ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь камеристка молодой баронессы завладела всеобщим вниманием.

– Говорят, – прошептала она, ближе наклоняясь к дворецкому, словно собираясь сообщить ему что-то по секрету, – что готовится свадьба моей хозяйки с вашим хозяином. Ее сыграют еще до конца года.

Лили замерла, ухватившись обеими руками за грубую домотканую скатерть. Оцепенение, должно быть, продолжалось не больше нескольких секунд, так как, придя в себя, она услыхала возбужденные голоса присутствующих, с жаром обсуждающие только что преподнесенную новость. А еще через секунду уже поймала на себе любопытные взгляды, бросаемые исподтишка кое-кем из слуг, желавших знать, как подействует на нее неожиданное известие. Лили поставила на стол последнюю тарелку и поправила косо лежавшую ложку, старательно делая вид, что ей все равно, хотя на самом деле была просто сражена. “Дура, дура, дура”, – ожесточенно повторяла она про себя. За этот день ей было преподнесено несколько горьких уроков, однако последний, оказавшийся самым тяжким, заставил ее правильно оценить все остальные.

Вошла Лауди и остановилась, придерживая дверь для подавальщицы, нагруженной подносом. Запах тушеной рыбы вызвал у Лили приступ тошноты. Ей вдруг стало безразлично, что они могут подумать или сказать у нее за спиной. Подойдя к Лауди, она торопливо прошептала подруге на ухо:

– Скажи миссис Хау, что я заболела. Я спущусь вниз через час и помогу убрать со стола. Она вышла, не дожидаясь ответа.

***

Тропа, ведущая к оконечности мыса, небезопасная в темноте, в этот вечер была видна как на ладони. Серебристый свет луны падал на море поблескивающим треугольником, вершина которого рассекала надвое линию горизонта, а стороны расширялись к берегу. Прибой обрушивался на скалы мириадами сверкающих капель. Голос леди Алисии Фэйрфакс звучал удивительно мирно на фоне сердитого ропота волн, беседовать с нею было легко и приятно, и все же Дэвону приходилось прилагать героические усилия, чтобы не потерять нить разговора. Они остановились как раз над тем местом, где всего несколько часов назад ему почти удалось совратить Лили Траблфилд.

Он попытался выбросить из памяти яркие чувственные образы, но они упорно возвращались, заставляя его злиться на самого себя и отвечать невпопад. Труднее всего было отказаться от попыток обуздать воображение, услужливо рисовавшее совсем иной исход свидания наедине, прерванного на самом интересном месте. Лили уже вот-вот готова была сдаться, и лишь несвоевременное вмешательство его камердинера остановило ее. Кипя злостью, он только в этой мысли находил мстительное утешение.

– Дэвон? Вы слышали хоть слово из того, что я сказала?

– Извините, Алисия, я.., я задумался о делах. Есть кое-какие затруднения с рудником, – наобум пробормотал он первое, что пришло в голову, а потом взял ее под руку и вновь повел по тропе.

Однако, сделав всего несколько шагов, она опять остановилась и участливо спросила:

– Как вы, Дэв? Как идет ваша жизнь? Было у вас хоть что-то хорошее?

Он не удержался от сардонической улыбки. Вот уже второй раз за день ему задают один и тот же вопрос.

– Я просто не мыслю подобными категориями, Алли.

– Вот уже десять лет вы не называли меня так, – заметила она, тихонько коснувшись его руки. – Мне вас не хватало, Дэвон. Я была бы рада, если бы вы, как раньше, почаще приезжали в Уайт-Оукс. Ваша мать была бы счастлива. Ну и, конечно, моя семья… Вы всегда желанный гость в Фэйрфакс-Хаузе.

– Вы говорите точь-в-точь как Клей. Он тоже все время пытается выманить меня из Корнуолла.

– Потому что мы скучаем без вас.

– Вы без меня скучаете как раз потому, что мы редко видимся. Если бы мы встречались чаще, моя компания очень скоро надоела бы вам до смерти.

– Это не так.

Дэвон взглянул на нее и вздохнул с облегчением, увидав в ее красивых золотисто-карих глазах лишь участие и заботу. Алисия была старым и верным другом. Ни за что на свете ему не хотелось бы причинить ей боль, но необходимо было прояснить их отношения.

– А знаете, мысленно матушка уже успела нас поженить, – полушутливо заметил он.

– Да, мне это известно.

– Вы всегда были мне прекрасным другом, Алисия. Надеюсь, так будет и впредь.

Прошла минута; она взяла его под руку. Дэвон опять попытался по лицу определить, о чем она думает. Алисия улыбалась, но эта улыбка показалась ему несколько натянутой.

– Дорогой Дэв, – сказала она, похлопав его по руке. – Я надеюсь, вы тоже навсегда останетесь моим другом.

– Можете на меня положиться. Некоторое время они шли рядом молча.

– Расскажите мне о Клее, – внезапно попросила Алисия. – То, что мне довелось услышать, просто ужасает. Это правда, что он правит пиратским кораблем под названием “Призрак” и спасает французских эмигрантов, перевозя их в Голландию?

Дэвон запрокинул голову и расхохотался.

– Это нечто новенькое, такого я еще не слышал!

Они пошли дальше, держась за руки и склонив головы друг к другу.

Никем не замеченная, Лили следила за ними со скамьи на залитой луной террасе. Смех Дэвона еще долго отдавался у нее в ушах после того, как они скрылись из виду. Хорошо, думала Лили, что Алисия Фэйрфакс прибыла как раз вовремя. Появление этой женщины помогло ей увидеть в истинном свете свое собственное свидание с хозяином: убогую, грязную интрижку, о которой невозможно было вспомнить без содрогания. Как же глубоко он должен ее презирать! Но это хороший урок, хотя и запоздалый. Она никогда его не забудет.

Хотя удушающая жара заставила ее покинуть комнату на чердаке, Лили почувствовала озноб. В груди у нее крепла ледяная решимость: очень скоро, пусть даже без гроша в кармане, она найдет способ покинуть Даркстоун

Глава 12

– На, Лили, держи.

– Что это?

– А на что похоже? На хозяйские простыни? Сунув в руки Лили корзину чистого белья, Энид Гросс захихикала. Ее подруга Руфь, погрузившая руки по локоть в глубокую лохань с мыльной пеной, оценила шутку по достоинству.

– Или на его ночную рубаху?

Теперь уже обе служанки, согнувшись пополам, покатились со смеху, пока Лили так и оставалась в оцепенении.

– Нет, это простыни Кобба, – объяснила Энид, наконец отсмеявшись. – Давай неси их к нему в дом, да приберись там. Хау так велела.

– Она велела мне убирать в доме мистера Кобба? Прямо сейчас?

– Вот-вот.

– Но она же сказала, что я должна помочь Доркас сбивать масло, когда закончу здесь, а потом мыть черную лестницу!

– Значит, тебе лучше поторопиться, – ухмыльнулась Энид. – Похоже, она тебя здорово загрузила работой, а?

Лили отвернулась прежде, чем они успели заметить, что она чуть не плачет. Не прислушиваясь к злобным смешкам, она поднялась по ступеням прачечной и остановилась во дворе. Послеполуденное солнце слепило глаза. Приложив руку щитком ко лбу, девушка несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и прийти в себя, но усталость тяжким камнем давила ей на плечи дни и ночи напролет, и не было сил стряхнуть ее с себя. Она исполняла свою работу как в тумане, тихо, послушно, словно онемев.

Подхватив корзину обеими руками. Лили вяло двинулась вперед по пыльной тропинке, по краям которой во множестве росли созревшие одуванчики. Их пушинки носились в воздухе, щекоча ей щеки. Две косули неторопливо пересекли аллею в двадцати шагах от нее и скрылись в зарослях папоротника, но Лили их даже не заметила, как не слыхала и беспокойного крика грачей в зарослях орешника у себя над головой. Мысли о Дэвоне Дарквелле не покидали ее ни на минуту: просто не хватало сил выбросить из головы воспоминание о нем.

Дамы возобновили свое путешествие, суета и волнение, вызванные их кратким визитом, вскоре утихли, и жизнь в Даркстоуне вновь вошла в обычную колею. Жизнь Лили тоже вернулась в прежнее русло: короткая идиллия закончилась, слуги больше не считали, что она находится под покровительством хозяина, и миссис Хау, не теряя времени, вернула ее к положению “прислуги за все”. Ее нагружали самой тяжелой, самой унизительной работой. Миссис Хау наслаждалась местью.

38
{"b":"11405","o":1}