ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, не найдут, не бойся, Сидни! Ей хотелось топнуть ногой, схватить его за плечи и встряхнуть хорошенько!

– Найдут. Неужели ты не понимаешь: тебе надо прятаться, а не бежать! А вот потом, как только мы найдем твоих родителей, все станет по-другому.

– Почему?

– Потому что… ну просто так уж мир устроен. Сейчас ты никто, но когда у тебя за спиной будут люди, причем влиятельные люди, все переменится, вот увидишь.

Вид у Майкла был недоверчивый, но он сказал:

– Ну хорошо, тогда я буду прятаться.

– Да! – Сидни обняла его. – Но только не там, – она указала на дверь. – Именно там они тебя ищут. Там слишком опасно.

– Тогда где?

– В моем мире. Вот уж где они ни за что не станут тебя искать! Оставайся прямо здесь, Майкл, и обещай мне, что ты не сбежишь. Оставайся здесь, поиграй с Гек-тором. Я скоро вернусь.

– Сидни…

– Обещай мне!

Ее умоляющие глаза и руки. сжимающие его пальцы, красноречивее всяких слов взывали о доверии.

– Ну хорошо, я обещаю.

Он растерянно заморгал, когда она в награду поцеловала его в губы.

– А что ты собираешься делать?

– Я собираюсь одеться и упаковать чемодан.

– И куда мы поедем? Должно быть. нечто подобное давно уже созревало у нее в уме, хотя сама Сидни не смогла бы сказать, как она до этого додумалась. Откуда ни возьмись в голове у нее возник целый план, законченный и стройный. – Мы едем в отель «Палмер-хауз».

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

– Мистер и миссис Вернон Таттл, Топека, Канзас. Майкл заполнил графу в книге регистрации печатными буквами, стараясь писать как можно аккуратнее и при этом не обращать внимания на человека за мраморной стойкой, следившего подозрительным взглядом за каждым штрихом его пера. Закончив работу, он перечитал написанное, и ему тотчас же захотелось все переделать. Запись выглядела фальшиво: человек за стойкой сразу поймет, что его обманывают.

– Добро пожаловать в «Палмер-хауз», мистер и миссис…

Книга регистрации лежала на круглой вращающейся подставке. Администратор повернул ее к себе и прочитал:

– …Таттл. Из Канзаса. Как поживаете? Как вам погодка нынче утром? Только что приехали?

В мозгу у Майкла не осталось ни единой мысли. Он с трудом выдавил из себя:

– Да. Хорошо. Спасибо. Сидни взяла его под руку и прижалась к нему.

– Скажи ему про комнату, Верн, – проговорила она негромко, но с таким расчетом, чтобы администратор непременно услышал. – Скажи ему, чего бы нам хотелось.

Майкл нервно откашлялся.

– Мы только что поженились, – продекламировал он заранее приготовленный текст. – Мы бы хотели…

– Что ж, поздравляю!

– Да. Спасибо, – сказал сбитый с толку Майкл. Ему пришлось начать все сначала:

– Мы только что поженились и хотели бы получить номер для новобрачных, но мы не заказывали его заранее.

Он осторожно выдохнул воздух, прислушиваясь к отзвуку своих слов и внимательно следя за администратором за стойкой. Не может быть, чтобы этот человек ему поверил. Он не нервничал так сильно, даже когда выпускал животных из зоопарка.

– Ах вот в чем дело! Да, тут могут возникнуть затруднения, – с грустью заметил администратор и начал перечитывать страницы регистрационной книги.

Сидни толкнула Майкла локтем в бок. Он посмотрел на нее в растерянности и лишь через секунду вспомнил, что надо говорить.

– Мы заплатим наличными и пробудем здесь целую неделю.

Администратор смерил его быстрым оценивающим взглядом, и Майкл порадовался, что на нем черный сюртук Филипа, его жилет, рубашка со стоячим воротничком и галстук с восточным орнаментом. Сидни сделала ему пробор посредине, замазала кровоподтек и заставила нацепить одну из запасных пар очков в серебряной оправе, принадлежавших профессору Винтеру. Если его кто-нибудь спросит, чем он зарабатывает на жизнь, он должен был ответить: «Скотоводством».

– Надеюсь, вы сможете нас разместить, – вмешалась Сидни.

Она говорила жеманным, каким-то чирикающим голосом, совершенно не похожим на ее обычный голос, и выглядела очень непривычно в нелепой шляпке с вуалью, позаимствованной у тети. Майкл боялся на нее взглянуть. Он мог бы засмеяться и все испортить.

– Я всегда мечтала остановиться в вашем отеле, – томно продолжала Сидни. – Я уверена, что нам здесь понравится. А потом ты смог бы устраивать здесь свои съезды, Берн. Съезды Ассоциации скотоводов Топеки, – доверительно пояснила она клерку. – Их раньше проводили в «Ришелье», но я нахожу тот отель слишком помпезным. Ему это на пользу не идет. Зато здесь…

Она окинула мечтательным взглядом громадный, гулкий, обильно украшенный живыми растениями вестибюль с колоннами белого мрамора, подпирающими потолок, с фонтаном посредине, шумящим, как настоящий водопад.

– Здесь чувствуется подлинный шик.

Это добило администратора окончательно, хотя Майкл так и не понял, почему это случилось. Не успел он оглянуться, как коридорный в пурпурной униформе подхватил оба их чемодана («Остальное нам пришлют», – с доверительной улыбкой шепнула Сидни администратору) и провел их по затянутому коврами полу к выкрашенной в золотистый цвет клетке. Майкл понял, что это лифт, только когда кабина дернулась и начала подниматься. Хорошо, что ему уже однажды довелось покататься на лифте вместе с Сэмом, а не то он мог бы выкинуть какую-нибудь глупость. Сидни схватила его за руку, и он вспомнил, что она боится высоты. Ее страх заставил его забыть о своем собственном. Майкл обнял ее обеими руками (ну и пусть коридорный смотрит!), а она наградила его благодарной улыбкой.

Их комната оказалась роскошной. Не одна комната, а две, нет, даже целых три, если считать ванную. Сидни сказала коридорному, что они хотят на завтрак, и попросила принести завтрак в номер. Майкл дал ему на чай, и коридорный удалился.

Как только дверь за ним закрылась, они дружно расхохотались. Майкл понимал, что сказывается напряжение: на самом деле ничего смешного не произошло. Они заглянули во все комнаты. Сидни кружилась, раскинув руки, перебирала вещи и поминутно восклицала:

– Смотри, что тут у нас! Ой, еще и это… и еще вот это…

У них была гостиная, заставленная массивной, обитой бархатом мебелью, с картинами на стенах. В ванной стояла огромная ванна – величиной с кровать, и повсюду белый кафель, мраморная раковина с золотыми ручками, толстые, как подушки, полотенца и зеркала на стенах. Спальня была почти такой же просторной, как гостиная, а кровать в ней была необъятного размера.

– Величиной с Канзас, – улыбнулась Сидни, и они опять рассмеялись. Сидни первая пришла в себя.

– Я должна позвонить Филипу, – сказала она и взяла в руки свою сумочку, которую раньше кинула на кровать.

– Ты же оставила ему записку!

– Да, но я хочу сказать ему, что мы здесь, что с нами все в порядке.

– Ты хочешь рассказать ему, где мы находимся?

– Я еще не знаю. Может быть.

– Мне пойти с тобой?

– Нет, оставайся здесь. Ты вообще не должен выходить отсюда, Майкл. Никто не должен тебя видеть.

– Ладно, – торопливо согласился он в надежде, что теперь она перестанет хмуриться. – Вот и хорошо! Сидни взяла ключ от комнаты и вышла. Когда она вернулась, Майкл сразу заметил, что она расстроена, но делает вид, будто все в порядке. Ему пришлось по кусочкам вытягивать из нее всю историю.

– Он не проявил понимания, – неохотно призналась Сидни, опустившись в одно из необъятных бархатных кресел в гостиной. – Он сказал, что я сошла с ума.

Кресло было слишком велико для нее, она показалась Майклу маленькой девочкой, подавленной и разочарованной.

– Поэтому я и не сказала ему, где мы, – продолжала она. – Просто сказала, что в надежном месте, и все. Он стал на меня кричать, и я повесила трубку.

– Ты боишься, что он расскажет полиции?

– Нет, но он может рассказать тете. Майкл кивнул с пониманием: рассказать тете было бы еще хуже, чем рассказать полиции.

– А главное, он непременно приехал бы сюда за мной, чтобы заставить меня вернуться.

59
{"b":"11408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Магическая сделка
Человек, который приносит счастье
Метро 2033. Переход-2. На другой стороне
Никогда не сдавайтесь
Вам нужен бюджет. 4 правила ведения личных финансов, или Денег больше, чем вам кажется
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Русская канарейка. Трилогия в одном томе
Английский для дебилов
Каждому своё 3