ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Предпоследним свидетелем обвинения был 0'Фэллон.

– Он был как животное. Поначалу его приходилось держать в клетке, потому что он все время норовил кого-нибудь укусить. Я ни на минуту не расставался со своей дубинкой, когда его охранял: каждый раз проверял, при мне ли она. Для самозащиты. И я старался никогда не поворачиваться к нему спиной.

– Чем это было вызвано? – спросил мистер Меррик.

– Да он на меня страх наводил! Вечно молчит, слова от него не услышишь, и взгляд у него был такой, будто он медведь, а меня приготовили ему на обед. Между прочим, им пришлось чуть ли не морить его голодом, чтобы заставить есть вареное мясо: он предпочитал сырое. Я видел, как он ест жуков. Пришлось учить его пользоваться туалетом. Он продолжал спать на полу, даже когда ему дали кровать. Ложился, свернувшись на груде одеял, как собака. Нет, он хуже, чем животное. Присяжный, за которым следил Майкл, зажал себе рот ладонью, его плечи были напряжены, в глазах светилась тревога. Майклу хотелось обернуться и взглянуть на лицо Сидни. Но он не повернул головы, страшась того, что мог бы увидеть.

Ненависть к 0'Фэллону поднималась к его горлу подобно тошноте. Он вспоминал каждый удар, каждый пьяный пинок и грязное ругательство, как будто все это было вчера. Возможно, 0'Фэллон прав: он действительно дикарь. Но он не животное. Животные не убивают себе подобных, а его одолевала неистовая кровавая жажда убить 0'Фэллона.

– Итак, сэр, вы засвидетельствовали, что не доверяли подсудимому и боялись его. Имел ли место случай, когда ваши страхи обрели реальное подтверждение? –А? – Он когда-нибудь нападал на вас? – Да. В тот самый вечер, когда профессор Винтер меня уволил. Об этом писали в газетах.

– Расскажите нам своими собственными словами, что случилось в тот вечер.

– Конечно. Я принес ему ужин, но еда ему пришлась не по вкусу, и он попытался меня убить. Бросился на меня, как сумасшедший, брызгал слюной, рычал и щелкал зубами. Ну я подумал, все, конец мне пришел. Он вырвал у меня из рук дубинку, так что же мне оставалось делать? Я взялся за пистолет. Хорошо, что я был вооружен, а то не говорить бы мне сегодня с вами,

– Вы выстрелили в обвиняемого во время столкновения?

– Да, сэр. Я хотел его только припугнуть, вот и прицелился в руку. Так мне же еще и досталось! Профессор сказал, что будто бы это я на него напал – вы можете себе такое представить? – и уволил меня тут же на месте.

Когда пришла очередь мистера Осгуда задавать вопросы, весь зал затаил дыхание. Если бы Майкл и без того не понял, напряженная, выжидательная тишина, наступившая в зале, подсказала бы ему, что настал решающий момент. Лживые показания 0'Фэллона нанесли ему страшный вред, и теперь надо было использовать единственный и последний шанс, чтобы оправдаться.

– Чем вы зарабатываете на жизнь в настоящий момент, мистер 0'Фэллон? – начал адвокат.

При этом низенький и сутуловатый мистер Осгуд подошел поближе к свидетельскому креслу. 0'Фэллон рядом с ним показался всем великаном. Майклу вдруг пришло в голову, что адвокат сделал это нарочно.

– Я работаю в закусочном заведении на Двадцатой улице.

– Ах вот как, в закусочном заведении. Не идет ли случайно речь о портовом салуне «Грязная вода»?

– Да, ну и что?

– С вашего позволения, вопросы буду задавать я. Какую работу вы выполняете в данном закусочном заведении, сэр?

– Слежу за порядком. Чтобы все было тихо и как положено.

– Вы работаете вышибалой? 0'Фэллон злобно поглядел на него, потом кивнул.

– Это означает «да»?

–Да.

– Благодарю вас. У вас имеется опыт работы по данной специальности, не правда ли?

– Не помню. Да, может быть.

– В сущности, ваш послужной список включает в себя целый ряд весьма экзотических должностей. До недавнего времени вы были профессиональным боксером, не так ли?

– Ну и что?

– Вплоть до прискорбного инцидента на ринге с мистером 0'Мэлли.

Лицо 0'Фэллона приняло багровый оттенок. Майклу показалось, что он сейчас вскочит со стула и вцепится в глотку мистеру Осгуду.

– Слушайте, никто ничего не доказал против меня, вам ясно? У этого чемпиона мозги были стеклянные! Я не виноват, что он отдал концы!

Мистер Меррик вскочил и принялся выкрикивать возражения. Судья их поддержал и потребовал, чтобы присяжные не обращали внимания на последний ответ свидетеля. Он сделал предупреждение мистеру Осгуду. Тот повесил голову и напустил на себя покаянный вид. Но, подойдя к столу, чтобы взять свои записи, он незаметно подмигнул Майклу.

– Мистер 0'Фэллон, до того, как вы начали работать у профессора Винтера, вы служили в Чикагском университете, это верно?

– Да.

– В качестве сторожа или привратника, я полагаю?

–Да.

– Расскажите нам, что вы делали непосредственно перед тем, как получили эту должность. 0'Фэллон подозрительно прищурился. – Я заведовал баром в одной таверне. – Как она называлась? – Я не помню. – Где она находилась? – На западной стороне. – На какой улице?

– Не помню.

– Нет? Давайте посмотрим, не удастся ли мне освежить вашу память. У меня в руках копия заявления о поступлении на службу, которое вы заполнили перед тем, как занять место сторожа в университете. В качестве последнего места работы вы указали таверну Мак-нулти на улице Президента Ван Бьюрена. Вам знакомо это название?

– Да, это она. Точно, Макнулти на Ван Бьюрена. Теперь я вспомнил.

– Именно эту должность вы занимали непосредственно перед тем, как поступили на работу в университет?

– Верно.

– Вы в этом твердо уверены?

– Да, я уверен.

– А если я скажу вам, что располагаю сведениями о подлинном месте вашей последней работы? Каков будет ваш ответ? Вы служили санитаром в приюте Святой Екатерины для умалишенных, не так ли?

0'Фэллон заерзал на месте и ничего не ответил. Майкл заметил, что мистер Меррик, сидевший за столом справа от него, опустил голову на руку.

– А если я вам скажу, что у меня имеются письменные показания доктора Джеймса Коулмена, главного врача приюта Святой Екатерины, данные под присягой? В этом документе он утверждает, что вы были уволены с работы – я цитирую – «за многочисленные случаи халатности, грубого и жестокого обращения с пациентами, включая рукоприкладство». Может быть, вы мне скажете, что доктор Коулмен… Что вы скажете, сэр? Что он заблуждается? Лжет?

– Протестуй, – еле слышно подал голос мистер Меррик.

– Отклоняю.

– Итак, мистер 0'Фэллон?

– Я не помню.

– Чего вы не помните?

– Ничего о приюте Святой Екатерины.

– Вы не помните, что работали там?

– Не помню.

– Как насчет отбывания шестимесячного срока в Чикагской исправительной тюрьме за оскорбление действием два года назад? Это вы помните?

– Нет.

0'Фэллон в отчаянии взглянул на мистера Меррика, но прокурор промолчал.

– Вы перенесли какую-нибудь мозговую травму, мистер 0'Фэллон, которая могла бы объяснить эти странные выпадения памяти? Может быть, за время вашей боксерской карьеры?

Прежде чем мистер Меррик успел возразить, судья очень мягко сказал:

– Ну ладно, хватит.

И когда люди в зале засмеялись, он не стал призывать их к порядку.

– Я снимаю вопрос, ваша честь. Полагаю, что это все. У меня больше нет вопросов к свидетелю.

У мистера Меррика тоже больше не было вопросов к этому свидетелю.

* * *

Когда Сидни явилась в суд утром последнего дня, предоставленного обвинению для допроса свидетелей, мистер Осгуд предложил ей вернуться домой, не дожидаясь начала слушания.

– А еще лучше отправляйтесь за покупками, – посоветовал он. – Сделайте так, чтобы с вами невозможно было связаться.

– Зачем это нужно? – удивилась она.

– На тот крайний случай, если Меррик вдруг вздумает вызвать вас свидетелем в последнюю минуту. Я не вижу никаких разумных причин для этого, но, когда прокурора в суде загоняют в угол, он в отчаянии может решиться на что угодно. Вряд ли он зайдет так далеко, чтобы вызывать вас повесткой, но если вы будете сидеть на расстоянии вытянутой руки от него, искушение может оказаться слишком велико. Поэтому вам лучше незаметно исчезнуть. Что-то мне подсказывает, что меньше всего на свете, миссис Дарроу, вам хотелось бы оказаться в свидетельском кресле.

77
{"b":"11408","o":1}