечь в постель в своей тихой, полутемной комнатушке и уснуть. Прямо сейчас. Лили закрыла глаза и Содрогнулась.

– Ступай.

– Но…

– Уходи.

– Но миссис Хау… – Ну как ему растолковать? – Если бы вы могли…

Нет, об этом она просить не станет. Не зная, что сказать, Лили спрятала стиснутые кулаки под фартуком.

Дэвон схватил шнурок звонка и дернул.

– Сейчас я пошлю за ней, – сказал он. – Я ей объясню, что мне нужно. А нужно мне, чтобы ты одна мне прислуживала в течение ближайших нескольких дней;

– Да, но она подумает…

– А мне плевать, что она подумает.

"Но мне не плевать”. Впрочем, было ясно, что ее соображений он все равно в расчет не примет. Он-то думает, будто проявляет великодушие.

– Ступай спать, Лили, – повторил Дэвон, на сей раз более ласково. – Не хочу тебя больше видеть до самого вечера.

– Ну хорошо, – уступила девушка после долгого молчания, – я уйду. Но я вернусь через час с небольшим… – Он нетерпеливо отмахнулся, но Лили упрямо продолжала:

– И принесу вам что-нибудь поесть. Да-да, и не спорьте. А теперь ложитесь в постель. Сэр. И короткие улыбки одновременно осветили их лица. Потом Лили ушла, а Дэвон обругал себя за то, что не догадался предложить ей поспать в своей постели.

Часть вторая

ХОЗЯИН

Глава 10

– Чтобы ухаживать за больными, требуется железное здоровье.

– Несомненно, – без улыбки ответил Дэвон.

– Так вы будете пить или нет?

– Нет, не буду. Это пойло пахнет, как навозный отвар.

– Это настой ромашки: он оказывает успокаивающее воздействие.

– На навозных жуков – несомненно. Лили досадливо прищелкнула языком и со стуком поставила чашку на блюдце, расплескав настойку.

– Вы просто невыносимы. Это хорошее лекарство:

Кэбби Дартэвей показала мне, как его готовить.

– Ну, тогда все ясно. Кэбби Дартэвей – ведьма.

– Ведьма? Что за вздор! Между прочим, именно она научила меня делать припарки, которые – по вашему собственному признанию – облегчают боли в плече.

– Это та гадость, что пахла дохлой кошкой?

– Нет, – возразила Лили, пряча улыбку, – то были корни окопника, а вы сейчас имеете в виду подорожник. И вы ничего не говорили о кошках. Вы сказали, что он пахнет как ряска на пруду в июльский полдень.

– Даже хуже.

– Ну что ж, вы сами виноваты. Надо было с самого начала позвать доктора, тогда мне не пришлось бы поступать в ученицы к знахарке. А теперь, я полагаю, пора бы вам покончить с капризами и поблагодарить Бога за то, что вы все еще живы.

– Ты так думаешь? Лили подбоченилась.

– Да, я так думаю.

Она совсем перестала его бояться, и Дэвон больше не пытался воздействовать на нес испугом. Он нашел себе куда более интересное занятие: старался вывести ее из себя, чтобы посмотреть, что она станет делать. Но ее терпение было, похоже, беспредельным: она действительно оказалась отличной сиделкой. Конечно, Лили могла порой и рассердиться, но чаще усмиряла его своей обезоруживающей улыбкой, а за последние четыре дня не раз возникали случаи, когда его приходилось усмирять. Он сам это признавал.

– Ну что ж, в таком случае я вас оставлю, чтобы вы могли вздремнуть.

– Я не хочу спать.

– Захотели бы, если бы выпили ромашковую настойку.

– Но раз уж я ее не выпил, можешь не уходить.

– Но мне надо спуститься вниз и поговорить с миссис Белт о вашем ужине.

– А ты позвони в колокольчик и передай ей все, что хотела сказать, со служанкой.

– Я.., я предпочитаю никого не беспокоить. Лучше я схожу сама.

– А я предпочитаю, чтобы ты осталась. Лили покачала головой. Ей хотелось запустить чем-нибудь ему в голову, и в то же время ее разбирал смех. Она прекрасно понимала, что все эти споры служат одной-единственной цели: он хочет заставить ее потерять терпение, толкнуть на какой-нибудь необдуманный ответ или поступок. Сейчас ей было особенно досадно, но он вряд ли понял бы, в чем дело. Виконт Сэндаун представления не имел (да, пожалуй, и не захотел бы иметь) о том, как низко пала ее репутация в подвальном этаже: ведь все слуги были убеждены, что она спит с ним.

– Хорошо, – кротко ответила Лили, словно не замечая подначки, – я вызову Доркас и поговорю с нею в коридоре.

Она потянулась к шнуру звонка на стене, висевшему прямо над его правой, дальней от нее рукой. В ту же минуту Дэвон обеими руками обхватил ее за талию и крепко сжал. Бросив на него взгляд, Лили увидала азарт в его глазах. Еще совсем недавно такая вольность привела бы ее в ужас, но теперь, когда нечто подобное происходило каждый день (а в самое последнее время, по мере того как к нему возвращались силы, чуть ли не каждый час), его дерзкие выходки больше не вызывали у нее ничего, кроме легкой досады.

29
{"b":"11405","o":1}